Кругом наши: Сколько лет «дяде Гиляю» — 166 или 168?

Сегодня день рождения знаменитого вологжанина, ставшего одной из самых колоритных фигур России XIX века.

Фото: infourok.ru/vk.com/

Владимир Алексеевич Гиляровский — журналист, прозаик и поэт, яркий и остроумный человек, знал, кажется, всё на свете. В наши дни он наверняка стал бы политобозревателем, колумнистом, блогером...

Но ему выпало родиться в позапрошлом веке, 8 декабря 1853, а, может быть, 1855 года. Здесь цифры расходятся. Родился в Вологодской губернии, в селе Сямы (у Кубенского озера, в селе сегодня живет человек 20), в семье управляющего имением. И прямо вот с первого дня его жизнь стала одним сплошным большим приключением: на свет появился в хлеву, куда мать пошла доить корову, и младенца принесли через сугробы в избу в подоле.

Раннее детство он провел, по воспоминаниям в автобиографической книге «Мои скитания», «в дремучих домшинских лесах, где по болотам непроходимым медведи пешком ходят, а волки стаями волочатся». Владимир рано, в 8 лет, лишился матери и воспитанием мальчугана занялись отец и двоюродный брат деда — беглый матрос, человек недюжинной физической силы, долгое время проживший в Китае и Японии. Двоюродный дед научил маленького Володю плаванию, гимнастике, борьбе, приемам джиу-джитсу. По большому счету все домашнее воспитание сводилось к тому, чтобы вырастить сына «охотником и спортсменом».

В начале 60-х семья перебралась в Вологду. А в 1865 году Володя поступил в Вологодскую гимназию. Учёба не задалась сразу: в первом же классе Гиляровский остался на второй год, вместо основных уроков занимался в манеже — джигитовкой и вольтижировкой, да еще и писал «пакости на наставников» — пародийные стихи и эпиграммы на преподавателей.

В итоге, прочитав роман Чернышевского «Что делать?» Гиляровский бросил гимназию, не доучившись года, и в 16 лет пошел в народ, с бурлаками по Волге. С приключениями дошел от Рыбинска до Ярославля, где поступил в Нежинский полк. Затем нацелился на Московское юнкерское училище, был зачислен, но вскоре оттуда выгнан за полное отсутствие дисциплины.

Но Гиляровский, который к тому времени уже напечатал несколько неплохих стихов в вологодских газетах, не расстроился. Он пробовал себя: был объездчиком молодых лошадей, цирковым артистом, пожарным, рабочим на заводе свинцовых белил, актером в провинциальных театрах. В 1877 году успел повоевать с турками, за храбрость и верную службу отечеству был награжден орденом святого Георгия IV степени.

В 1881 году Гиляровский приехал в Москву и окунулся с головой в творческую жизнь — начал публиковать стихи в журнале «Будильник», печататься в московских газетах. В этот период началась его дружба с Антоном Чеховым, продлившаяся всю жизнь. Вот как описывал первое появление «короля репортеров» в чеховском доме брат писателя — актер Михаил Чехов: «Это был тогда еще молодой человек, среднего роста, необыкновенно могучий и коренастый, в высоких охотничьих сапогах. Жизнерадостностью от него так и прыскало во все стороны. Он сразу же стал с нами на „ты“, предложил нам пощупать его железные мускулы на руках, свернул в трубочку копейку, свертел винтом чайную ложку, дал всем понюхать табаку, показал несколько изумительных фокусов на картах, рассказал много самых рискованных анекдотов и, оставив по себе недурное впечатление, ушел. С тех пор он стал бывать у нас и всякий раз вносил с собой какое-то особое оживление».

