Впереди Европы всей. Динамика роста валового продукта Вологодчины уступает только китайской

Однако безудержный оптимизм по поводу параметров бюджета Вологодской области на ближайшие три года основывается не столько на собственных доходах, сколько на ожиданиях поддержки федеральной казны, собирающейся «нахлобучивать» вологодские компании. Ну, а ожиданиям рядовых граждан по поводу роста заработной платы, похоже, основываться не на чём…

Фото: пресс-служба губернатора Вологодской области

Накануне Совет по разработке и реализации государственных программ Вологодской области и повышению эффективности бюджетных расходов под председательством главы региона Олега Кувшинникова рассмотрел предварительные характеристики областного бюджета на 2022 год и плановый период 2023–2024 годов.

ВРП на пути к триллиону

Итог — все госпрограммы региона приняты в полном объеме. Главный финансовый документ Вологодчины признан сбалансированным по доходам и расходам. Чуть позже, чем президент страны, но вологодский губернатор тоже сделал вывод, что подведомственный ему регион «преодолел последствия кризиса, связанного с пандемией коронавируса, экономика устойчиво растет». А накопленная финансовая «подушка безопасности», уверен Олег Кувшинников, позволит реализовать все взятые на себя социальные обязательства, сформировать бюджет развития и преодолеть возможные риски.

Релиз о мероприятии сопровождает любопытная инфографика, которую мы вынесли в качестве иллюстрации этой статьи. На схеме не трудно заметить бодрый рост (+3,8%) динамики валового регионального продукта (ВРП), который в 2020–2021 годах несмотря на пандемию растёт быстрее не только вялого российского ВВП (всего-то +1%), но и ушедшего в глубокий «минус» европейского. Экономика Вологодчины растёт быстрее американской (+3.1%), уступая только недостижимому (и умом непостижимому) драйву социалистического Китая с его 11% роста ВВП.

Прогнозируется, что в период с 2022 по 2024 год, индекс промышленного производства в области будет расти по 1,5–2% в год, объёмы переработки древесины будут прибавлять по 4–5%, металлургическое производство — по 1,2–2,5%, выпуск удобрений и химической продукции с нынешних рекордных объёмов продолжит расти примерно на один процент каждый год. Ожидается, что строительный комплекс региона даст ежегодную прибавку порядка 3%, будут расти и стагнирующие сейчас объемы выпуска сельхозпродукции.

«Что касается валового регионального продукта, по нашим прогнозам, к 2024 году этот показатель превысит один триллион рублей. Это будет рекорд. Такую цель мы для себя ставим!» — заявил Олег Кувшинников.

Хотя на самом деле, как призналась уходящая на работу в Государственную Думу начальник департамента финансов Валентина Артамонова, её ведомство разработало три сценария развития бюджетной ситуации: негативный, базовый и оптимистичный.

По базовому сценарию, при запланированных расходах областного бюджета в 86 млрд руб. бюджетный дефицит составит почти 5 млрд. Его должна покрыть накопленная в этом году к выборам финансовая «подушка безопасности» в 36 млрд руб.

Приоритеты бюджетной политики

Что касается негативного сценария, то заложенные в нём риски Артамонова не проговаривает за исключением упоминания об отмене с 1 января 2023 года института консолидированной группы налогоплательщиков, что отразится на уплате налога на прибыль. Надо предполагать, что до настоящего времени (судя по бюджетным успехам Вологодчины) КГН, которым пользуются «Северсталь» и ФосАгро, был благоприятен для региона. Что будет дальше — не очень понятно. Артамонова настаивает, что областной бюджет не потеряет в отчислениях. Вероятно, она что-то знает по этому поводу.

Так же, вероятно, не могут не нервировать областную власть и намерения федерального правительства «нахлобучить» главных налогоплательщиков региона по налогам на добычу полезных ископаемых и налогу на прибыль (во втором случае, если они не уймутся со своей щедростью в выплате дивидендов и не увеличат инвестиции). Все эти планы способны повлиять на доходы областного бюджета.

Зато у федерального бюджета, проект которого на 2022–2024 годы был одобрен накануне, всё настолько «в шоколаде», что Белый дом даже решил досрочно профинансировать в 2021 году на 0,9 трлн руб. плановые расходы следующей «трехлетки», в том числе — докапитализировать ВЭБ, «Автодор» и «Ростех».

На таком фоне невольно задумаешься о том, что перевод главного финансиста области в депутаты Госдумы был совсем не случаен. Похоже, что центр покрытия всех возможных рисков бюджета сейчас плавно перемещается из офисов крупнейших компаний Вологодской области в лоббистские кулуары федеральной власти. Собственно, на совещании Валентина Артамонова сама сформулировала свою главную депутатскую задачу: «обеспечить приток федеральных инвестиций для реализации различных программ».

«Наша задача — сохранить приоритеты бюджетной политики, направленные на безусловное выполнение взятых на себя социальных обязательств перед жителями Вологодской области. Еще одна ключевая задача — сформировать эффективный бюджет развития, направленный на социально-экономическое преобразование территории, повышение инвестиционной привлекательности региона, продолжение капитальных ремонтов, реконструкции и строительства объектов социальной сферы, дорожной и транспортной инфраструктуры», —заявил глава региона Олег Кувшинников.

По итогам совещания было определено, что бюджет развития региона на период 2022–2024 годов прогнозируется в размере 38,8 миллиардов рублей. Большая часть этих средств — 28,8 миллиардов рублей — будет направлена на дорожную отрасль. Кроме того, 3,3 миллиарда рублей составят ассигнования на развитие здравоохранения, 2,3 миллиарда — сферы образования, 1,4 миллиарда — культуры, 1,2 миллиарда — на строительство и модернизацию спортивных объектов и так далее.

А зарплата?

О доходах населения региона, которое должно, по идее, пользоваться плодами реализации развития Вологодчины не было сказано ничего. В отличие даже от федеральных прогнозов, согласно которым рост реальных располагаемых денежных доходов домохозяйств должен быть на уровне 2,4–2,5% в год при большем (около 2,8–3,1% год к году) приросте оборота розницы и платных услуг населению. С учётом инфляции можно сделать вывод, что Минфин предполагает или продолжение сильного роста закредитованности домохозяйств, или продолжение снижения нормы сбережений россиян, или и то и другое.

Между тем, как только что сообщило РИА Новости со ссылкой на исследование Работа ру, только 4% россиян считают свою зарплату «справедливой». Почти четверть опрошенных заявили, что их зарплату надо увеличить на 10–30%, почти треть, что им недоплачивают от 30 до 50%, а ещё четверть считают, что их доходы «в два и более раза ниже» справедливого уровня.

Никто ничего запредельного не просит. Медики в среднем назвали справедливой зарплату в 84 тысячи рублей, учителя — в 76 тысяч, IT-специалисты — в 122 тысячи рублей, строители — в 112 тысяч рублей, транспортники — в 96 тысяч рублей. Ничего особенного — обычные восточноевропейские зарплаты в интервале «тысяча долларов — тысяча евро». У айтишников — чуть побольше.

Но работодатели — те самые, что наполняют разного рода «бюджеты развития» и отбрехиваются от Еврокомиссии, полагающей низкие зарплаты в России демпинговым преимуществом, считают нормальной существующую ситуацию, когда их работники работают за гроши.

При этом люди, как показали выборы, совершенно лояльны, послушно делают то, что им говорит телевизор. Тем самым подтверждая правоту работодателей, благодарных начальству, помогающему им ставить людей в ситуацию, когда они соглашаются на работу с оплатой ниже той, которую считают справедливой.

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.