Вторая попытка Алексея Мордашова добыть целлюлозу: объявлено общественное обсуждение проекта строительства целлюлозного завода в Череповецком районе

Сможет ли явно ослабевшее общество продолжать сопротивляться совместному давлению власти и бизнеса?

Фото: rtvi.com

Сразу несколько СМИ региона выдали очередную «сенсацию» — реанимируется уже было похороненный после активных протестов общественности проект строительства комбината по производству целлюлозы вблизи вологодского посёлка Суда. Во всяком случае районная газета «Сельская новь» напечатала объявление о начале инициированного ООО «Свеза-Лес» и администрацией Череповецкого района процесса «общественных обсуждений технических заданий на разработку разделов «Перечень мероприятий по охране окружающей среды» в составе следующей проектной документации: Строительство целлюлозного завода «Суда». Строительство полигона «Суда».

Речь идёт о строительстве современного производства с годовой производительностью 1 миллион 330 тысяч тонн воздушно-сухой целлюлозы, а также полигона для размещения отходов. Кроме того, в объявлении указывается о запланированном на сентябрь 2018 — январь 2019 годов проведении оценки воздействия на окружающую среду.

На самом деле идея строительства этого предприятия находится в сфере общественного обсуждения с 2013 года, то есть уже пять лет. За это время, кажется, были озвучены все аргументы и «за», и «против» проекта.

В пользу строительства комбината помимо главного интересанта — владельца металлургической «Северстали» и «деревянной» «Свезы» Алексея Мордашова — неоднократно высказывались представители областной власти и лесного бизнеса. Первой проект важен как источник желаемой диверсификации экономики, инвестиций, рабочих мест и дополнительных налоговых поступлений. Вторым целлюлозный завод, потребляющий все лесные «неликвиды» (берёзовые, осиновые балансы), нужен как своего рода «санитар леса».

«Строить целлюлозное производство надо срочно, — говорил Самолёту год назад генеральный директор ОАО ЛХК „Череповецлес“ Валерий Писарев. — Мы только спасибо скажем Мордашову, потому что его комбинат позволил бы нам не зависеть от финнов, шведов и т. д. Он дал бы толчок развитию лесозаготовителей Вологодской, Костромской, Кировской областей, Республики Коми и пр. И, кстати, почему мы должны „кормить“ древесиной ту же Карелию, с её лесопереработкой? Пусть они сами развивают свою лесозаготовку».

Аргументы противников проекта в общем сводятся к одной претензии: целлюлозное производство станет дополнительной и, возможно, непосильной нагрузкой на экологию Череповца и района. Особенно пагубно это может сказаться на состоянии Рыбинского водохранилища, вода которого будет использоваться в производственном цикле ЦК.

После нескольких лет изматывающего противостояния защитников и противников проекта «чаша весов», кажется, склонилась в пользу последних. Не в последнюю очередь потому, что удалось эффективно мобилизовать общественный протест, вылившийся в целое движение «Стоп ЦБК».

Так или иначе, но почти на целый год проект выпал из повестки общественной дискуссии. Казалось, что инициаторы отступились, смирившись с поражением. Хотя, конечно же, это было не так. Периодически в информационном пространстве в том или ином виде всплывала тема строительства целлюлозного производства в Вологодской области.

Например, в виде проекта строительства дороги к некой «инвестиционной площадке промышленно-производственного типа, расположенной в Судском сельском поселении Череповецкого района Вологодской области», запланированного областным правительством на 2020 год. Или в виде выступления председателя совета директоров ПАО «Северсталь» Алексея Мордашова на прошлогоднем Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ), в котором он сообщил о том, что принадлежащая ему компания в сфере лесопереработки (Группа «СВЕЗА») намерена двигаться в сторону строительства целлюлозного комбината: «Мы анализируем рынок и видим рост потребления целлюлозы в мире и стране. Хочу подчеркнуть, что в нашей стране есть конкурентное преимущество в виде неиспользованной расчетной лесосеки. Мы гораздо меньше леса используем, чем могли бы».

Сославшись на мнение финских экспертов в лесной отрасли, Алексей Мордашов выразил надежду, что ЦК в Вологодской области будет самым низким в мире по издержкам, поскольку будет построен близко к сырью и транспорту. Инвестиции в проект составят 2,2 млрд евро.

Но всё это были, так сказать, «экивоки» — лишь намекающие на то, что процесс таки зреет «под спудом». Теперь же результаты этой «подпольной» работы готовы снова вырваться наружу. И, очевидно, заинтересованные стороны — власть и бизнес, объединённые общей выгодой, — на этот раз всерьёз рассчитывают на успех затеи.

И, похоже, главным основанием, питающим этот оптимизм, стало представление о том, что общество страны и региона изменилось. Причём изменилось своеобразно. Оно не стало рациональнее, став восприимчивее к аргументам, доказывающим выгоду и целесообразность проекта в противовес инстинктивному страху экологической катастрофы. Нет.

Просто события последних полутора-двух лет показали, что общество стало слабее. Сегодня, оно, пожалуй, не способно на активный, массовый и долговременный протест. Что, в общем, доказывают акции общественного протеста против заявленной правительством пенсионной реформы. А это тема позлободневнее строительства ЦК, во всяком случае затрагивает «за живое» существенно большее количество населения и региона, и страны. И, тем не менее, пока по-настоящему массового протеста добиться не удаётся — не только в регионах, но даже и в Москве.

Не будем сейчас говорить обо всех причинах этой общественной усталости, хотя здесь явно сказались и расслабляющие последствия «крымской» эйфории, и угнетающее влияние безальтернативных президентских выборов...

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.