Жил Гиляровский в доходном доме в Столешниковом переулке под номером 9. Этот дом был средоточием культурной жизни столицы начала XX века. Частыми гостями в доме бывали Чехов, Толстой, Успенский, Горький, Андреев, Куприн, Бунин, Маяковский, Есенин, Левитан, Шаляпин, Ермолова — список можно продолжать до бесконечности. Его стали называть «дядей Гиляем». Прозвище закрепилось, как второе имя — этим именем он подписывал часть своих газетных статей.

Все московские извозчики знали его адрес. Без дополнительных вопросов везли седоков, если те говорили: «К Гиляровскому», или «К дяде Гиляю». Он сам стал достопримечательностью Москвы. Очерки, статьи и репортажи на злобу дня, точность, оперативность, достоверность сделали Гиляровского одним из лучших хроникёров своего времени.

Его сверхчутью и умению находиться в нужном месте в нужное время поражались все современники. Зачастую он был первым и единственным свидетелем какого-либо важного происшествия. Попадая на место происшествия, он всегда оказывал посильную помощь: мог броситься спасать имущество на пожаре или вытаскивать из воды утопающего.

Он первым подал материал о Кукуевской трагедии — крушении почтового поезда, опередив другие издания на несколько дней. Стал единственным журналистом, кто успел опубликовать правду о Ходынской катастрофе во время коронации Николая II, когда во время давки погибло более 1300 человек.

Он писал о тяжком положении рабочих спичечных фабрик, о незавидном положении провинциальных актеров, об эпидемии холеры на Дону ), о Русско-Японской войне, о катастрофе на фабрике Хлудова, где произошел пожар с последующим обрушением перекрытий в одном из зданий, о подземных работах по переустройству Неглинного канала в Москве, об отлове бездомных собак в столице.

Лично участвуя во многих событиях, о которых писал, Гиляровский нередко подвергался серьезной опасности — будь то репортаж с Ходынского поля или погружение в острополитическую интригу. Но его бесстрашие, богатырская физическая сила, беспощадное слово делали персону Гиляровского неуязвимой, возводили в ранг легендарно неуязвимого человека.

Всероссийскую известность приобрели его репортажи о театральной и литературной жизни, в том числе рецензия на спектакль по пьесе М. Горького «На дне» (1902). Перед премьерой он водил по трущобам Хитрова рынка К. С. Станиславского, В. И. Немировича-Данченко и художника В. А. Симова для поиска материала для оформления спектакля. Водил на Хитров рынок собратьев по писательскому цеху, в частности Глеба Успенского, на которого тамошние обитатели из «низов общества» произвели весьма удручающее и устрашающее впечатление.

Книги Гиляровский начал писать уже после Октябрьской революции. В «Моих скитаниях» он рассказывает о своей бродячей жизни в молодые годы. Во «Людях театра» — о столичных и провинциальных знаменитых актерах и театральных рабочих — плотниках, переписчиках ролей, ютившихся в ночлежках Хитровки. В третьей книге «Москва газетная» изображен мир дореволюционной журналистики. А потом были «Друзья и встречи» , «Рассказы и очерки» , «Москва и москвичи» — сборник очерков о жизни столице России, в которой Гиляровский с любовью и удивительной красочностью нарисовал картину города конца XIX — начала XX века.

О Гиляровском ходило бессчетное множество удивительных слухов, анекдотов и остросюжетных историй. Сам Гиляровский слухов никогда не опровергал, напротив, посмеиваясь в усы, подкидывал новые истории своих приключений.

Под конец жизни Гиляровский ослеп. Но и тут сказался его характер — писать Владимир Алекссевич не бросил, научился писать вслепую.

Сегодня в этом доме по адресу ул. Чернышевского, 15 разместилась литературная резиденция. Здесь Вологодское региональное отделение Союза российских писателей ведет культурно-массовую и просветительскую работу в области литературы. «Дом Дяди Гиляя» открылся в феврале 2015 года к 160-летию со дня рождения Владимира Гиляровского в старинном здании, на месте которого когда-то стоял дом, где писатель провел свое детство.

Евгения Васильева
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.