Внутреннее зеркало. Неприятная правда Александра Лукашенко

Особенное положение белорусского президента в системе отношений Белоруссии и России позволяет ему говорить неприятную правду российскому партнёру.

Фото: ukrinform.com

В первую годовщину прошлогодних поствыборных беспорядков в соседней республике Александр Григорьевич Лукашенко провёл восьмичасовой информационный марафон, желая продемонстрировать, что он в прекрасной физической и политической форме и вообще «не дождётесь». Частью этой демонстрации стал ответ на вопрос о признании Крыма российским, который почему-то так возмутил значительную часть российской полит-тусовки.

А Лукашенко всего лишь сказал правду: в самой России до сих пор не все де факто признают Крым частью страны даже спустя семь лет после его отторжения от Украины. Причём упоминание белорусским президентом российских олигархов совсем не случайно. Потому что вопрос о статусе полуострова распадается на две части: политико-административную, в которой Крым безусловно Россия. И на экономическую, в которой Крым непонятно что.

В своей колонке для «Ведомостей» вполне провластный российский политолог, директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко напоминает: российские корпорации (даже государственные) не спешат признавать Крым своим. Мало того, они бегут от Крыма едва ли не как чёрт от ладана. В Крыму и Севастополе, напоминает Бондаренко, нет отделений тех же Сбербанка или ВТБ, которые можно встретить на каждом углу во всей остальной России. В Крыму и Севастополе работают не представители большой тройки мобильных операторов, а невнятные «ноунеймы», заставляя своих абонентов, прибывающих на полуостров, быть там, по сути, в международном роуминге. Там не работают ни крупнейшие торговые сети, ни агрегаторы такси. Даже «Почта России» вынуждена создавать для полуострова буферную «Почту Крыма».

И всё это при молчаливом согласии российских властей, только с одной целью — чтобы не дай бог не пострадали интересы и активы крупного российского бизнеса, которые он имеет за рубежом. Российским олигархам хватило уже первого санкционного списка, выпущенного американским руководством после событий «Русской весны» в Крыму и на Донбассе, чтобы более не афишировать свою связь с полуостровом. О том, какими неприятностями чревата такая связь, может хорошо и подробно рассказать Алексей Мордашов, чьи «Силовые машины» родное государство едва не подвело под банкротство своими непродуманными действиями в крымской энергетике.

Вот Лукашенко и напомнил обо всём этом завсегдатаям московских гостиных, привыкших гордиться тем, что «крымнаш», и плевать на санкции, введённые против нашей страны за воссоединение с Крымом.

Такую неполиткорректную правду партнёр Владимира Путина может себе позволить, с одной стороны, ввиду своей безальтернативности для российского партнёра, с которым вместе «вальсирует» на политическом подиуме с начала нулевых, исполняя, пожалуй, партию ведущего, а не ведомого. Лукашенко в большей степени проактивен в этих отношениях. Даже в последний год, когда, казалось бы, он едва не потерял в Белоруссии всё, и страна вот-вот должна упасть ради спасения от оранжевого призрака в российские объятья.

Но нет, не падает матёрый волк Лукашенко. Он по-прежнему прорусский, но независимый от Москвы, бедный, но гордый, просит у России денег, но не себе, а на «борьбу с пандемией», лояльный «русскому миру», но не российскому бизнесу.

Последнее особенно важно — белорусский президент до последнего не сдаёт две вещи, на которых и держится: политический суверенитет (в своём собственном понимании, как свободу манёвра, не отягощённую принципами) и государственную собственность, в которой находится более двух третей белорусской экономики.

И эту собственность Лукашенко уже больше двадцати лет охраняет от российского бизнеса, пускающего слюну то на «Беларуськалий», то на машиностроительные, то на нефтеперерабатывающие заводы. Эта борьба с корпорациями России продолжала оставаться ключевым сюжетом даже в пограничной для белорусского президента ситуации с массовыми протестами после скандальных выборов. Свидетельство тому — показания силком посаженного в Минске на ирландском самолёте оппозиционера Протасевича, давшего КГБ Белоруссии показания на... вполне лояльного Кремлю российского олигарха Мазепина, якобы причастного к финансированию оппозиции, но реально провинившегося только в том, что имел свои виды на белорусские активы...

Любопытно, что лукашенковский опыт успешного политического балансирования в отношениях с Россией становится востребован в оппозиционных кругах новых постсоветских национальных государств, пытающихся предложить своим обществам альтернативу радикальному «антироссийскому» национализму. Во всяком случае, многочасовая пресс-конференция Лукашенко 9 августа транслировалась в прямом эфире оппозиционными украинскими телеканалами, подконтрольными Виктору Медведчуку.

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.