Чужие «свои». Почему Вологда «не любит» Череповец?

Очередной ежегодный рейтинг городов по добрососедству показал, что два главных города Вологодчины стали хуже относиться друг к другу. При этом Вологда хуже относится к Череповцу, чем он к ней.

Фото: rasfokus.ru

Согласно опросу портала Domofond.ru, город металлургов и химиков с 7,8 баллами занял 23 место рейтинга, а столица Вологодской области оказалась на 48 позиции (7,7 балла).

На подобного рода досужие упражнения можно было бы не обращать внимания, если бы они не затронули реальную проблему отношений жителей друг к другу.

При этом, думаем, официально никто из областных или городских руководителей никогда не скажет, что проблема существует. Но она есть, и у неё давние корни.

Две судьбы

Возможно, имеет смысл вспомнить, что в состав Вологодской области Череповец вошёл 81 год назад, а до этого почти 10 лет сам был центром собственной губернии.

Несмотря на объединение в единую административно-территориальную единицу, города развивались по-разному. У Вологды была своя, достаточно тихая судьба провинциального губернского города. Череповцу была уготована роль бурно развивающегося индустриального центра, который неизбежно должен был стать «плавильным котлом» для больших масс молодых людей, съезжавшихся сюда для работы на стройках и новых предприятиях не только из окрестных деревень, как это было в случае с Вологдой, но со всего Советского Союза.

Так определились различия в менталитете и ритме жизни двух городов, которые сразу чувствуются, когда житель Череповца приезжает в Вологду, а вологжанин — в Череповец. При этом, как видится, череповчане существенно чаще ездят в Вологду, чем вологжане в Череповец. Соответственно, лучше знают, что представляет собой административная столица и её жители.

Легенды и мифы о Череповце

Вологжане же, как представляется, больше питаются слухами и мифами, которые продуцируют местные СМИ.

«Столичный» статус Вологды, которая также претендует и на статус «культурной столицы» региона, во многом повлиял на несколько высокомерное отношение вологжан к череповецким соседям, которые чаще всего воспринимаются в качестве недалёких жителей «рабочего посёлка», «работяг», амбиции которых на что-то большее не имеют под собой особых оснований. И, если эти амбиции особо не проявляются, то вологодское высокомерие становится снисходительным. А если вдруг вылезают в каких-то политических проявлениях, вроде претензий «череповецких» на областную власть, или, например, в виде назначения Череповецкого университета («череповецкого» (?!) «университета» (?!)) опорным вузом региона, то у многих сразу появляются и раздражение, и неприятие.

И поскольку Череповец за постсоветскую историю очень часто заявлял о своих правах на представительство во власти, политическое доминирование в регионе, соответствующего своей роли в его экономики, не удивительно, что вологодское раздражение могло и накапливаться.

Власть: 2:1 в пользу Череповца

Достаточно сказать, что последним относительно «вологодским» губернатором Вологодской области с 1991 по 1996 годы был уроженец Великого Устюга и директор грязовецкого совхоза Николай Подгорнов. То есть типичный вологодский житель, приехавший в областной центр и сделавший в нём административную карьеру. Таких в Вологде много.

Но после 1996 года регионом правили только выходцы из Череповца. Причём оба — воспитанники управленческой «школы» Череповецкого металлургического комбината: Вячеслав Позгалёв и Олег Кувшинников. Мало того, что Позгалёв и Кувшинников вставали у руля области, так они ещё переводили из соседнего города в Вологду своих череповецких соратников и ставили их на высшие руководящие посты в областном правительстве, не редко оттесняя вологжан.

Город с уездной судьбой

Ещё одним источником раздражения Вологды долгое время, думаем, был индустриальный статус Череповца, который позволял городу получать огромные инвестиции. На них, как на дрожжах, стремительно росли не только гиганты индустрии, но и сам город с его широкими проспектами, жилыми новостройками и огромными (в сравнении с вологодскими) дворцами культуры и спорта. Да и средний уровень дохода череповчан некоторое время был повыше, чем у вологжан. Что, наверное, тоже вызывало раздражение соседей.

Только надо признать, что время это уже давно прошло. Череповецкая индустриализация давно миновала свою экстенсивную фазу, перейдя в этап интенсивного развития. Теперь городской экономике не нужно столько рабочих рук, как прежде. Снизился и общий уровень доходов населения, который всегда поддерживался в основном высокими зарплатами «Северстали» и «ФосАгро». А логика административно-политического развития не только региона — всей страны — постепенно стала превращать Череповец в обычный уездный город, возвращая ему статус «рабочего посёлка» и практически вымывая из него жителей, которые сохраняют хоть какие-то высокие амбиции.

В Москву! В Москву!

Здесь самое время сказать об отношении череповчан к Вологде и её обитателям. Оно представляется гораздо более добрым. Жителям индустриального центра, привыкшего к его напряжённой жизни, к ежедневной суете, тот неспешный и размеренный ритм, в котором живут вологжане, кажется удивительно деревенским, даже патриархальным. Отсюда и отношение, похожее на отношение горожан к своим сельским родственникам: доброе. У большинства жителей Череповца нет никакой зависти к соседям. Они (а, чаще всего, это молодые люди), покидая свой замирающий город, смотрят совсем не в сторону Вологды, которая кажется им «сонной», а в сторону «настоящих» столиц — Москвы и Санкт-Петербурга. Эти города им ближе и ритмом, и ментальностью, и куда более привлекательными перспективами.

Как будут дальше развиваться отношения городов?

Предсказать трудно. Но, если нынешние «центростремительные» тенденции, влияние которых сейчас всё сильнее начинает испытывать Череповец, возобладают, то они, как это ни парадоксально, могут в итоге «помирить» города на Шексне и на Вологде-реке.

Сейчас Вологда «доедает» (учит, трудоустраивает) остатки молодёжи, покидающей и так уже обезлюдевшие областные деревни. Она, наша столица, пока демографически растёт в отличие от Череповца. Но со временем, если ничего не изменится в стране кардинально, она может стать таким же, как он, «нетто-донором» человеческого капитала для более успешных городов, регионов и даже стран...

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.