Кладбище домашних животных. Чем недовольны противники действующего губернатора Вологодской области?

Оппозиционное движение в Вологодской области, во всяком случае, в той части, что проявляет себя в социальных сетях, напоминает развлечение, сродни подростковому самоудовлетворению: объект страсти недостижим, но удовольствие получить можно.

Фото: Кадр из фильма «Кладбище домашних животных»/ kinopoisk

Неожиданно для себя я попал в число агитаторов предвыборной кампании губернатора Вологодской области после того, как дал комментарий одному из сетевых ресурсов по поводу поддержки на выборах, обещанной Владимиром Путиным Олегу Кувшинникову. В ответ на просьбу прокомментировать этот факт я честно сказал, что, очевидно, в глазах кремлёвской администрации (а не избирателей Вологодской области, которые своё отношение к господину Кувшинникову выразят 8 сентября) действующий губернатор выглядит наиболее подходящей фигурой. У Кремля тому есть, на мой взгляд, минимум три основания: Кувшинников не раскалывает, а скорее консолидирует региональные элиты, — он удобен как руководителям промышленных гигантов, так и представителям местной политтусовки, у него формально практически не осталось внутриполитических «косяков», способных стать катализатором массового протеста (обманутые дольщики начали получать деньги и им обещаны новые застройщики, «мусорная реформа» перешла из стадии митингов в спокойную форму разного рода общественных обсуждений). Наконец у Кувшинникова, благодаря наполненному «Северсталью» областному бюджету, появилась позитивная программа инвестиций в транспортную и социальную инфраструктуру, подкреплённая несколькими десятками миллиардов рублей.

При этом я вовсе не давал этической оценки губернатору как руководителю области и не анализировал прочие «подводные камни», заложенные под его будущий губернаторский срок (вроде проекта строительства целлюлозного комбината или в целом авторитарного, «ручного» управления губернией), которые непременно проявятся, но, скорее всего, не сейчас.

Пролистав несколько веток обсуждений на соответствующих «оппозиционных» ресурсах, я пришёл к выводу, что, похоже, обличителей как раз и смутил общий нейтральный тон комментария. Потому что в этой среде, похоже, принят гораздо более эмоциональный стиль дискуссий, иначе, как отметил один из авторов, «стингеры засыпают от скуки».

Страсти же в этой своеобразной тусовке кипят нешуточные, но, как бы точнее выразиться, не совсем адекватные масштабу того предмета, о котором идёт речь. А речь идёт о тонкостях работы предвыборного штаба губернатора: анализируются полу- и совсем секретные документы, связанные с тактикой и стратегией избирательной кампании, с выбором СМИ и прочих рекламоносителей, с финансовыми схемами, выявляются «тайные» и явные «кувшинникоботы» и прочие сторонники кандидата.

Вся эта конспирология, пожалуй, выглядит для свежего человека довольно увлекательно — Ещё бы — прямо на глазах, в режиме реального времени, раскручиваются «скрытые пружины власти». Только вот с реальной политикой, думаю, всё это имеет мало общего. Как, впрочем, думаю, не имеет особого отношения к той же политике и деятельность предвыборного штаба г-на Кувшинникова, который ведёт свой «бой с тенью».

У оппозиции своя игра с «солнечным зайчиком». Её мотивы понять чуть сложней, но можно. А по большому счету — всё не всерьёз, потому что для настоящего противостояния у противников Кувшинникова (естественно, мы сейчас говорим об идеологических противниках, а не технических кандидатах, которые обязательно появятся ближе к выборам) нет самого главного — харизматичной фигуры соперника, обладающего собственной позитивной программой для региона.

Для области такая фигура была бы маленьким чудом и счастьем, уже одним своим появлением изменившим бы многое. И, кстати, как показали недавние губернаторские выборы, некоторым регионам в этом смысле повезло.

Другое дело, что появление такой фигуры и даже её победа над действующим главой региона были бы не торжеством демократии, а недолгим лучом света в тёмном царстве. Продолжением такого «пира духа» с большой вероятностью, увы, стали бы либо несчастье целой области, лишённой федеральных средств, либо очередное уголовное дело (почтим Никиту Белых вставанием)...

У жителей региона, как, наверное, и у большинства россиян была, и, возможно, остаётся мечта о гласности и о возможности узнать всю правду. В том числе и о подробностях устройства тайных механизмов действующей власти. Однако вместо реализации этой мечты, им пытаются подсунуть мелкий сублимат, состоящий из ксерокопий штабных заседаний и списков агитаторов Кувшинникова. И ещё злобной ругани, под огонь которой попадают не только «чужие», но и «свои» — те из общей тусовки, кто по неосторожности скажет нечто, выходящее за пределы общего дискурса.

В какой-то степени это напоминает основную сюжетную коллизию известного романа Стивена Кинга «Кладбище домашних животных» (и одноимённого фильма, который как раз сейчас выходит в кинопрокат): главная жуть которого в том, что злой дух вселяется в самых близких, любимых, родных. Мы их всё ещё любим, а они нас уже ненавидят.

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.