На экспортном фронте без перемен: в 2020 году Вологодская область закрепила свой статус сырьевого региона в международном разделении труда

В пандемийный год в Вологодской области упали и экспорт, и импорт. Импорт — в большей степени, что можно объяснить падением доходов бизнеса и населения. Основа экспорта региона всё та же: металлу, удобрения, древесина.

Фото: severstal.com / Росстат

По данным ФТС России, сообщает Росстат, в 2020 году экспорт товаров Вологодской области составил 4218,1 млн долларов США (98 % к 2019 году), импорт товаров — 808,9 млн долларов США (97,6 %). Сальдо торгового баланса оставалось положительным, 3409,2 млн долларов США (в 2019 г. — положительное, 3478,1 млн долларов).

Любопытно проследить за динамикой изменений экспортно-импортной активности.

Максимум импорта (134,7% к аналогичному периоду 2018 года) был отмечен на Вологодчине в последнем квартале 2019 года. А вот экспорт в этот же период просел почти на 20% к предыдущему кварталу, составив лишь 83,2% от уровня 2018 года. В первом квартале 2020 года, который ещё не затронуло влияние коронавирусной пандемии, экспорт «приподнялся» на 13%, чтобы снизиться в следующие три месяца на 6%, в третьем квартале вырасти сразу на 9 пунктов.

Импорт же всё это время стремительно пикировал вниз, достигнув нижней точки а 88,8% от уровня 2018 года в том самом третьем квартале. Последний квартал прошлого года получился удивительным в смысле экспортно-импортных операций предприятий региона: импорт чуть подрос (+4%), а вот экспорт упал сразу на 8,2%.

«Пике» импорта легко объяснить неопределённостью, вызванной коронавирусным кризисом, заставившим домохозяйства и значительную часть бизнеса придержать свои траты на фоне падения доходов и роста стоимости импортных товаров из-за падения рубля.

Стагнация экспорта объясняется, во-первых, закрытием границ, во-вторых, снижение деловой активности по всему миру, которая начала оживляться только ближе к концу года, вызвав, к тому же, резкий рост цен на экспортируемые из Вологодской области товары (особенно металл), что снизило необходимость в наращивании физических объёмов экспорта.

Если посмотреть на составленную Росстатом таблицу основных экспортных товаров и экспортёров, можно сделать вполне определённый вывод: структура экспорта Вологодской области не претерпела никаких изменений. По-прежнему основу экспорта региона составляет продукция чёрной металлургии (43,4% в общей доле), производства минеральных удобрений (32,5%), древесина и продукция её переработки (11,6%).

Надо отметить, что в сравнении с 2019 годом, металлурги и химики немного снизили экспортную отгрузку: первые — на 3,6%, вторые — на 1,1%. Кому же достались эти 4,7% экспорта?

Ровно на 1% нарастили экспорт деревообработчики.

Сельское хозяйство, несмотря на рост господдержки, сумело «приподнять» экспорт всего на 0,2%.

Основной профит достался загадочной отрасли под названием «минеральные продукты», увеличившей экспорт на 3,2%. В выкладках Росстата не расшифровывается, какие минеральные продукты во всё возрастающих объёмах экспортирует Вологодчина. Остаётся только гадать.

С уверенностью можно сказать только, что, во-первых, структура экспорта Вологодской области в пандемийный год осталась практически неизменной. По-прежнему основу её экономики составляют крупные индустриальные производства, поставляющие на внешние рынки сырьё для более высоких переделов: металл, удобрения, пиловочник, фанера и древесные плиты.

С одной стороны, это придаёт экономике устойчивости, защищая её от резкого падения, с другой — не сулит и больших перспектив для дальнейшего роста, который в существенных объёмах возможен, разве что в деревообрабатывающей отрасли.

Чрезвычайно перспективный экспорт продовольствия на общем фоне практически неразличим, равно как и экспорт машин с оборудованием. И это общероссийская беда.

Не случайно президент Владимир Путин в своём указе от 21.07.2020 г. № 474 «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 г.» поставил задачу обеспечить к 2030 г. «реальный рост объемов экспорта несырьевых неэнергетических товаров не менее 70% по сравнению с показателем 2020 г.». Эта цель, отмечают эксперты ЦМАКП, почти на $50 млрд ниже, чем старая, т. е. «новые планы для среднесрочного периода гораздо менее амбициозны, хотя и более реалистичны». При этом из целей развития было решено убрать сектор услуг, хотя его роль в современном мире постоянно растёт.

Особенно печально, что не проявляет экспортной активности российский региональный малый и средний бизнес. Впрочем, причины очевидны: слишком много надо менять — привыкать к реальной конкуренции, не очень свойственной в региональных реалиях, другому регулированию, игре вдолгую, разбираться в особенностях поведения других покупателей, готовить документацию на иностранных языках. Поэтому часто экспорт из региона ограничивается тем, чтобы найти на выставке или через торгпредство клиента на 1–2 поставки. Это короткие маневры. Так набираются какие-то сотни миллионов и «широкий спектр стран-импортеров», которым хвастаются губернаторы. Но это очень далеко от идеала экспортера, когда продажи на международных рынках кратно превышают продажи на домашнем.

Возникают вопросы и к эффективности мер государственной поддержки экспорта.

Что же касается импорта в Вологодскую область, то его объём несколько снизился в 2020 году по сравнению с 2019. В основном за счёт продовольствия. Если в 2019 году его было ввезено в регион 14,2% от всего объёма импорта, то в 2020-м — только 10,1%. Сработали контрсанкции и импортозамещение?

Зато почти на 7% подскочил импорт машин оборудования и транспортных средств — видимо, в этих высокотехнологичных отраслях меры отечественного протекционизма работают всё-таки не так эффективно.

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.