«Капсула виртуальной реальности». Роман Казаков — человек, который живёт в ожидании чуда

Обозреватель Самолёта встретил на Череповецком фанерно-мебельном комбинате человека, в котором это предприятие разглядело настоящего конструктора.

Фото: СамолётЪ

В Череповец Роман Казаков вместе с родителями и младшим братом приехал с Урала в 1997 году, уже «заражённым» любовью к технике и изобретательству. Отец, преподаватель физики и математики, учительствовавший в Сведловске-45, одном из самых закрытых в СССР городе, одновременно работал наставником юных картингистов на местной станции юных техников. Так шестилетний Рома в середине 80-х начал «катать» на вполне серьёзных соревнованиях — редкий случай для тех лет. Но вместе с любовью к скорости в мальчишке совершенно естественным путём воспитывалась любовь к технике...

— Картинг у нас в стране всегда был спортом самодельщиков: кто лучше сделает, тот быстрее едет, — говорит Роман. — Я тогда уже, в школьные годы, интересовался не только практикой, но и теорией. С детства хотел стать конструктором-корабелом, делать военные скоростные корабли — эсминцы, ракетные крейсеры. Интересовался авиацией, гоночными автомобилями...

Но «проза» жизни в новой, постсоветской России с её новым экономическим укладом заставила выпускника Череповецкого лесомеханического техникума помыкаться по разным предприятиям, попробовать себя в бизнесе. Он даже начальником производства успел поработать у известного в своё время в Череповце предпринимателя Валерия Сикорского. Кстати, однофамильца изобретателя первого в мире вертолёта...

А в середине «нулевых» судьба забросила Казакова на ЧФМК, где он наконец нашёл себе дело по душе.

— Меня взяли конструктором в технический отдел. До этого я конструировал много, но не совсем официально. А здесь официально стал конструктором и начал развиваться, — рассказывает собеседник и, предвосхищая мой вопрос «что конструируете?», сразу же и отвечает: -Занимаюсь всем: от строительных фундаментов и стен зданий до конкретного оборудования. Это и расширение производства, и увеличение производительности труда, — сотни проектов, реконструкция производства ДСП, фанерного производства. Словом, много всего.

— Что из того, что сделано, вы считаете своей самой интересной работой? — спрашиваю я Романа.

— Ну, патенты у меня есть. Я считаю, что разработал достаточно удачную капсулу для виртуальной реальности. Ведь не всё же должно быть только программное обеспечение. Нужно ещё и техническое связывание. Вот у меня разработана система для передачи нагрузок: если человек «летит» куда-то, «бежит» или «едет», капсула позволяет симулировать практически реальные нагрузки, воздействующие на него. Причём, не так, как в некоторых аттракционах торговых центров, где он садится в кресло, и его крутит направо-налево. В моей капсуле происходит воздействие на человека центробежной силы, принятие нужного поворота, вращения, перемещением смены направленности из положительной в отрицательную. Очень хорошая схема симулирования виртуальных нагрузок. Есть компьютерная модель. Что ещё? Мой дипломный проект был связан с автомобильной энергетикой. Очень я этим увлекался. Я разработал приставку к дизельному автодвигателю — самому экономичному из всех тепловых моторов, позволяющую дополнительно экономить до 15-16% топлива. Даже международный конкурс с этим проектом выиграл... Эту разработку я оставил в академии. Но продолжаю вперёд смотреть: что ещё можно сделать в этом направлении. Я, например, считаю, что сегодня нужно по-другому двигаться в автоэнергетике...

— Насколько я знаю, сейчас в моде электродвигатели.

— Конечно, электромобили популярны, за ними большое будущее. Но это же не энергетика. Здесь применен принцип использования аккумулированной энергии, которую нужно ещё выработать и передать в батарею автомобиля. Поэтому, если мы все авто переведём на электротягу, это будет колоссальная нагрузка на мировую энергосистему. Не зря немцы тащат к себе нашу вторую газовую трубу, рассчитывая на то, что в ближайшее время предполагается резкая выработка электроэнергии именно для электротранспорта. Для этого нужен энергоресурс, которой не заменить никакими альтернативными видами энергии. БМВ, Ауди — мощные машины, им будут нужны мощные электродвигатели. Но если решать проблему кардинально, то напрашивается гибридный вариант двигателя, в котором используется бинарный цикл. То есть, когда сжигается топливо через высоконагруженную газовую турбину, мы вырабатываем порядка 42% электроэнергии. Но у нас ещё остаются выхлопные газы с температурой порядка 600 градусов. И мы можем поставить ещё и паровую турбину, которая даст нам ещё около 40% КПД от оставшихся 60% энергии. То есть мы можем выскочить за 50 и даже 60% общего коэффициента полезного действия. Это практически в 2,5 раза выше, чем могут дать самые современные бензиновые двигатели. В конструкции современных тепловых станций этот принцип уже применяется. В автоэнергетике это ещё не сделано. Скорее всего, «первопроходцем» станет магистральный большегрузный транспорт, а уже затем — легковые автомобили.

