«Пропала Вологда»? Во что превращает борьбу за власть отсутствие выбора

То, что в областной столице считается политикой, на современном сленге именуется модным словом «хайп». Можно подумать, тон ему задали неожиданные кандидаты на пост президента России, но нет, у Вологды есть своя традиция хайпа...

Фото: vologda-portal.ru

Уже третий раз в крупнейших городах Вологодской области будет использована новая система определения сити-менеджера — мэра — обладателя не символической, а реальной властью надо всем городским хозяйством. И если первый раз процедура возведения на вологодский «престол» Андрея Травникова выглядела относительно пристойно (были и вменяемые кандидаты, и какие-никакие программы и реальные опасение по поводу того, как отреагирует общественное мнение), то вторая попытка подобрать Вологде мэра всё больше начинает походить на тот вариант известной настольной игры, которую в народе именуют игрой «в Чапаева».

Первые «радости»

В какой-то степени в этом виноват сам бывший мэр — поманив областную столицу «в даль» светлого будущего, он в итоге бросил её на произвол судьбы, так и не став для Вологды «своим». И брошенная политическая Вологда пустилась во все тяжкие.

Складывается впечатление, что вся поднявшая в областном центре «движуха» вокруг вакантного стула на Каменном мосту постепенно превращается в подковёрную борьбу «партий»-кланов за то, чтобы посадить на это «сидячее место» своего представителя.

В этом — вся Вологда и в этом её отличие от Череповца, где губернатору достаточно было заявить о поддержке Елены Авдеевой, чтобы это было принято всеми в качестве руководства к действию. Отчасти помогла предшествовавшая такому решению скандальная отставки Юрия Кузина — на её фоне даже смешное соперничество и. о. мэра с бывшим городским военкомом не воспринималось как полный фарс, но как осознанная необходимость в чрезвычайных обстоятельствах.

О смычке города с «деревней»

Череповецкий политический класс, практически весь выросший из производственной школы металлургического комбината, стабильно выдаёт рационалистов-прагматиков — все они очень амбициозны, но, в общем, договороспособны и управляемы.

Иное дело политический класс Вологды, в котором, насколько можно судить, причудливо сочетаются две доминанты. С одной стороны, это какая-то неизбывная деревенская патриархальность — не случайно в соцсетях областного центра так популярны новости из Тотьмы, Устюжны и прочих «малых родин» столичных обитателей, а Олега Кувшинникова «вологодская деревня» в итоге приняла за его былинные «тотемские» корни, которые губернатор склонен всячески подчёркивать.

Другая важная черта присуща Вологде как типически чиновному городу — это племя составляет основу политического класса города, влияет на все сферы его жизни, не исключая экономику, и к упомянутой провинциальной патриархальности добавляет типично чиновную изворотливую ловкость, склонность к интригам, к извилистому, многоходовому деланию карьер.

Здесь важно найти своего «патрона», который возьмёт под опеку молодого карьериста, прибиться к своей «партии», которая защитит, прикроет, не оставит без «гешефта», прилипшего к рукам после честного распила бюджетного «пирога». Именно об этом любимые между вологжанами разговоры о якобы свойственных им особой «человечности» и ценности «репутаций». Да, они на самом деле важны как опознавательные знаки между «своими».

И вот со всем этим богатством вологодские политики отправляются в поход за городской властью.

Длинной вереницей в поход за «синей птицей»

При этом то, что публично пообещал губернатор и. о. мэра Воропанову вовсе не является, как в Череповце, руководством к действию, а всего лишь одной из «вводных», той самой «гайкой», на которую, как известно, всегда находится какой-нибудь «болт» с подходящей резьбой.

Здесь так было всегда — и при Якуничеве, которого снимали со скандалом, и при Горобцове, которого всеми силами не допускали до власти, и при Шулепове, после которого, как образно написал один ресурс, остался, как после банкета, «привкус разорения и колбасы».

Главное отличие текущего момента от прежних времён в том, что тогда главным арбитром (пускай и очень формально) числился вологодский избиратель. Он мог худо-бедно оценить фортели своих политиков и проголосовать как-нибудь «не так».

Сегодня арбитра нет вообще. Вернее, есть много маленьких арбитриков и решение каждого из них всё ещё не будет окончательным.

В такой ситуации вологодские «партии» понемногу проявляют свои интересы и своих кандидатов.

Конечно, это Сергей Воропанов, на которого указал пальцем Олег Кувшинников.

А кроме того, говорят об «особом мнении» (и, возможно, особом кандидате), которое есть у Главы города Юрия Сапожникова, об определённых видах на пост мэра сопредседателя регионального народного фронта Германа Титова, неожиданно возросшей активности в городе главы Вологодского района Сергея Жестянникова, которому якобы благоволит замгубернатора Евгений Богомазов. Вспоминают даже «сбитого лётчика» Алексея Макаровского, покинувшего свой кабинет заместителя мэра на Каменном мосту, но, как утверждают, обладающего обширными связями и опытом политической борьбы.

Поскольку «движуха» весёлая и ни к чему не обязывающая, в ней начинают уже появляться и откровенные фрики вроде подавшего документы на конкурс на замещение должности мэра города некоего «дизайнера студии элитных интерьеров».

Есть ещё один зарегистрированный кандидат — Иван Свищёв, известный в Вологде по принадлежности сначала к «газовому», а затем и к банковскому «кланам». Оценивать Свищёва в качестве серьёзной фигуры позволяют не только обширные связи, но и обилие «компромата», который уже начинает выливаться на него уже сейчас, когда ещё даже не определён полный список соперников, а до финального заседания комиссии остаётся почти месяц.

Профессор Преображенский, известный персонаж Михаила Булгакова, в ответ на известие о том, что парадный вход заколочен, а соседи начали петь хором, пророчески заметил: «Пропал дом!». Что будет с «поющей» Вологдой, выбирающей себе мэра с «чёрного хода», нам ещё только предстоит узнать...

Илья Неведомский

СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.