«Резиновый» бюджет. В этом году губернатор Кувшинников ожидает «абсолютного рекорда» в поступлении налогов

Такого с бюджетом Вологодской области никогда не было. И, возможно, никогда больше не будет.

Фото: strategy24.ru

Накануне во время оперативного совещания при главе региона заместитель губернатора, начальник департамента финансов Вологодской области и кандидат в депутаты Государственной Думы Валентина Артамонова заявила о том, что отчётливо наблюдает «восстановительные процессы» в экономике региона.

Три источника и три составных части бюджета

В доказательство своих слов Артамонова привела динамику наполнения регионального бюджета: по состоянию на 1 августа доходная часть бюджета области исполнена в сумме 80,4 млрд рублей, или на 74% к годовому плану. Годовые бюджетные назначения по налогам на совокупный доход за семь месяцев исполнены уже на 96,5%. В плановом режиме поступают акцизы, налог на доходы физических лиц и налог на имущество организаций.

Стало уже общим местом говорить о том, что Вологодская область является маленькой «моделью» остальной России — она похожа на неё не только очертаниями своих административных границ, но и ходом основных процессов, включая экономические. Экономика региона — в значительной степени слепок экономики страны: в основном сырьевой, рентной, основанной на индустрии, принадлежащей крупному бизнесу или государству. Такая жёсткая, малоповоротливая структура весьма устойчива к кризисам.

Именно поэтому пандемия коронавируса оказала на экономику России минимально-негативное воздействие.

То же можно сказать и об экономике Вологодской области, которая, несмотря на все благие пожелания о диверсификации и инновациях, продолжает базироваться на трёх китах: металлургии, производстве минеральных удобрений и лесной отрасли. Именно эти «киты» и дали основной налоговой прирост на фоне благоприятной конъюнктуры, вызванной главным образом оживлением экспорта.

По данным той же г-жи Артамоновой, наибольшие значения поступлений в бюджет региона сохранились за металлургическим производством. За январь-июль текущего года металлурги перечислили в бюджет практически 20,5 млрд рублей, обеспечив 60% прироста налоговых доходов бюджета. Более чем в три раза увеличились поступления от химической отрасли, составив за отчетный период 4,6 млрд рублей.

Перечисления налогов от лесопромышленного комплекса, постепенно догоняющего металлургию и химию, возросли к уровню прошлого года в два раза. Финансовый сектор и операции с недвижимостью дали прирост налоговых поступлений на 33%, торговля — на 26%, электроэнергетика — на 18%, строительство — на 8%. В плюсе оказались и сельское хозяйство, и сектор информатизации, правда, в основном благодаря бюджетной поддержке.

Комментируя эти цифры, губернатор Олег Кувшинников высказался в том смысле, что правительство области всего лишь выполнило поставленную им, губернатором, задачу — достичь докризисных показателей наполнения бюджета региона. Для этого, по словам главы региона оказалось достаточно «открыть экономику в период пандемийных ограничений». На сегодняшний день, напомнил Кувшинников, индекс закрытости экономики самый низкий в стране — 0,1 процента.

Удивительный год

И вот, радуется губернатор, «сегодня наша промышленность, малый и средний бизнес вышли на докризисный объем производства товаров и услуг». Хотя на самом деле крупная промышленность никакого кризиса скорее всего просто не заметила, если не считать проблемы с обеспечением инфекционной защиты персонала. Рост спроса, цен, ускорение инфляции (которое в значительной степени способствует росту налоговых поступлений) — вот главные драйверы экономических успехов. Причём не только в Вологодской области. Эксперты прогнозируют для всей экономики страны в этом году рост на уровне 3,9%.

Но уже в следующем, 2022 году, согласно тем же прогнозам, рост ВВП России замедлится до 2,5% — помимо эффекта высокой базы 2021 года этому будут способствовать замедление роста внешнего спроса, стагнация внутреннего спроса. А также сама структура отечественной экономики, обеспечивающая её относительную устойчивость, но ограничивающая рост.

Особенно в наиболее мобильном (и близком к конечному потребителю — населению) секторе малого бизнеса. Не случайно Forbes, изучивший данные СПАРК-Интерфакс (агрегирует сведения Федеральной налоговой службы), назвал 2021 год «Годом умирающего бизнеса». Особенно плохо обстоит дело с индивидуальными предпринимателями — их убыль началась ещё в 2020-м году, а в этом ускорилась в восемь раз.

За семь месяцев 2021 года ликвидировались 576 000 ИП, а открылись — всего 446 000 (в расчет не входят ИП, которые за январь-июль были и созданы, и ликвидированы). Таким образом общее количество ИП сократилось на 130 000 или на 4%. Всего в России сейчас зарегистрированы 3,6 млн индивидуальных предпринимателей.

До этого, напоминает издание, столь массово ИП в России сокращались лишь в 2013 году, когда правительство удвоило для их владельцев ставки страховых взносов.

В целом, индивидуальных предпринимателей в этом году стало меньше практически во всех отраслях экономики: в торговле, строительстве, сельском хозяйстве, добыче, обрабатывающей промышленности, энергетике, транспорте, финансах, гостиничном и ресторанном бизнесе и других услугах. Но особенно убыль ИП заметна в парикмахерских и салонах красоты, среди таксистов и в автосервисе.

Пытаясь выжить в неблагоприятных условиях, индивидуальные предприниматели либо уходят в тень, либо перерегистрируются в самозанятых, либо бросают бизнес и пытаются устроиться на работу по найму в крупной частной или госкомпании.

102 борща на 10 лет

Поэтому радость губернатора оттого, что «по итогам года будет достигнут абсолютный рекорд поступления налогов в бюджетную систему региона», кажется слегка преждевременной. Возможно, конечно, что, как говорит Олег Кувшинников, «такого никогда не было». Но также вполне вероятно, что «такого» может больше никогда не быть.

Бюджет, если и «резиновый», то сделан он из весьма жёсткой «резины» — в наших условиях его можно «растягивать», наполняя новыми налоговыми доходами, только до определённого предела, ограниченного источниками этого пополнения.

Кроме того, положа руку на сердце, стоит признать, что даже нынешние экономические и бюджетные успехи не сделали богаче основную часть населения — и в стране, и в регионе. Реальные доходы россиян не растут уже 10 лет. Эта стагнация подтверждается и разовыми президентскими выплатами, и так называемым «индексом борща», который не меняется в России с 2010 года: тогда среднестатистические месячные доходы позволяли россиянину приготовить 102 борща (исходя из стоимости «борщевого набора»), 102 борща и не больше он может себе позволить и сейчас. Имея в среднем 35 200 руб. в месяц, из которы.

15,2% уходит на налоги и другие обязательные платежи. Кстати, 10 лет назад на это уходило 13–14% от доходов, т. е. государство стало забирать себе больше...

Сергей Авдеев
СамолётЪ
strategy24.ru

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.