Не оскудеет рука дающего? «Северсталь» заплатит владельцу дивиденды, превышающие свободный денежный поток за год

Алексей Мордашов может себе это позволить: в условиях, когда 80% мирового металлургического производства приносит отрицательный финансовый результат, его компания продолжает оставаться эффективной.

Фото: severstal.com

После того, как накануне годовую отчётность опубликовал НЛМК — последняя компания из большой российской «металлургической тройки» (на НЛМК, «Северсталь» и ММК приходится почти 56% производства стали в России) — можно, наконец, подвести итоги 2019 года. Год оказался «тощим»: у всех компаний производство стали совокупно сократилось на 7%. У всех трёх снизились выручка, EBITDA, чистая прибыль и рентабельность. Причины: снижение цен на продукцию (мировые цены на горячекатаный рулон упали на 15,5% до $396 за тонну) и замедление деловой активности на основных рынках сбыта.

И, тем не менее, ни одна из российских компаний в итоге низких заработков не оказалась в убытках. На фоне всей мировой отрасли, 80% металлургических активов, которой приносят отрицательный финансовый результат, это выглядит достижением. Когда смотришь на показатели ArcelorMittal, крупнейшего производителя стали в мире, EBITDA которого в 2019 году снизилась почти вдвое до $5,2 млрд, а чистый убыток составил $2,5 млрд, невольно ловишь себя на мысли: всё-таки бог отвёл в своё время Мордашова от слияния с этим «гигантом на глиняных ногах»...

Устойчивость же российских металлургов основывается на их главных конкурентных преимуществах: помимо непрерывной борьбы с потерями и постоянного поиска ниш для высокомаржинальных продуктов, это низкий долг (у всех трех компаний соотношение чистого долга и EBITDA меньше единицы) и собственные источники сырья.

Но даже у ММК, НЛМК и «Северстали» плохая конъюнктура серьёзно подъела свободный денежный поток, к которому у всех компаний привязаны дивидендные выплаты. И выплаты немалые: вся троица обещает отдавать акционерам 100% свободного денежного потока, если чистый долг не превышает 1 EBITDA.

СамолётЪ уже рассказывал, почему российские сталелитейные компании предпочитают отдавать сверхприбыли владельцам, а не инвестировать их в производство или в приобретение новых активов в отрасли. Сейчас не об этом.

Интересно, что и по итогам неблагоприятного 2019 года металлурги не собираются серьёзно снижать дивидендные выплаты, отдавая акционерам даже больше, чем могли бы позволить, опираясь только на годовые финансовые результаты. Так НЛМК направит на дивиденды 148% свободного денежного потока, или $500 млн, «Северсталь» — 117%, или $352,6 млн. ММК заплатит 100%, или $272 млн.

Несложно подсчитать, что, например, Алексей Мордашов, владеющий контрольным пакетом «Северстали», получит за год в виде дивидендов порядка $270 млн.

Возможно, дивидендный поток мог бы снизиться по итогам наступившего 2020 года (на это намекал представитель «Северстали», указывая, что его компания не намерена увеличивать долг даже ради акционерных выплат), если бы сохранилась неблагоприятная конъюнктура конца прошлого года.

Но в целом эксперты ожидают в этом году восстановления рынка стали. «Достигнув дна в IV квартале 2019 г., цены на сталь продемонстрировали уверенный рост в I квартале 2020 г.: цена горячекатаного проката выросла до $500 за тонну. И во II квартале рост продолжится», — приводит данные руководитель отдела аналитических исследований Альфа-банка Борис Красножёнов. По его мнению, спрос на сталь поддержат не только российские нацпроекты, но и реализация крупных инвестиционных проектов за рубежом (например, китайской инициативы «Один пояс, один путь»). А вице-президент Moody’s Денис Перевезенцев ожидает, что в 2020 году спрос на сталь вырастет на 1–2% и ускорится в 2021 году в случае успешной реализации национальных проектов. Эксперт полагает, что оживление экспорта компенсирует некоторое снижение спроса на сталь со стороны российской строительной отрасли.

Но некоторые глобальные риски для отрасли в 2020 году сохранятся: например, снижение спроса на сталь в Китае (страна потребляет почти весь 1 млрд т производимой стали) может привести к росту ее экспорта из страны. Это может инициировать падение цен на сталь на всех рынках, как это уже было в 2015–2016 годах, когда китайский экспорт стали увеличился до100 млн т.

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.