Телеграм-канал Самолёта — подписывайтесь!

Обратная сторона Луны. Как банкротство управляющих компаний становится наиболее выгодным бизнесом в Вологодской области

Губернатор Вологодской области бьёт тревогу: регион становится всероссийским «кладбищем» для банкротящихся компаний. СамолётЪ на примере одной череповецкой УК посмотрел, насколько выгоден бизнес по «закапыванию» бизнеса...

Фото: time56.ru

Накануне в Череповце по инициативе конкурсного управляющего прямо у офиса группы УК «Олимп» были арестованы автомобили двух учредителей четырех управляющих компаний холдинга, находящихся в процедуре банкротства.

Формальным поводом для ареста стало решение апелляционного суда, отклонившего протест руководства «Олимпа» на претензии конкурсного управляющего к выплате дивидендов и зачету требований кредиторов по одной из четырёх компаний.

Несмотря на то, что представители «Олимпа» просили конкурсного управляющего Юрия Борискина (хорошо известного в Череповце, где он уже обанкротил не одну УК), сотрудника московского адвокатского бюро «Казаков и Партнёры», дождаться решения последней — кассационной судебной инстанции, он остался непреклонен. Учитывая, что в тот же день в офисе «Олимпа» должно было состояться заседание совета кредиторов, акцию с появлением судебных приставов, арестовавших два автомобиля и оставивших их владельцам на «ответственное хранение», можно расценивать как показательную, призванную продемонстрировать эффективность конкурсного управления.

Вот об этой «эффективности» нам давно хотелось поговорить...

«Столица льна, масла и... банкротств»

В этом году впервые демография вологодского бизнеса ушла в отрицательную область: в регионе «умерло» больше субъектов малого и среднего бизнеса, чем было зарегистрировано новых. Отчасти, признал Олег Кувшинников в ежегодном инвестиционном послании, своё пагубное влияние на ситуацию оказал общий деловой климат, нуждающийся в улучшении на федеральном и региональном уровне. Но у Вологодской области есть ещё одна удивительная особенность, отрицательно влияющая на бизнес-статистику: регион неожиданно стал настоящей «меккой» для желающих обанкротить предприятие — своё или чужое.

Попробуйте открыть в поисковике слово «банкротство» — прежде, чем доберётесь до ссылки на соответствующую статью Википедии, обязательно наткнётесь минимум на четыре рекламные объявления компаний, предлагающих соответствующие услуги. Это сигнал — на Вологодчине работает целая индустрия, проворачивающая через свои жернова десятки миллионов, а то и миллиардов рублей. Точной величины оборотов этого внешне легального, но реально сильно засекреченного бизнеса, не знает никто.

Чтобы хотя бы отдалённо представить себе масштаб, СамолётЪ обратился к недавней истории с банкротством нескольких управляющих компаний, входящих в систему известной в Череповце группы УК «Олимп».

Надо сказать, что в группу УК «Олимп» входят 9 управляющих компаний. Все они находились в одинаковых финансовых условиях в 2015 году (либо на момент принятия решения о банкротстве УК). Сегодня 5 предприятий, которых не коснулась рука внешнего управляющего, полностью рассчитались с кредиторами. А 4 банкротных предприятия так до сих пор и не погасили свои долги.

Четыре ЖЭУ

Сегодня никто не скрывает, что «приговор» четырём ЖЭУ «Олимпа» за №№ 3, 4, 6 и 8 был вынесен в 2015 году уже после краха крупных управляющих компаний «Металлург» и «Комфорт», долги которых только перед теплоэнергетиками «Газпрома» исчислялись сотнями миллионов рублей. Руководство ООО «Газпром теплоэнерго Вологда» подало в суд требования безусловного погашения задолженности ещё к ряду управляющих компаний. А бывшее руководство города поддержало идею их банкротства. В числе обречённых оказались и четыре ЖЭУ «Олимпа».

По словам одного из руководителей группы компаний Сергея Васюнова, представители «Олимпа» неоднократно предлагали найти взаимоприемлемую формулу решения проблемы.

— Дело в том, что вся наша задолженность перед ООО «ГТВ» — это долги населения, — поясняет Васюнов. — Они нами «просужены» — т. е. получены решения судов, возбуждено исполнительное производство. И рано или поздно все деньги (по разным оценкам это от 26 до 28 млн руб.) были бы возвращены ресурсникам. Требовалось только время. Но, к сожалению, наши партнёры ждать отказались.

В результате ЖЭУ попали под процедуру конкурсного производства, а денежные средства стал контролировать конкурсный управляющий. Тот самый, который в свое время вёл производство и в отношении УК «Металлург».

