Все улыбаются. Московскому студенту могут дать четыре года колонии за четыре ролика на ютьюбе

Удивительным образом российская власть, неспособная дать положительных героев даже лояльной части общества, с лёгкостью делает их из людей, которых считает своими врагами.

Фото: theins.ru

«Сегодня не праздник, просто игра,
Горячий участок давно позади,
Пилоты молчат, смотрят на звезды,
Задание выполнено успешно, все улыбаются».

ВВС
авт. А. Синицын

Завтра, 6 декабря в Кунцевском районном суде Москвы будет объявлен приговор Егору Жукову — видеоблогеру и фигуранту «московского дела». Обвинение накануне попросило приговорить двадцатилетнего студента ВШЭ к четырём годам колонии общего режима и на 2,5 года запретить пользоваться Интернетом.

Егор был задержан якобы из-за участия в «массовых беспорядках», как были обозначены несанкционированные акции протеста, прошедшие в Москве этим летом по поводу нарушений во время избирательной кампании в городскую думу столицы. Когда причастность к беспорядкам доказать не удалось, Жукова обвинили в публичных призывах к экстремизму из-за четырех роликов, которые он опубликовал на ютьюбе с октября по декабрь 2017 года. Адвокаты утверждают, что дело строится исключительно на одной лингвистической экспертизе, и критикуют ее. Суд отверг всех альтернативных экспертов, предложенных защитой (включая лингвиста, которая разработала методику для определения экстремизма госорганами).

Стенограмму судебного заседания 4 декабря, можно почитать здесь. Самое неприятное — неизбежно возникающее ощущение невероятного цинизма, с которым фактической расправе над заранее (и не в суде) приговорённому человеку пытаются придать видимость правосудия. Причём речь идёт даже не о расправе государства над своим подданым, а о расправе части этого государства, получившего на какое-то время в определённой ситуации право на автономию по обращению с гражданами, в которых действующая власть заподозрила угрозу себе. И вот эта санкция запустила всю цепочку следствия и суда, которая в логике этого действия должна в пятницу завершиться обвинительным приговором.

Один из адвокатов Жукова на заседании в среду заявил, что не считает возможным обсуждать доказательства по этому делу, так как это «создает иллюзию нормальной ситуации».

Мы тоже не будем обсуждать подробности того, как странно следствие обращалось с фактами, как спокойно и последовательно суд эти «доказательства» принимал.

Пожалуй, достаточно процитировать ремарку стенограммы: «Государственный обвинитель Исхаков улыбается».

Такова его реакция на полные гнева и горечи слова адвокатов, бессильных что-либо сделать в суде, где всё, кажется, уже предрешено. Запомним эту улыбку.

Примерно также улыбался судья Тверского суда Москвы Алексей Криворучко, приговоривший к трём с половиной годам колонии актёра Павла Устинова, который, как и Егор Жуков, не участвовал в акции протеста 3 августа, но был схвачен сотрудниками Росгвардии, один из которых, по версии следствия, травмировал плечо. Устинов, кстати, после акций в его поддержку был освобожден под подписку до вступления приговора в силу.

Ещё один подсудимый — журналист РБК Александр Соколов, также приговорённый к 3,5 годам колонии «за расшатывание политической обстановки», так описывает позицию человека, характерную, пожалуй, для всех, кто пытается с показательной жестокостью наказать этих несогласных «жуковых», «устиновых», «соколовых»: «Это человек, который находится под санкциями и у которого одна дорога — выслуживаться. И это озлобляет серьёзно»...

Егор Жуков на самом деле не был никаким врагом режима, тем более своей страны. Всё, чего он добивался, было в его последнем слове на суде: желание видеть в согражданах «ответственность и любовь»- «любовь к слабому, к ближнему, к человечеству», желание, что в будущем Россия станет «по-настоящему счастливым местом».

«В конце концов, ваша честь, чем страшнее мое будущее, тем шире улыбка, с которой я смотрю в его сторону», — сказал Жуков, обращаясь к судье. И улыбнулся. Запомним и эту улыбку тоже.

Егор — юный идеалист, получивший, по-моему, очень правильное воспитание и представление о том, что хорошо, что плохо. Другое дело, что эти идеальные представления трудно соотносятся с реальностью. Но это нормально. Как верно заметила одна знакомая, через несколько лет этот мальчик сам посерьёзнел бы. Нет, он, вероятно, не изменил бы своих взглядов, но стал бы спокойнее и избирательнее в их выражении.

Такого шанса повзрослеть ему не дают, пытаясь приговорить к будущему, которое для Егора в тюрьме действительно может оказаться страшным.

Зачем всё это? Зачем власть, пропагандистской машине которой так и не удалось за последние 20 лет создать ни одного положительного героя, дающего примеры для подражания, сегодня делает героев из этих мальчиков? Причём, героев настоящих — не таких, как безликие наёмники в Сирии, или «казаки-разбойники» в Донбассе, — с чистой душой, с верой, с большой идеей. Вот вопрос, на который у меня нет пока ответа.

Но такое уже было однажды в истории моей Родины, когда почти также некие, ставшие автономными «винтики» государственной машины, зачем-то разбудили Герцена, и пошло-поехало... В итоге появились такие же воодушевлённые мальчики, приблизившие первую для страны «геополитическую катастрофу».

Неужели хотим повторить?

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.