Пока я «переваривал» услышанное, собеседник тоже помолчал и добавил задумчиво:

— А сейчас голова ещё занята глобальными вещами — принципиальным положением энергетики в мире. Говорят, что у нас, мол, скоро все полезные ископаемые закончатся и будут проблемы с источниками энергии. Взять по-простому, за последние 20 лет человечество добывает в районе 4 с половиной миллиардов тонн углеводородов в год. При населении 8-10 млрд. это на каждого — по 600 кг углеводородов в год. Львиная часть их сжигается. Из них, как известно, образуются вода и СО2 — углекислый газ. Всё, что было накоплено в недрах земли за сотни миллионов лет — спрессовалось, а теперь мы за 20 лет достали на каждого человека по 12 тонн углеводородов. И сожгли. Вода, ладно, она в океан идет. А СО2? Под воздействием ультрафиолета он превращается в биомассу, в огромное её количество — те же 12 тонн на человека. Слой биомассы резко увеличился на земле. Океан заполнен планктоном и зарастает. Посмотрите на нашу трассу со стороны Москвы, с юга — там, где раньше был пустырь, теперь вырастает лес. Если ехать из Череповца в сторону Петербурга, на месте сплошных болот теперь — сосняк. Зря мы боимся, что всё из-под земли выберем — ничего не останется. Биомасса растет. Это говорит о том, что, если даже под землёй всё и закончится, то у нас будет масса топлива на поверхности. Поэтому меня как инженера интересует задача сделать теплодвигатель, работающий на твёрдом топливе — на опилках, щепе, коре. Я в свободное время этим занимаюсь...

— Скажите, Роман, а какие-нибудь простые вещи приходится изобретать? — спросил я конструктора Казакова. Он подумал и сказал:

— Я своими руками дом построил. У меня высота сруба больше 4 метров, при этом я на верхние венцы 6-метровые бревна один затаскивал и не надрывался. Придумал одно приспособление...

— Семья как относится к вашим увлечениям?

— С пониманием. Отец у меня — технарь-практик. Брат — гражданским проектированием занимается, дети тоже любят технику. И я людям стараюсь не только практику дать, но и объяснить, откуда «ноги растут» у моего решения.

— На комбинате у вас есть ещё ребята со склонностью к изобретательству, улучшениям?

— Есть, конечно. Они общаются со своим цеховым механиком, технически грамотным человеком. Он может оценить правильность идеи, дать ей направление. У нас же в силу малоразмерности площадей любая проблема — нестандартная. Если бы в ровном поле завод строить — было бы проще. А здесь нельзя протянуть длинную линию, построить длинное здание — чтобы что-то переделать, внедрить, надо думать, как это вписать в уже существующее производство.

— Находить то, что не лежит на поверхности?

— Точно! Мозговой штурм помогает преодолевать проблемы. Практически никогда от начальной идеи до конечного решения мы не идём без изменений. Всегда решение эволюционирует, потому что его всегда можно улучшить. Надо только думать. Можно даже немного затянуть время, но сделать хорошо.

— Есть такое мнение, что сегодня страны соревнуются не размерами территории и даже не размером богатства, а тем, кто вырвется вперёд на очередной волне технологического прогресса. Это сейчас, как модно говорить, мировой тренд. Что вы об этом думаете?

— Прогресс всегда влиял на историю и на развитие. В 19 веке наполеоновские войны дали прямое следствие развитию текстильной промышленности. Зачем ее было развивать, если бы не нужно было столько сукна? Мы знаем сегодня точно, что войны только с помощью техники выигрываются. Это сильно толкает прогресс. А сейчас время ускоряется. Мир стал меньше с развитием технологий — интернета, сотовой связи и прочего. И теперь человек уже не может считать информацию только своей. Стоит ей только появиться, и она уже доступна всем. Поэтому говорить про Россию, что мы в чём-то отстали, я считаю, неверно или не совсем так. Новое время позволяет нам это отставание уничтожать. Всё меняется. Индонезия, Вьетнам, Китай и Корея в 70-е годы, Япония, чуть раньше, были экономически и технологически отсталыми странами, а сейчас там — самые передовые производства. Всё развивается. Нельзя бояться и говорить, что мы отстали и туда не надо соваться. Надо! Потому что это — восполнимые пробелы.

— У вас хватает времени на всё? — спросил я.

— Нет, — спокойно ответил Роман Казаков. — Мало времени. Но я могу в 6 утра проснуться и очень много вещей продумать. А потом уже делать. Живу завтрашним днем, всё время в ожидании чего-то интересного...

Записал Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.