«Денежный круговорот»

А отстраненные от контроля над своими предприятиями руководители «Олимпа» с изумлением стали наблюдать за «круговоротом денег в природе».

— Нам нужно было всего около года, чтобы полностью рассчитаться с энергетиками, — говорит директор по финансам «Олимпа» Татьяна Мартынова. — Нас не услышали. Сейчас заканчивается второй год как введена процедура банкротства, а долги до сих пор не погашены. И все спокойны, несмотря на то, что долги не уменьшаются с той интенсивностью, которая была бы, если бы предприятия продолжали работать. Почему так? Может быть, потому что 70% от собранных денежных средств уходит на нужды конкурсного управляющего?

Вознаграждение арбитражного управляющего по закону может составлять до 30 тыс. руб. в месяц с каждого предприятия, находящегося в конкурсном производстве. Нетрудно подсчитать, что в случае с ЖЭУ «Олимпа» это 120 тыс. руб. Кажется, не так много.

Но все не так просто

Вот, например, имеющиеся в нашем распоряжении расчёты по одному только ЖЭУ№ 4. Сумма задолженности на начало банкротства составляла 6 млн руб. Собрано с должников 3,7 млн. Заплачено кредиторам по реестру — 881 тыс. руб. Куда делись ещё 2,8 млн? Если это «нужды арбитражного производства», то, да, это действительно прибыльный бизнес, который хочется продолжать не год и не два, а, в идеале, — бесконечно.

«А вы зачем интересуетесь?»

ООО «Газпром теплоэнерго Вологда», очевидно, устраивает возврат всего лишь 30% от суммы долга?

Его, кажется, очень беспокоит другое. Например, почему у банкротящихся ЖЭУ нет в управлении домов, почему они проводили взаимозачёты с другими предприятиями группы или почему учредители «Олимпа» выплачивали себе дивиденды?

Эти вопросы СамолётЪ адресовал учредителям и руководителям «Олимпа» и получил ответы.

Домов у четырёх «банкротных» ЖЭУ не было просто потому, что они на тот момент обслуживали дома, находившиеся на непосредственной форме управления, а их жители рассчитывались с ресурсниками уже напрямую. По прошествии 3 лет правительство с 2018 года принимает решение о законе прямых платежей ресурсоснабжающим предприятиям, что подтверждает правильность принятия решения «Олимпом» в 2015 году о непосредственном управлении домами.

Сделки по взаимозачёту проводили как раз для того, чтобы не выводить средства из компаний, попавших под банкротство.

А дивиденды были выплачены по результатам работы за 2012 год, когда ни о каких претензиях со стороны ООО «Газпром теплоэнерго Вологда» речь не шла.

Однако можем предположить, почему это интересует представителей ООО «ГТВ» и арбитража: если бы удалось оспорить перечисленные факты, то за счёт возврата дивидендов и повторных платежей подрядчиков предприятиям-банкротам возможно удалось бы существенно увеличить конкурсную массу. А то и число новых банкротов. Чтобы что? Правильно, думаем, чтобы собрать эти средства и опять заплатить реестровым кредиторам 30%, а 70 % пустить на нужды конкурсного управления.

«Газпрому» деньги не нужны?

Похоже, оставшиеся 70% долга «Газпрому» не очень-то и нужны. Это богатая организация, предполагаем, способная поставить на колени не то что какое-то провинциальное ЖЭУ, — целую страну. Для неё гораздо важнее не финансовый результат, а процедура — надо наказать должника. Чтобы другим была острастка. А, если при этом деле может быть будут кормиться и конкретные исполнители — не жалко: «лес рубят, щепки летят».

Только вот, как убеждаются уже не только предприниматели, но и региональное руководство, такая «рубка леса» напрочь отбивает желание заниматься каким-либо предпринимательством вообще.

Классическое определение несостоятельности (банкротства) гласит, что это «есть признанная уполномоченным государственным органом неспособность должника (гражданина, организации, или государства) удовлетворить в полном объёме требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных государственных платежей». Но «банкротство» — это ещё и процедура, применяемая по отношению к должнику, «направленная на оценку его финансового состояния, выработку мер по улучшению финансового состояния должника, а в случае, если применение таких мер будет признано нецелесообразным или невозможным, — на наиболее равное и справедливое удовлетворение интересов кредиторов несостоятельного должника».

Вместо этого, как видим, банкротство может превращаться в способ разрушения неугодного бизнеса и «четыреста первый способ сравнительно честного отъёма денег» у предпринимателей и граждан, заплативших за коммунальную услугу.

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Плюсануть
Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.