СамолётЪ — подписывайтесь!

Кругом наши: Александр Можайский — к чему могут привести наблюдения за полётами птиц

Правда ли, что первый в мире самолёт построили не братья Райт, а наш земляк- Александр Можайский? Разберёмся…

Фото: matrix-svd.livejournal.com

Александр Можайский — контр-адмирал, пионер авиации, талантливый художник, первооткрыватель основного закона аэродинамики, сильный руководитель и создатель первого в мире летательного аппарата, который всё-таки летает.

Родился он в Роченсальме, Выборгской губернии, 21 марта 1825 года, в семье адмирала русского флота Федора Тимофеевича Можайского. Учился Александр Можайский Санкт-Петербургском Морском кадетском корпусе, окончив который с блестящими результатами, поступил на флотскую службу, обошел Балтийское и Белое моря и через год был произведен в мичманы.

Можайский отлично разбирался в точных науках, увлекался морской и военной техникой, прекрасно рисовал. Во время своего путешествия в Японию сделал много рисунков, которые, по утверждению специалистов, представляют этнографическую и историческую ценность. Япония настолько вдохновила Александра Фёдоровича, что вернувшись оттуда, он украсил свой дом всевозможными предметами японского происхождения, включая костюм японского самурая с вооружением, и акварельными пейзажами Японии, которые рисовал сам.

14 марта 1862 года он был уволен с флота и назначен на должность помощника мирового посредника Грязовецкого уезда Вологодской губернии. Здесь, в сельце Котельниково, которое позже было переименовано в село Можайское, он и поселился вместе со своей женой Любовью Дмитриевной Кузьминой — шестнадцатилетней дочерью покойного надворного советника Дмитрия Ивановича Кузьмина.

В этом тихом месте, на природе, наблюдая за полётами птиц, Александр Фёдорович и задумался о создании летательного аппарата, основанного на аэродинамическом принципе. Он изучал анатомию и аэродинамику полёта птиц. На каждую исследуемую птицу заводилась карточка, в которой указывались высота полёта птицы, её геометрические параметры и вес.

Можайский начал проводить эксперименты и создавать модели воздушных змеев, несущие поверхности которых были изготовлены из птичьих перьев. Затем изобретатель, поняв непрактичность такого подхода, стал использовать для обшивки кроличьи шкурки.

В публикациях 1877 и 1878 годов сообщается о том, что Можайскому удалось изготовить змей, «способный, будучи буксируемым с помощью конной тяги, поднять человека». Авиатор даже несколько раз сам поднимался в воздух на своём летательном аппарате. Но, повредив во время одного из таких полётов ногу, он приостановил эксперименты.

По словам очевидцев (прислуги имения и местных крестьян), планер — змей Можайского сохранился в усадьбе и после его смерти, и племянник Александра Фёдоровича иногда летал на нём. По описаниям свидетелей, планер Можайского, кроме крыла, имел фюзеляж в виде лодки и четырёхколёсное шасси. Высота полёта составляла порядка двух метров.

Начиная с осени 1876 года, Можайский проводил публичные опыты с летающими моделями самолёта в манеже Берейторской кавалерийской школы Санкт-Петербурга. Его модели оснащались пружинным двигателем или же двигателем на основе резинового шнура. Одна из моделей демонстрировала способность взлетать после разбега на собственном шасси, совершать довольно устойчивый полёт со скоростью до 5,2 м/с, и даже перевозить небольшой груз.

Работая над проектом летательного аппарата, Можайский первым в мире установил, что угол воздушной атаки, при котором отношение подъемной силы (крыла) к силе сопротивления имеет максимум, равен 5°. Он систематизированно искал «наилучшую форму винта» и ввёл понятие рычагов для управления полётом. И, наконец, он точно обозначил контуры финансирования в авиастроении. По его смете, на двигатель полагалось потратить 40% от стоимости всего самолета; на материалы и готовые вещи — примерно 25%; на изготовление — 15%; а остальные суммы на вторичные нужды. Этими пропорциями в той или иной мере пользуются авиастроители и сегодня.

После успешных полётов модели изобретатель приступил к разработке проекта летательного аппарата в натуральную величину. Когда в 1876 году он представил проект летательного аппарата Военному министерству, ему было выделено 3000 рублей на проведение научных исследований. В 1878 году Можайский пришёл к выводу, что летающей машиной должен управлять человек, и предложил перейти к более крупномасштабным работам, включавшим в себя постройку натурного самолёта, для чего, по его оценке, требовалось около 19 тыс. рублей. Другая комиссия, рассматривавшая новое предложение Можайского, отказала ему в выделении таких средств.

