В «непонятном ожидании». Бизнес готовится отметить День промышленника и предпринимателя

В четверг в Вологодской области будут впервые отмечать День промышленника и предпринимателя. СамолётЪ попытался понять, с каким настроением предприниматели подошли к своему новому празднику?

Фото: firatcakir.com

Для начала мы заглянули в статистику — она свидетельствует, что малый бизнес в России стагнирует — в большинстве регионов зафиксировано падение численности небольших компаний, в целом их количество выросло за прошлый год лишь на 0,03%, а в сравнении февраля к февралю и вовсе сократилось. Впрочем, и формальный годовой рост численности обеспечен увеличением количества микропредприятий, где заняты до 15 человек. Их в реестре субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП) по-прежнему подавляющее большинство — 95,5%. Число же малых и средних компаний уменьшается со скоростью 6–7% в год.

«Несмотря на заявления официальных лиц о поддержке МСП и важности развития данного сегмента, пока в нем наблюдается стагнация», — отмечает в комментарии «Коммерсанту» эксперт Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ) Надежда Каныгина. Это негативно сказывается на занятости: на 10 января число занятых в секторе МСП составило 15,87 млн работников, за год оно снизилось на 1,5% (или на 233 тыс. человек). За февраль численность занятых в секторе снизилась еще на 30 тыс. человек, хотя нацпроект «МСП и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» требует к 2024 году роста числа занятых малым бизнесом до 25 млн человек (включая самозанятых), а доли малого и среднего бизнеса в ВВП — с 22,9% (2019 год) до 32,5%. Впрочем, число субъектов МСП в целевые показатели нацпроекта не входит.

Первый вице-президент «Опоры» Владислав Корочкин считает, что причина снижения числа малых и средних компаний — в сжатии реального сектора. «Играет роль комплекс факторов: пятый год подряд падают реальные располагаемые доходы населения, в 2018 году никаких улучшений административного климата не произошло, растет налоговая нагрузка», — отмечает он. На торговый малый бизнес заметно влияет и экспансия федеральных сетей во всех регионах, которые «съедают куски рынка» малых компаний. Что же касается микрокомпаний — ИП, то им, по словам господина Корочкина, «проще живется»: за счет сниженной налоговой нагрузки «они дольше могут сохранять рентабельность».

Любопытно, что эмпирические опросы предпринимателей показывают несколько иную картину: все не так плохо, как кажется. Такой вывод можно сделать из исследования Inc. и Тинькофф Бизнес, которые провели масштабный опрос малых и средних предпринимателей со всей страны: спросили у клиентов банка, как им жилось и работалось в прошлом году. Анкету заполнили больше тысячи владельцев компаний. Выяснилось, что, несмотря на окружающий пессимизм и спад в экономике, российский малый и средний бизнес чувствует себя не так уж и плохо. Так почти половина опрошенных отметили рост прибыли в минувшем году, пятая часть — утверждают, что ничего не изменилось. 37% опрошенных заявили, что их бизнес вырос, у почти 40% ничего не изменилось. Почти 86% опрошенных нами бизнесменов заявили, что не сталкивались с вымогательством взяток чиновниками в 2018 году.

Зато с проблемами, так или иначе связанными с деятельностью ФНС, сталкивалась почти каждая третья компания. Бизнесмены критикуют налоговиков за несправедливые штрафы, ошибки и путаницу с документами, бюрократию, а также непонятные и даже абсурдные запросы.

СамолётЪ тоже решил задать несколько вопросов представителям вологодского и череповецкого бизнеса. И вот, что у нас вышло...

«Очень сильно меняется жизнь»

Так считает исполнительный директор региональной организации «ОПОРЫ РОССИИ» Светлана Куликова. Соответственно, должен меняться и бизнес, считает она:

— Многие вещи в традиционных формах бизнеса, к которым мы уже привыкли — в сфере торговли, в услугах, — в связи с глобализацией должны стать другими. Какими? Мы ещё сами до конца не поняли. Поэтому сейчас есть некоторая растерянность. Старые формы уже не работают, а новых мы ещё не знаем. Но есть шанс проявить себя как-то необычно, нестандартно, прорывным образом... Есть масса законов, которые нам не то чтобы мешают, но нас ограничивают. Даже областные власти уже говорят об всех этих административных правилах, сохранившихся едва ли не с50-х годов прошлого века. У нас в ряде отраслей ещё действуют советские нормативы. Других пока нет, их надо пересматривать. Нам повезло — с одной стороны, много чего меняется, с другой, много работы совместной ещё предстоит делать.

