Наследие Голунова. Вологодская область признана лидером по падению наркопреступности

В целом по стране не дошло до суда около половины дел по наркотикам. Главная причина — «искусственное создание видимости раскрытия преступлений», полагают в Генпрокуратуре и Верховном суде.

Фото: ТАСС/РБК

РБК изучил статистику обоих ведомств и пришёл к интересным выводам. Одним из которых стало складывающееся ощущение, что нашумевшее в прошлом году «дело Голунова» отнюдь не случайность для отечественных правоохранительных органов.

Напомним, что журналиста Meduza Ивана Голунова минувшим летом задержали несколько оперативников и при досмотре обнаружили у него в рюкзаке сверток с наркотическим веществом. Позже ещё один сверток был найден при обыске в квартире Голунова.

Возмущение СМИ и широкой общественности привели к тому, что после вмешательства президента «доказательства» в деле Голунова были признаны фальсификацией, его самого выпустили из-под стражи. А сам процесс борьбы с наркотиками в нашей стране привлёк внимание не только журналистов-расследователей, но и специалистов из других областей.

К примеру, СамолётЪ уже рассказывал о попытке математического исследования статистики по изъятым наркотикам, выводы которого были опубликованы сотрудниками Европейского университета еще в конце сентября 2017 года. Выводы математиков совпали с заключением, к которому пришли научный руководитель и директор по исследованиям Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге Вадим Волков и ряд его сотрудников, которые, основываясь на статистических данных и на большом количестве исследовательских интервью с сотрудниками правоохранительной делают вывод: манипуляции с наркотиками и насилие стали обыденными в работе с задержанным.

Эту же мысль, собственно, подтверждает РБК, проанализировавшее статистику Генеральной прокуратуры РФ и Верховного суда. Удалось установить, в частности, что до суда доходит чуть более половины уголовных дел по наркотикам, и с каждым годом эта доля падает. Только за последние годы она уменьшилась с 59 до 52%. Количество обвиняемых по наркотическим делам каждый год уменьшается. В 2019-м их было около 85 тыс. Но на каждого обвиняемого в среднем приходится все больше эпизодов.

В четверти регионов за последние четыре года зафиксировано уменьшение числа наркотических преступлений более чем на 15%, еще в четверти — рост более чем на 10%.

В каждом четвертом регионе зафиксировано падение числа преступлений более чем на 15% за три года. Рекордсмены по этому показателю, у которых снижение около 40%, — Вологодская область (с 1,5 тыс. примерно до 900 преступлений в год), Санкт-Петербург (с 13,8 тыс. до 8,2 тыс.) и Астраханская область (с 2 тыс. до 1,3 тыс.).

В четверти регионов показатели за этот же период выросли более чем на 10%. В лидерах — Псковская область, где в 2019 году зарегистрировали 1,1 тыс. преступлений, хотя тремя годами ранее их число не доходило до 400, а также Северная Осетия и Тверская область, где число преступлений выросло в два раза и составило 2,3 тыс. и 1,4 тыс. соответственно. Еще в четырех регионах рост числа зарегистрированных преступлений составляет 30–40% — это Новгородская область, Коми, Севастополь и Чувашия. В Псковской, Новгородской и Тверской областях, Чувашии и Коми число установленных обвиняемых стало меньше.

Значительная часть наркопреступлений ежегодно остается нераскрытой — примерно два из пяти, показывает статистика Генпрокуратуры за последние четыре года (более ранняя статистика недоступна).

Всего в работе у следствия в 2019 году находилось более 230 тыс. подобных дел (с учетом тех, которые не были расследованы за прошлые годы). Каждое третье дело было приостановлено в связи с тем, что лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не удалось установить.

В некоторых регионах, установили исследователи РБК, в частности в Псковской области, количество зарегистрированных преступлений доходило до 5,7 на каждого обвиняемого. В Чувашии, Коми, Новгородской и Тверской областях число выявленных преступлений на обвиняемого превышало четыре.

Большое количество эпизодов, которое приходится на одного обвиняемого, может быть связано «с искусственным созданием видимости раскрытия преступлений путем квалификации действий закладчика как совершения множества самостоятельных отдельных преступлений: каждая закладка рассматривается как отдельный оконченный эпизод», — предположил в комментарии РБК юрист фонда Андрея Рылькова Арсений Левинсон.

Эксперты из числа бывших сотрудников ОВД и правозащитников рассказывают о типичных схемах накрутки показателей. Одна из них заключается в том, что задержанному потребителю наркотиков предлагают купить наркотик у своего продавца ещё несколько раз под контролем полиции. Получается несколько новых эпизодов уголовного дела, увеличивающих статистику. Другой вариант того же подхода: берут закладчика, входящего в группу, потом отпускают, он идет и вместе с этой группой делает еще пять закладок под контролем. В итоге их берут на пяти эпизодах. Хотя должны были на первом. Естественно, это порочная практика, не имеющая отношения к пресечению торговли наркотиками, но именно этим, скорее всего, объясняется ситуация в регионах, где на каждого обвиняемого приходится несколько эпизодов наркопреступлений, считают эксперты.

Но и эта практика, и даже «дело Голунова» меркнет перед теми методами, которыми пользовались оперативники ныне ликвидированного череповецкого отдела ФСКН. Накануне официальный городской сайт опубликовал ответ на жалобу, связанную с нарушением статьи 3 Конвенции о защите прав человека (запрет пыток), с которой в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обратился череповчанин Александр Малышев. в 2007 году ему подбросили метамфетамин и меченые купюры, после чего избили и предложили участвовать в другой контрольной закупке. По словам Малышева, ему неоднократно угрожал избиением и изнасилованием оперативник ФСКН из так называемой группировки Советова.

«По словам заявителя, Г. отвел его в спортзал в здании наркоконтроля. С собой у Г. был фотоаппарат. Он приказал заявителю „положить картонный петушиный гребешок на его голову“ и хотел его сфотографировать. Заявитель отказался, и Г. ударил ногой по лицу и телу. Он пытался раздеть заявителя, пригрозил изнасиловать его и сфотографировать. Г. продолжал избивать заявителя, пытаясь таким образом выбить признание», — цитирует череповецкий сайт решении суда. Сотрудник ФСКН при избиении утверждал, что ему «за это ничего не будет». Прокуратура, несмотря на зафиксированные врачами побои, более 20 раз отказывала Малышеву в возбуждении уголовного дела. В итоге Малышева приговорили к пяти с половиной годам колонии.

В минувший вторник ЕСПЧ принял решение, которым обязал Россию выплатить Александру Малышеву компенсацию в 25 тысяч евро.

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.