Можайскому пришлось финансировать проект из своего кармана. Ему удалось получить пособие для покупки за границей двигателей для его летательного аппарата в размере 2500 руб. Но, по словам самого Можайского, эти средства покрыли только транспортные расходы. Изготовление двигателей он оплатил из собственного кармана. Ещё около 2800 рублей были получены им от меценатов, но денег всё равно не хватало.

Летом 1882 года под Санкт-Петербургом он начал строить первый в мире самолёт. Его самолет состоял из лодки; двух неподвижных крыльев; хвоста, который изменял направление движения за счет способности подниматься и опускаться; трех винтов: одного большого переднего и двух малых позади; тележки на колесах, выполняющей роль шасси; двух матч для крепкой фиксации крыльев и подъема хвостовой части. Разгоняли аппарат две паровые машины: одна приводит в движение носовой винт, вторая — два толкающих задних.

Считается, что полёт состоялся 20 июля 1882 года, когда он был показан представителям военного ведомства и Русского технического общества. Но многие источники указывают на более поздний срок — лето 1883 или даже 1884 года.

Очевидцы свидетельствуют, что день, когда состоялся полёт, был ветреный. И это было не случайно. Сильный встречный ветер с одной стороны ухудшал полётные условия, с другой — резко усиливал аэродинамическую тягу моноплана.

Для устойчивого разгона Александр Федорович построил наклонную взлётную полукилометровую полосу, по которой моноплан, сбегая вниз под действием сил тяжести, набрал необходимую скорость для взлета, то есть 45 км/ч.

Таким образом, нехватку мощности двигателя Жуковский компенсировал природными силами и собственной смекалкой.

Самолёт взлетел, о чем свидетельствует очевидцы, но, поднявшись на высоту чуть более 11 метров и пролетев 200 метров, резко накренился, задел крылом поле и рухнул.

Александр Фёдорович Можайский скончался в Санкт-Петербурге 21 марта 1890 года от пневмонии. Могила его находится на Смоленском кладбище.

После смерти А. Ф. Можайского его сыновья пытались продать самолёт правительству, но получили отказ. В мае 1891 года им было предписано убрать аппарат с военного поля.

Но дело Александра Можайского не погибло и не кануло в Лету. В 2013 году белорусский автор Анатолий Евгеньевич Матвиенко опубликовал фантастический роман «Аэропланы над Мукденом». В этой книге последователи и единомышленники Можайского смогли преодолеть не только инженерно-технические трудности на пути создания самолёта, но и чиновничий произвол. В 2014 году у Можайского появились реальные последователи — авиамоделисты, которые из современных материалов построили по чертежам Александра Можайского самолёт и подняли его в небо, воскликнув: «Самолёт Можайского всё-таки летает! Он без проблем смог взлететь даже с травы!»

Мы могли бы сказать, что Можайский- создатель первого самолёта, но у нас нет такого права. Всё-таки этот аппарат при жизни Александра Фёдоровича так и не совершил по-настоящему продолжительный полёт. И официальными родоначальниками авиастроения названы братья Райт. Но лишь спустя несколько лет.

Александр Можайский уже создал моторизированную модель самолёта в то время, когда Уилбур и Орвилл Райт еще чинили велосипеды в своем магазине. Только спустя 9 лет они начнут летать на змеях-планерах, а моторизированный аппарат появится у них лишь 17 лет спустя, и то он пролетел всего 57 метров и упал.

Что же помешало Александру Можайскому вывести Россию в лидеры авиастроения? Чиновничья близорукость и жадность инвесторов, их неспособность разглядеть перспективы и увидеть что-то чуть дальше собственного носа? Впрочем, за 100 лет мало что поменялось в этих отношениях. Наши изобретатели и сегодня напрасно обивают чиновничьи пороги в надежде протолкнуть свои изобретения. Инвесторы всё так же не рискуют и предпочитают вкладываться в проверенные проекты, а страна привычно отсиживается в аутсайдерах, закупая компьютеры и смартфоны в «отсталом» Китае.

Так и живём.

Ольга Белова
СамолётЪ

Плюсануть
Поделиться
Отправить

Будьте в курсе наших новостей — подписывайтесь в группы Самолёта и Вашего нового Управдома во ВКонтакте и на страницу Фабрики медиапроектов «СамолётЪ» в Фейсбуке!

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.