Беседы с мэром. Вадим Германов: «Страшно, что у молодёжи нет ответственности за старшее поколение»

Мэр Череповца рассказал Самолёту о том, в чём главное отличие второй волны коронавируса от первой, что бы он сделал по-другому, уже имея опыт борьбы с пандемией.

Фото: cherinfo.ru

Впервые мы разговаривали с Вадимом Германовым о пандемии в Череповце в апреле, когда первая волна коронавируса была на пике, вокруг города стояли заградительные посты, а главным лозунгом момента была фраза мэра, которая тогда стала заголовком интервью: «Расслабляться нельзя».

Сегодня к пику приближается уже вторая коронавирусная волна. Она уже «выше» первой, заболевших больше, на прошлой неделе город был на грани открытия второго моногоспиталя — количество больных в первом вплотную приблизилось к отметке в 80%.

— Чем ещё отличается октябрь 2020-го от апреля того же года?

— Когда пошла первая волна, главный вопрос был, как в город попадает эта болезнь? Мы считали, что у нас здоровый город, и старались не пустить в него больных. Приоритетом наш Губернатор объявил масочный режим, и с его согласования мы «закрыли город». Совершенно правильные тогда решения. Появились КПП, на которых мы измеряли температуру у водителей из других регионов. Были случаи, что выявляли людей с температурой под 38 в «мерседесах» с московскими номерами. Потом стали выборочно брать тесты. Если шла машина из-за пределов области — из Москвы, Питера, мы её тормозили на посту, брали тест и в течение суток узнавали: больной — не больной. Если больной — брали на контроль. Тогда нам этого хватало. В городе всё было под контролем. Сейчас ситуация совершенно другая. Болезнь уже внутри города. Она среди нас, и заболевших много. Мы видим это по моногоспиталю. Когда пандемия пошла на спад, там было максимум 60 пациентов, на ИВЛ — никого, и считанные единицы — на кислородотерапии. Мы радовались, всё было здорово. Сегодня в моногоспитале число больных держится на уровне 325 человек. Около 50-ти тяжёлых больных: 10 — на ИВЛ, 40 — на кислороде. Если удержим этот уровень, — будет здорово, не придётся второй моногоспиталь открывать. Вот оно отличие. У нас сейчас больше больных. Мы видим, что молодёжь коронавирус почти не чувствует. Пока тест не сделали, не каждый и заметит, что заболел. Так, кстати, у наших спортивных команд вирус выявляют: у хоккеистов, у волейболисток... Молодёжь переносит ковид довольно легко. Самые большие проблемы у людей старшего возраста. Именно среди них и самая высокая смертность. Умирают люди в возрасте от 60-ти и старше. Особенно те, у кого есть различные патологии. Кто мог бы ещё пожить, но, к большому сожалению, не доживает.

— В чём причина? Что такого происходит в обществе, что усугубляет ситуацию с ростом заболеваемости и смертности пожилых?

— Самое страшное — наплевательское отношение к болезни. Есть много тех, кто в коронавирус не верит, равнодушно относится к безопасности — к маскам, перчаткам, дистанцированию и всему остальному. Интересно при этом, что, если даже (не дай Бог, конечно!) эти люди заболеют, с ними в общем всё будет хорошо. Страшно, что они не думают о старшем поколении, о том, что рядом ходят бабушки, дедушки, что они подвергаются серьёзной опасности со стороны своих безалаберных детей и внуков.

Именно поэтому мы сейчас усиливаем мобильные группы, контролирующие правила безопасности. Мы стараемся постоянно напоминать об этих мерах. Подход простой: к тебе подошли с профилактической беседой о нарушении, ты исправился и извинился — вопросов нет, а, если начинаешь «качать права», вести себя нагло и цинично, — тогда составляется протокол.

— Если бы пришлось снова начать борьбу с пандемией с самого начала, чтобы бы вы сделали по-другому, с учётом уже накопленного опыта?

— Сделали бы всё то же самое, но намного быстрее. Я уже говорил полгода назад и сейчас повторю: у нас тогда не было учебника с готовыми решениями. Губернатор принимал сложные и непопулярные решения, это дало хороший результат. Мы до всего доходили сами: первое — посты, второе — тестирование. Хотя у нас даже тестов толком сначала не было. Тогда на КПП — на вокзале и въездах в город, мы выявили почти 100 человек с инфекцией. Это помогло приостановить её продвижение. Сегодня всё совсем по-другому. Болезнь среди нас и её очень много.

— Что, на ваш взгляд, будет дальше, чего нам ждать, и чего вы ждёте?

— Следим за тем, что говорят аналитики. По их мнению, пик придётся на конец октября — начало ноября. То есть он уже рядом. Потом начнётся спад. Это объясняют так: в сентябре дети пошли в школу, в детские сады пришло больше детей — началось перемешивание и распространение болезни. Плюс ещё сезонный всплеск обычной инфекционной заболеваемости. Анализ, который делают медики, показывает, что заболеваний ОРВИ в городе где-то в полтора-два раза меньше, а пневмоний — в два с половиной — три раза больше, чем в прошлом году.

— Накануне президент страны общался с представителями крупного бизнеса из РСПП, в том числе с Алексеем Мордашовым, который говорил о недопустимости нового локдауна — экономика его не перенесёт...

— К чему привёл весенний жёсткий локдаун? Особенно пострадал малый и средний бизнес. Более сильные справились и восстанавливаются. Видно, что многие так и не оправились: закрыты маленькие кондитерские, кофейни и т. д. Большие рестораны, крупные торговые сети работают, а маленькие — нет.

Сейчас нужны не жесткие меры к экономике, а понимание в обществе того, что надо беречься и особенно беречь наше старшее поколение, наших родителей, бабушек и дедушек.

Беседовал Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.