— Совместной с кем?

— С властью. Если сейчас получится не преследовать только свои интересы — только бизнеса или только государства, — а начать нормально договариваться, то я как оптимист надеюсь, что получится построить качественно другой, полезный, доходный бизнес. От маленького домашнего до большого.

— Как сегодня ситуация в стране, регионе влияет на бизнес?

— Согласна, доходы людей падают. Я понимаю, что это какая-то общая растерянность от всего происходящего. А ещё у нас нет, я думаю, какой-то единой идеологии в стране. Нет ответа на вопросы: «Куда идем? Что будет? Что за светлое будущее нас ждет?» У каждого ведомства какие-то свои расклады. У Минфина — свои задачи, у Минэка — свои, у сельского хозяйства — третьи. Хочется согласованных позиций и понимания, куда все-таки тащимся и с какой скоростью. Я про крупный бизнес не говорю. Но и «крупняку» нужно поворачиваться в сторону «малых», ему не надо пытаться всё делать самому. По большому счету, надо бы сесть и договориться, чего хотим и ждём от страны. Знаете, многие из нас в своё время начали заниматься бизнесом не от большого желания, а из соображений элементарного выживания: у страны для нас просто не было достаточного количества нормальных рабочих мест с достойной зарплатой.

«У бизнеса уже не осталось „подкожного жира“»

Так считает череповецкий предприниматель, руководитель городского отделения «ОПОРЫ» Игорь Истомин:

— Я сам сейчас нахожусь в непонятном состоянии, потому что есть ощущение, что мы идём в обратную сторону — по пути «развитого социализма». У нас НДС поднимают, а в «коммунистическом» Китае НДС снижают, делают всё для развития. Президент ставит задачу за 2 года в 2 раза увеличить количество малых и средних предприятий. За счет чего — не понятно. Потому что налоговая политика не стимулирует: налогообложение высокое, на уровне развитых европейских стран, а уровень жизни у нас другой, и низкий покупательский спрос сказывается. Другой вопрос, что, возможно, так происходит под влиянием внешних санкций. Но есть же и ресурсоснабжающие организации, которые без всяких санкций постоянно поднимают тарифы. Это тоже работает «в минус» бизнесу. Даже взять последнюю реформу по вывозу мусора. Всегда очень напрягает, когда на любом рынке возникает монополист. Это означает, что один из субъектов рынка может сам определять «правила игры»: регулировать цены и тарифы. То есть в дополнение к уже существующим монополистам-ресурсникам мы сейчас в регионе получаем ещё одного — по вывозу мусора. А ведь правила должны быть для всех одни. Получается, что для РСО не работают законы рынка, что альтернативы им нет. Не хочешь электричество покупать у этой компании, ну и всё — сиди без света. Это все однозначно работает в минус. В стране огромные деньги лежат на депозитах у населения. И это тоже проблема. Малые и средние предприниматели — это как раз те люди, у которых денег на депозитах нет, у них деньги работают. И все экономические законы говорят, что если деньги работают, значит, экономика работает. Пока что деньги лежат в банках. А нам они нужны.

— Рентабельность череповецкого бизнеса позволяет платить банкам процент по кредитам?

— Трудно сказать. Я знаю, тем, кто работает с НДС, им достаточно сложно. У нас не только крупные заводы любят работать с отсрочками платежей, такое условие есть и в муниципальных контрактах. При такой системе работать долго становится практически невозможно. У бизнеса и «жирка» уже не осталось. Если бы у бизнеса оставались какие-то дополнительные средства, то он пускал бы их дальше в развитие. Это работало бы на благо всем. Но мы не можем себе этого позволить. Находимся больше в режиме выживания, чем в режиме процветания. Я ради интереса спрашиваю у бизнесменов: кто может себе позволить прошедший год записать в актив. И только один сказал: я получил больше контрактов, но моя маржа стала меньше. Все стали меньше зарабатывать.

— Сейчас много говорят о триллионах рублей, заложенных в реализацию национальных проектов. Достанется ли что-то предпринимателям?

— Если хотя бы часть этих денег пойдёт в экономику, будет хорошо. Чем аккумулировать средства в иностранных активах, лучше пусть вливают их в экономику России, дают крупному бизнесу заработать. Другое дело, дожмёт ли государство этот вопрос?

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.