Щелчок по носу следствия. Впервые в Вологде обвинённого в убийстве оправдали на основании вердикта присяжных

Накануне Вологодский городской суд, благодаря решению присяжных, усомнившихся в доказательствах следствия, огласил оправдательный приговор в отношении Романа Крюкова, обвинённого в убийстве собственной жены. Можно только догадываться, сколько подобных обвинений, возможно, уже обернулось для невиновных людей реальными тюремными сроками…

Фото: kommersant.ru/РБК

Дело об убийстве 32-летней жены Романа Крюкова расследовалось управлением следственного комитета с весны этого года — с момента, как тело женщины со следами многочисленных ранений было найдено возле гаражного кооператива на улице Белоризцев в вологодском микрорайоне Лукьяново.

Тело находилось в канаве, в полутора метрах от дороги, вспоминает брат Крюкова Евгений. Вокруг убитой на снегу было очень много крови. Но крови не было ни в машине Романа, ни на его одежде и обуви. Осмотр квартиры тоже не дал следователям никаких улик, указывающих на причастность мужа к убийству жены. Наконец медицинское освидетельствование указало на отсутствие даже малейших повреждений, которые должны были бы появиться на руках «убийцы», поскольку, как установила судмедэкспертиза, удары женщине наносились как рубящими предметами, так и руками-ногами.

Несколько пятен крови следователям удалось найти в багажнике автомобиля Романа Крюкова лишь после того, как машина в качестве вещественного доказательства оказалась во внутреннем дворе следственного комитета. При этом были опечатаны четыре двери, но именно дверь багажника, «по случайному совпадению», оказалась не опечатана.

Как утверждают родственники уже бывшего подсудимого Крюкова, его защита неоднократно пыталась получить ответ от следствия, каким образом подозреваемый мог перемещать окровавленное тело и не испачкаться в крови? Они так и не получили ответа.

Но подобные вопросы стали основанием, заставившим присяжных усомниться в выводах следователей.

На основании вердикта коллег и присяжных суд не только оправдал Романа Крюкова, но и отправил уголовное дело обратно в региональное управление следственного комитета «для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого». Дело возвращается вместе со всеми доказательствами, за исключением личных вещей Романа Крюкова: автомобиля, куртки, кроссовок, телефона и некоторых других предметов, исключённых из списка вещдоков.

Решение суда пока в законную силу не вступило. Но его уже можно считать позитивным явлением в практике нашей судебной системы, явно «перекошенной» в последнее время в сторону обвинительных приговоров.

Это не наше мнение — это следует, например, из статистики Судебного департамента Верховного суда о состоянии судимости, опубликованной в апреле 2018 года. Она свидетельствует, что за три года суда оправдали втрое меньше подсудимых. Доля оправданий упала до 0,2%.

Факт, что обвинительный уклон стал «хронической болезнью» судебной системы, признал бывший генеральный прокурор России Юрий Скуратов. По его мнению, судебная система больше верит следствию, оперативным службам, ФСБ, сотрудники которой сопровождают дела до их судебного рассмотрения. «Это обусловлено слабостью позиции адвокатуры, то есть адвоката в суде не слушают», — говорит Скуратов. По его словам, часто содержание обвинительного заключения буквально переписывается в приговор. При этом более половины дел рассматривается в особом порядке, условием которого является полное признание вины со стороны подсудимого — тогда суд не исследует доказательства, и весь процесс может занять один или несколько дней, отметил экс-генпрокурор. «Это возврат к временам, когда признание являлось царицей доказательств», — считает Скуратов.

Отчасти это связано с тем, что правоохранительные органы связаны системой показателей, которая влияет и на суды. Отчасти с кадровой политикой при формировании судейского корпуса, когда судьями становятся либо сами бывшие судебные работники, либо представители правоохранительных органов, которые приносят с собой специфические взгляды и менталитет.

Достаточно вспомнить мирового судью Тверского суда Москвы Александра Криворучко, ставшего знаменитым благодаря тому, что он был последним судьёй, видевшим в живых Сергея Магнитского (и отказался приобщать к делу жалобы юриста о неоказании ему медицинской помощи), приговорил за экстремизм журналиста РБК Александра Соколова, несколько раз сажал за решетку Алексея Навального и Илью Яшина, минувшим летом отправил за решётку актёра Павла Устинова, случайно задержанного росгвардейцами во время акции протеста 3 августа этого года. Так вот, судья Криворучко вообще не выносит ⁠оправдательных приговоров: из 604 решений по уголовным делам — все обвинительные, следует ⁠из данных ГАС «Правосудие». И таких, как он, судящих не по закону, а собственным представлениям о нём или, что ещё хуже, по указанию сверху, в стране, к сожалению, много.

Именно поэтому так радует расширение сферы действия судов присяжных, благодаря тому, что с 1 июня прошлого года вступил в действие закон «О рассмотрении отдельных категорий дел с участием присяжных заседателей». Теперь присяжные могут рассматривать дела не только в областных, но и в районных, и городских судах.

За это время судебная практика показала: суды присяжных оправдали почти треть подсудимых. Такое же соотношение вырисовывается пока и в Вологодской области, где со времени вступления в силу нового закона прошло три судебных заседания с участием присяжных: два обвинительных вердикта и один оправдательный.

То есть нельзя утверждать, что участие присяжных — гарантия оправдания, но доверия такому суду существенно больше.

Антон Юрьев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.