Экспорт особого назначения. Можно ли увеличить его в два раза, используя как оружие в санкционной войне?

Такой вопрос возник у обозревателя Самолёта после состоявшегося накануне заседания рабочей группы по улучшению инвестклимата под председательством заместителя губернатора Виталия Тушинова и с участием представителей МСП Череповца.

Фото: exportcenter62.ru

Очевидно, что экспортные рынки могли бы стать настоящей отдушиной в условиях затянувшейся стагнации на отечественном рынке не только для крупных предприятий, но и для малого и среднего бизнеса. Однако воспользоваться экспортными возможностями именно представителям МСП существенно сложнее, чем крупному российскому бизнесу.

По мнению эксперта по внешнеэкономической деятельности Владимира Крайнова, можно выделить две группы проблем, с которыми сталкиваются предприятия, которые прежде никогда не работали на экспорт.

Первая группа — отсутствие соответствующих компетенций и практических навыков. Например, у компании элементарно нет валютных счетов или её руководство не совсем понимает, какой продукт может быть востребован на внешних рынках и какие специальные требования к продукции могут появляться у контрагентов на той стороне. В таких случаях, полагает эксперт, может помочь такой образовательный инструмент, который уже существует в Вологодской области — это школа экспортеров, которая функционирует при Центре поддержки экспорта Регионального центра поддержки предпринимательства (РЦПП). Такая школа вполне способна помочь предпринимательскому сообществу определить, куда двигаться и каким образом это делать.

Проблемы, входящие во вторую группу, о которых Крайнов рассказал Самолёту, существенно сложней. Они связаны с подбором реальных контрагентов на внешнем рынке, с финансированием всей цепочки действий предпринимателя — от вывода продукта на рынок до его продвижения и продажи. Здесь для успеха нужно иметь достаточный оборотный капитал и квалифицированных специалистов, услуги которых стоят недёшево.

«Не каждое небольшое предприятие, особенно в существующей экономической ситуации, способно взять таких специалистов в качестве штатных сотрудников, учитывая, что процесс вывода продукта на внешний рынок — это длительный, не менее полугода, процесс, с неопределенным результатом. Это по-настоящему проектная история», — говорит эксперт.

Отдельно, по мнению Крайнова, нужно рассматривать такую серьёзную и труднопредсказуемую проблему, как санкционная политика. Она проявляется, например, в «позиции особой настороженности» по отношению к валютным операциям между РФ и другими странами. «Банковское сообщество крайне пристально рассматривает вопросы платежей в сторону РФ, это удлиняет сроки операции, предьявляет требования к предоставлению дополнительной информации по собственникам бизнеса, — всё это неизбежно приводит к удорожанию издержек», — отмечает эксперт.

Любопытно, но санкционная политика, это отнюдь не односторонний процесс, как принято считать, направленный со стороны Запада на Россию. Экспорт может использоваться и в качестве обратного давления российского государства на экономику западных стран.

По этому поводу Виталий Тушинов рассказал историю, похожую на анекдот, но, как уверяет замгубернатора, — это совершенно реальная вещь. Речь идёт о сравнительно недавно введённых ограничениях на экспорт определённых категорий круглого леса, в частности, так называемого фанкряжа.

«Не секрет, что 80% бумаги в Европе делается из макулатуры, цикл переработки которой ограничен, — рассказал чиновник. — Целлюлозы производится очень мало. Скоро там не из чего будет делать бумагу. Соответственно, ограничение вывоза кругляка из России — не только поддержка наших предпринимателей, но и элемент контрсанкций».

Вряд ли такой политический подход к внешнеэкономической деятельности должен радовать отечественных предпринимателей, но учитывать его им придётся.

В качестве компенсации предпринимателям предлагается система мер поддержки промышленного экспорта. Это, к примеру, субсидирование процентной ставки по кредитам для экспортеров. На эти цели государство планирует направить более 300 млрд руб. 40% этой суммы пойдёт на субсидирование машиностроения. Всего же поддержку получат 7 отраслей, в том числе, химической, металлургической, лесной и легкой промышленности.

Но напрямую федеральный бюджет поддержит в Вологодской области только «Северсталь» и «ФосАгро». Остальным предприятиям придётся представлять свои программы повышения конкурентоспособности на рассмотрение в областное правительство. Главным критерием отбора, как заявил Виталий Тушинов, станет соотношение размера субсидирования к объёму экспортной выручки — оно должно быть не меньше, чем 16 рублей выручки на каждый рубль поддержки. При этом в правительстве региона рассчитывают, что поддержку получат более 300 предприятий области.

Как отметил заместитель губернатора, регион готов помогать конкретным проектам в развитии инженерной инфраструктуры — подключением к сетям или строительством подъездных дорог.

«Деньги на это у региона есть», — заверил предпринимателей Тушинов.

Готово областное правительство вкладываться и в научно-инновационные разработки, с тем, чтобы потом можно было продавать патенты.

На словах и даже на бумаге меры поддержки выглядят привлекательно для бизнеса. Впрочем, случаются и казусы. К примеру, в феврале на фоне деклараций об активной поддержке экспорта и переориентации на него госдотаций правительство неожиданно обрезало один из таких инструментов. Минпромторг и РЭЦ втрое снизили возможную бюджетную субсидию для экспортеров на транспортировку продукции — теперь она может достигать лишь 7% от общей суммы контракта против прежних 25%. Участники рынка полагают, что власти хотели отсечь от поддержки наименее технологичные лесную и цементную промышленности: они выбирают значительную часть выделенных средств, которых и так не хватает. Однако в результате под угрозой оказались контракты в удаленные страны машиностроителей, включая автопром.

А иногда даже привыкшие ко всему журналисты впадают в ступор от изумления, знакомясь с перечнями высокотехнологичных продуктов, подпадающих под господдержку производства и экспорта, и встречая там такие вещи, как сачки для бабочек, керамические поделки, деревянные столовые приборы, подтяжки, кальсоны, рыболовные крючки, спички...

Похоже, что с таким подходом выполнением задачи удвоения экспорта, поставленной президентом в одном из своих 12-ти национальных проектов, в основном придётся заниматься двум крупнейшим предприятиям региона — «Северстали» и «ФосАгро».

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.