Без права на ошибку. Банкротство управляющих компаний хотят приравнять к мошенничеству

За новой инициативой вологодского Заксобрания, озвученной его спикером Андреем Луценко накануне, могут стоять лоббисты ресурсоснабжающих организаций.

Фото: usinsk.online

Во вторник, 14 мая, на сайте Законодательного собрания Вологодской области появилось сообщение о поправках в Жилищный кодекс, разработанных депутатами Законодательного Собрания Вологодской области. В нём со ссылкой на слова спикера Заксобрания Андрея Луценко, представленного в качества «одного из авторов» законопроекта, сообщается о предложении ужесточить процесс лицензирования управляющих компаний.

«Лицензия не будет выдана управляющей компании, в которой учредитель, руководитель или его заместитель, а также главный бухгалтер занимали упомянутые должности в компаниях, находящихся в процедуре банкротства или обанкротившихся менее трех лет назад», — цитирует ресурс председателя Законодательного Собрания.

Если верить Луценко, поводом для законодательной инициативы, которую депутаты должны рассмотреть на ближайшей сессии, стали результаты лицензионного контроля в Череповце, выявившего «несколько случаев, когда владельцы управляющих компаний, находившихся в процедуре банкротства из-за многомиллионных долгов перед ресурсоснабжающими организациями, создавали новые УК и беспрепятственно получали лицензию на управление многоквартирными домами».

«Принцип их работы не менялся: с жильцов собирали деньги за коммунальные услуги, копили долги перед ресурсниками, банкротились», — утверждает Андрей Луценко.

Громкое заявление сразу вызывает несколько вопросов.

Для начала, каким образом предметом лицензионной проверки стало наличие или отсутствие задолженности УК перед РСО? В перечень проверяемых лицензионных требований финансовое состояние субъектов управления МКД не входит. То есть в данном случае Государственная жилищная инспекция, похоже, действовала в порядке частной инициативы. Или её интерес был инспирирован заинтересованной стороной — ресурсоснабжающими оранизациями (РСО)?

Но, с другой стороны, уже около трёх лет УК исключены из системы расчётов между собственниками (нанимателями) жилья и РСО. Оплата за ресурсы, использованные жителями, теперь напрямую поступает ресурсоснабжающим организациям. Но не секрет, что у части УК остаются задолженности прошлых периодов, когда они на самом деле вынужденно являлись посредниками между жителями и РСО, пропуская через себя многомиллионные суммы платежей и платя с них налоги, чтобы в итоге оказаться на грани банкротства.

В своё время руководителям практически всех крупных УК Череповца, имевших задолженности перед РСО (главным образом, перед «Газпром теплоэнерго Вологда»), были предъявлены обвинения в мошенничестве. После долгих разбирательств все возбуждённые уголовные дела были закрыты судами, а обвинения сняты.

Инициатива же вологодских областных законодателей предполагает дополнительное наказание для учредителей и руководителей УК, аналогичное тому, что применяется к уличённым в мошеннических действиях, но без необходимости доказательства вины в суде. Теперь, чтобы получить фактический запрет на профессию, достаточно самого факта банкротства предприятия.

Суть такого подхода, выхолащивающего саму идею банкротства, как процедуры, призванной оздоравливать бизнес, чтобы дать ему второй шанс, в разговоре с Самолётом лаконично выразил представитель одной из РСО: «Если ты не умеешь управлять бизнесом, то и не берись!»

«Похоже, таков ответ на наши обращения по поводу процедуры банкротства, которая реализуется в Вологодской области, — заявил Самолёту один из руководителей группы УК „Олимп“ Сергей Васюнов. — Мы обращались и к Токареву (Виктор Токарев, руководитель ГЖИ Вологодской области — СамолётЪ), и к профильному заместителю губернатора. Говорили, что процедура банкротства по-череповецки — это вообще вещь уникальная. РСО денег почти не получают, а все средства уходят на оплату конкурсного производства. Говоришь конкретному кредитору, „давайте лучше мы вам напрямую заплатим“, получаешь отказ».

Сергей Васюнов считает, что поправки в ЖК, если они будут приняты, станут поводом для дополнительного давления на бизнес, особенно, если в этом будут заинтересованы силовые структуры. Как показывают последние уголовные дела в отношении предпринимателей (например, руководства BaringVostok), силовики могут превратить любой спор хозяйствующих субъектов в факт «группового мошенничества в особо крупном размере».

«Я считаю, что должно всё-таки быть решение суда, — говорит руководитель группы УК „Жилремстрой“ Галина Маврина. — Зёрна от плевел надо всё-таки отделять. И мошенничество от обстоятельств непреодолимой силы, той системы, которая была. Сейчас, с прямыми расчётами и договорами между жителями и РСО мы наконец вздохнули с облегчением. Но я не уверена, что ресурсники не попытаются развернуть ситуацию в обратную сторону: уж очень им удобно было работать с нами и очень неудобно работать напрямую с населением».

Некоторые опрошенные Самолётом представители УК всерьёз считают, что последняя инициатива Заксобрания — это преамбула возврата прежней роли управляющих компаний как платёжных посредников РСО, заранее ужесточающая формат будущих отношений.

«Ничего загадывать невозможно, — говорит Галина Маврина. — Я не уверена в завтрашнем дне абсолютно. К сожалению!»

Марина Мельникова
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.