Ожидание новой реальности. Как мы будем ходить в кино после пандемии?

Страх, испытанный миллионами человек по всей планете, может изменить привычный образ индустрии развлечений.

Фото: nashbryansk.ru

Странные обстоятельства, словно сошедшие со страниц фантастических книг, сковали нашу жизнь: маленький человек заперт в квартире, город заперт в стране, страна тоже на замке. Времена настали будоражащие. Вы читаете мой текст, а в эти самые минуты развитие волнующих событий вдохновляет писателей, поэтов, режиссеров, художников или тех, кто считает себя причастными к творческим профессиям. Совсем скоро выйдут книги и сценарии, сначала конспектирующие, а затем осмысливающие исторический момент, в который все мы воткнуты, как булавки. Потом появится кино, но, как мы будем его смотреть?

В Китае открыли кинотеатры, однако поток зрителей несравним с тем, что был в эпоху «до ковида», точнее, потока нет.

Задайте себе вопрос. Допустим завтра количество заражений неведомым образом пойдет вниз. Как в прекрасном финале наивного блокбастера, внезапно появится рабочая сертифицированная вакцина, ограничения начнут снимать, и уже, скажем, через три недели можно будет снова проводить вечера в кафе, путешествовать по ближнему зарубежью, посещать тренажерный зал. Пойдете.

Этот холодный на ощупь барьер, который появляется в вашем воображении, — вполне естественный. Даже те послабления, обозначенные абзацем выше, не дают полной палитры былого порядка. Как прежде уже не будет, потому что в сознании многих, очень многих людей что-то надломилось.

В школе на уроках истории катастрофы вроде гибели Помпеи, страшные эпидемии, бесконечные войны воспринимались, как что-то далекое, пережиток, оставшийся во времени, когда все было еще не так развито и разумно. В настоящем — безопасно, несмотря на теракты, локальные конфликты, периодически возникающие экологические бедствия — ведь они далеко. Так казалось. Но вот мировая угроза, как в фильмах про конец света, многие страны, да даже жители одной страны разобщены, а президент не помогает...

Недавно я слышала, как одна девушка рассказывала, что вне дома она не чувствует себя в безопасности — так боится подхватить заразу. Похожие ощущения испытываю и я. Когда рядом больше пяти человек — не по себе становится уже на физическом уровне. Руки стерты от частого мытья. Уверена, что таких мнительных паникеров — множество. Всем тяжело и все в одинаковых условиях.

Так, когда же мы сможем ходить в кино, как прежде?

Сто лет назад по миру пронеслась пандемия испанского гриппа. Как изменилась жизнь человечества после? По крайней мере, никакой изоляции: страшнейшая война, а потом — процесс глобализации, который на поверку оказался пшиком. Признаться, лет до двенадцати об «испанке» я даже не слышала.

Распространение ВИЧ привело к введению особого кода безопасности; интимная жизнь стала более безопасной, появился новый этикет, в конце концов эта эпидемия в числе прочих факторов сформировала нашу сегодняшнюю жизнь с ее порядками и ограничениями. Собственно, как часть повседневности, она нашла широчайшее отражение в культуре.

Новая коронавируная инфекция теперь тоже часть нашей реальности. Возможно, европейцам нужно принять тот факт, что маска теперь — обязательный атрибут выхода в свет, вне зависимости от того, есть на дворе зараза или нет.

Расстояние в полтора метра между столиками в бистро не поможет.

Саша Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.