«Слободка» ждёт перемен. Что делать, если приятно провести время в родном городе негде?

Переехать в другой?

Фото: СамолётЪ/personalguide.ru

Часть юных череповчан определяется с ответом на этот вопрос ещё в старших классах школы, но для городской администрации, обеспокоенной оттоком новых трудоспособных поколений, он звучит пугающе.

Сделать промышленный центр красивым, дружелюбным и удобным — такую цель ставит новое руководство Череповца.

Вразрез стереотипам, но объективно, в индустриальном городе, где развиваются гиганты промышленности и серьезный средний бизнес, много интеллигенции. Это и высококвалифицированные специалисты (даже рабочие теперь с высшим образованием), и преподаватели опорного вуза региона, есть даже научный институт, не говоря уже об учителях и работниках культуры. Запрос на развлечения у представителей этого сословия большой, а стандарты подсмотрены в столицах и заграницей. В конце концов город, кующий основу экономик разных уровней, достоин лучшего. Ломать образ рабочей слободки, где страшновато жить, нужно, пожалуй, системно. Это не только комплексная застройка, пользующегося спросом у молодежи района за Шексной-рекой, но и модернизация городской среды в целом с учетом самых передовых тенденций. А, главное, внедрение культуры сервиса, что средний класс и подсмотрел в своих Европах.

В свое время этот пресловутый сервис, когда тебе, к примеру, не цедят сквозь зубы продавцы в магазине и приносят не холодный, а горячий суп в кафе, восхитил советских путешественников Ильфа и Петрова в «одноэтажной Америке». В постсоветской России уважение и приличное обслуживание до сих пор внедряются со скрипом. Этот скрип слышен даже, когда начинающий предприниматель только задумывается об открытии заведения: ресторана, вагончика с уличной едой или сувенирной лавки.

Сколько вы, череповчане, насчитаете в родном городе приличных «едален» или интересных пространств для общения.

В этом городе принято работать, а культурно отдыхать, к сожалению, ездят в соседние Вологду и Ярославль, Москву и Петербург, или вовсе за рубеж, где и оставляют заработанные деньги.

Череповецкий бизнес сферы обслуживания, похоже, относится к местному населению с пренебрежением. Иначе почему так медленно, так глупо, так невкусно и неуютно большей частью все то, что они делают. За редким исключением, конечно, а исключения, как известно, только подтверждают правило.

Почему вологжане говорят, что в Череповце негде выпить приличного кофе? Почему гости из Петербурга возмущаются крику персонала в кафе.

В центре Вологды милые улочки с богатым выбором чуть затертых, но уютных заведений, целая брусчатка, отремонтированные фасады и богатое новогоднее украшение.

В центре Череповца, на площади Металлургов, щербатый асфальт, мимо конуса искусственной елки ветер таскает пластиковый пакет, на углу, в монументальном советском доме, рюмочная, из которой непрерывно вываливаются чуть живые люди — эти шаткие товарищи потом гадят в окрестных дворах.

На первых этажах домов, окружающих площадь и большой парк, еще архитекторами предусмотрены коммерческие помещения и широкие витрины. Раньше там были книжные магазины, кулинарии и общепиты. Теперь офисы банков и какие-то мутные заведения.

На Советском проспекте ноголомательная плитка и робкие попытки украшательства в виде новых арт-объектов, которые по своему дизайну сгодились бы для детсадовского двора, безвкусные вывески на исторических зданиях и полное отсутствие центральной городской идеи: зачем это, для кого это, как это? Туристы ли нам важны или молодежь, или кто вообще, а, может, все вместе?

Череповецкие деятели сферы обслуживания любят пенять на народ, мол, не нужно ему новых веяний, мол, нет у нас культуры.

Но забывается самое важное — публику нужно воспитывать.

Пришли мы как-то с подругой в новый бар (вот оно — исключение!) с ресторанным уклоном в Череповце. Красиво, атмосферно, с потолка свисают лианы, стол приятно сервирован, даже свечку зажгли. Подруга просмотрела меню — цены недешевые — напряглась, потянула меня в пиццерию. А тут неожиданно вышли музыканты и начали неплохо петь. И мы заслушались, и отпустили ситуацию, взяли по салатику и по бокалу белого сухого — вышло не дороже, чем в пиццерии, на самом деле. Потом к нам подошел официант и предложил беспроигрышную лотерею. Подруга бросила кубик и выиграла литр пива бесплатно. Вокруг многолюдно, все-таки скоро праздник. Время, судя по улыбкам, тот самый бескультурный народ проводил вполне прилично.

Ушли мы из бара в умиротворенном настроении и долго еще бродили по улочкам, беседуя о том, о сем.

Дети девяностых, а теперь уже тридцатилетние специалисты, до сих пор вспоминают чудесную пиццерию, располагавшуюся в деревянном домике напротив нынешней площади Милютина. Здание снесли при реконструкции Камерного театра. Лучшей пиццы с тех пор я не пробовала.

А помните, киоски с блинами?

А кафе «Ассоль».

В Агентство городского развития приходят десятки молодых и активных. Но их идеи зачастую оригинальностью не блещут. Новые автомастерские и новые пекарни, да маникюрные салоны.

Нам обещают, что через два года город преобразится. Будет широкая набережная с большим выбором увеселений, будет вид на сияющий мост — чудо конструкторской мысли.

Но будет ли сервис? Будет ли действительно интересно? Будет ли чисто и комфортно? Получится ли у нас.

Соня Рассольная
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.