Единогласное изменение Конституции скрывает недовольство элит. Предложения президента не отражают интересы всех кланов и групп

Дестабилизации может добавить и реализация нацпроектов — предполагается профинансировать их за счёт налогового ужесточения.

Фото: kommersant.ru

Накануне Госдума в первом чтении одобрила президентские поправки в Конституцию. Законопроект поддержали все фракции. Представляя его, сопредседатель рабочей группы по подготовке поправок Павел Крашенинников уточнил, что конституционная реформа не будет означать «обнуления» сроков действующего президента, и любой следующий глава государства не сможет избираться более двух раз. Поправки о соотношении полномочий Госдумы и кабинета министров предполагается рассмотреть ко второму чтению. Перед голосованием господин Крашенинников успокоил депутатов, заявив, что поправки о самороспуске Госдумы «нет и не будет». Это помогло: проект получил 432 голоса.

После чего у депутатов разгорелся аппетит, и они начали засыпать президиум своими предложениями о новых поправках Основного закона.

Перед голосованием Вячеслав Володин возмутился тем, что некоторые депутаты пришли на заседание с опозданием в то время, как принимаются поправки, которые позволят парламенту «решать судьбу страны».

Такая высокая нота экзальтации в определённой степени отражает ту нервную обстановку, в которой сейчас, по свидетельству околокремлёвских источников, живут элитные группы.

Конституционные планы Президента вызвали среди его ближайшего окружения и элитных групп неоднозначную реакцию — от разъяснительных вопросов до полного несогласия.

Во-первых, околокремлевские группы скептически отнеслись к наличию баланса интересов в предложенных конституционных реформах. По их мнению, предложенный баланс формальный и не обеспечивает статус-кво.

Казахский и китайский сценарии считаются не очень удачными, потому что не обеспечивает соблюдение интересов всех кланов и групп. Из-за этого система приобретает большую нестабильность.

Во-вторых, совершенно не понятны риски от появления Госсовета. Этот орган не сможет перехватить повестку, если не будет управлять силовиками, а его председатель не будет главковерхом. Совбез не получает легитимизацию. А глава правительства слишком неустойчив и легко сменяем.

Общий настрой — опасения возможной деградации системы, которая пока ещё демонстрирует устойчивость. Любая же внутриэлитная конкуренция ведет к хаотизации Системы и не обеспечивает ее сохранность. Часть представителей элит восприняли инициативы реформы как начало ликвидации путинской системы. Одних предложения Путина серьёзно насторожили, других поставили в ситуацию ещё неоформленного выбора.

Элиты могут и готовы объединиться под некий Мегапроект. Но в ситуации переходного периода они скорее готовы сделать собственный выбор способа поддержки. Рациональный, в зависимости от ситуации.

Возможно, самое опасное, что при всем уважении к президенту его стали рассматривать как уходящую фигуру.

А к новому правительству отношение как к временной структуре.

В качестве приемлемо-консенсусных могут рассматриваться три варианта дальнейшего развития событий: избрание Путина Президентом в соответствии с новой конституцией;

сохранение старого формата: слабый Президент — сильный Премьер; либо создание нового Межгосударственного образования (в формате союза с Беларусью, Осетией, Абхазией или ЛДНР).

Основной упор пока делается на социальные новации и укрепление суверенности. При этом возможен возврат к теме сильной президентской власти как стабильности системы и борьбе с бедностью как стабилизатора устойчивости системы действующей власти.

Комментируя ситуацию, известный политолог Глеб Павловский, назвал эту систему «невероятно юркой и увертливой».

«Это то, что называется agile, этому сейчас специально учат — гибкая методология управления. То есть приспосабливается она ко всему, но ничем не управляет. Это философия выживания. Она выживает сама по себе, а люди выживают отдельно. Впрочем, сейчас мне кажется, что система начала есть себя: она уверена, что пребывает в триумфальной точке».

Тем временем дополнительным дестабилизатором ситуации в стране может стать реализация национальных проектов уже новым правительством Мишустина. Вернее, способ финансирования этой реализации.

В четверг «Известия» со ссылкой на источник, близкий к правительству, сообщили о поиске правительством источников дополнительных средств на исполнение социальных обещаний из послания президента.

Ранее новый премьер-министр Михаил Мишустин объявил, что для выполнения задач дополнительно понадобится выделить 4,5 триллиона рублей до 2024 года. Глава правительства поручил Минфину и Минтруду до 11 февраля подготовить поправки в бюджет.

При этом 450 миллиардов рублей потребуются уже в этом году. Сообщается, что эти расходы будут покрыты свободными остатками, скопившимися на счетах казначейства, а также деньгами Резервного фонда правительства.

По словам собеседника СМИ, на оставшиеся четыре года два триллиона рублей в бюджете есть и столько же не хватает. Основным источником средств на выполнение этих задач, скорее всего, станет отмена части налоговых льгот, считает федеральный чиновник, знакомый с расчетами Минфина. Общая прогнозируемая сумма льгот на 2020 год — почти 4,1 триллиона рублей. Другими способами найти нужную сумму называют ужесточение политики по отношению к выплатам госкомпаниями дивидендов и улучшение собираемости налогов, в частности НДФЛ.

Всё это вместе может усилить нагрузку на бизнес и экономическую стагнацию в стране. Пока непонятно, будет ли это компенсировано дополнительным финансированием нацпроектов, средства от которого, как ожидается, должны попасть в экономику (и напрямую, и через стимулирование спроса).

Подготовил Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.