Датчик. «Любой ценой, то есть ценой собственной жизни». Миф и правда о подвиге панфиловцев

80 лет назад, газета «Красная Звезда» написала о том, как в бою у разъезда Дубосеково 28 бойцов из дивизии генерала Панфилова уничтожили около двух десятков немецких танков и остановили наступление немцев на Москву. Через семь лет военная прокуратура признает статью литературным вымыслом и засекретит свои выводы. Реальные события окажутся намного трагичнее и страшнее, чем было описано в газетном очерке…

Последний снимок генерал-майора Панфилова. Фото: nomadmgz.kz

Битва за Москву стала одним из важнейших сражений первого года Великой Отечественной войны. Немцы планировали быстро захватить столицу СССР и победоносно закончить кампанию 1941 года. Бои шли уже в 100–120 км от Москвы, крупные танковые группы прорывались по Волоколамскому шоссе к столице. Советским войскам был отдан приказ остановить врага любой ценой.

Один из рубежей обороны, который держала 316 стрелковая дивизия генерал-майора Ивана Васильевича Панфилова, проходил у железнодорожного разъезда Дубосеково.

16 ноября 1941 года немецкие войска пошли в наступление. После мощной авиационной и артиллерийской подготовки противник бросил в атаку 2-ю и 11-ю танковые дивизии. У наших после напряженных октябрьских боев почти не осталось средств противотанковой обороны.

Так, например, 1075-й стрелковый полк располагал всего двумя 76-мм орудиями и 4-мя противотанковыми ружьями (ПТР). Основной удар танковой армады врага пришелся по 4-й и 6-й стрелковым ротам 2-го батальона 1075-го полка, оборонявшимся у разъезда Дубосеково и деревни Петелино. Обе роты отбили несколько танковых атак с помощью гранат и бутылок с зажигательной смесью.

С наиболее жестокими и сокрушительными атаками столкнулись позиции 4-й роты во главе с политруком Василием Георгиевичем Клочковым. В течение четырех часов панфиловцы сдерживали танки и пехоту врага. Они отразили несколько атак противника и уничтожили 18 танков.

Почти все бойцы, в том числе и Василий Клочков, пали смертью храбрых. Василий Клочков погиб, бросившись под вражеский танк со связкой гранат.

Долгое время считалось, что погибли все 28 человек. Позже выяснилось, что двое тяжело раненых бойцов попали в госпиталь, двое оказались в плену и испытали на себе все ужасы фашистских концлагерей, а еще двое по разным причинам (не поясняется, почему) были исключены из списка Героев.

Из стенограммы беседы с красноармейцем Илларионом Васильевым, записанной в московском госпитале 22 декабря 1942 года:

«16-го числа часов в 6 утра немец стал бомбить наш правый и левый фланги, и нам доставалось порядочно. Самолётов 35 нас бомбило.

После воздушной бомбардировки колонна автоматчиков из деревни Красиково вышла... Потом сержант Добробабин, помкомвзвода был, свистнул. Мы по автоматчикам огонь открыли... Это было часов в 7 утра... Автоматчиков мы отбили... Уничтожили человек под 80.

После этой атаки политрук Клочков подобрался к нашим окопам, стал разговаривать. Поздоровался с нами. „Как выдержали схватку?“ — „Ничего, выдержали“. Говорит: „Движутся танки, придётся ещё схватку терпеть нам здесь... Танков много идёт, но нас больше. 20 штук танков, не попадёт на каждого брата по танку“.

Мы все обучались в истребительном батальоне. Ужаса сами себе не придавали такого, чтобы сразу в панику удариться. Мы в окопах сидели. „Ничего, — говорит политрук, — сумеем отбить атаку танков: отступать некуда, позади Москва“.

Приняли бой с этими танками... Команду политрук подавал: „Принять бой с танками, вылезти из окопов!“... Мы эту атаку отбили, 15 танков уничтожили. Танков 5 отступили в обратную сторону в деревню Жданово... В первом бою на моём левом фланге потерь не было.

Политрук Клочков заметил, что движется вторая партия танков, и говорит: „Товарищи, наверное, помирать нам здесь придётся во славу Родины. Пусть Родина узнает, как мы дерёмся, как мы защищаем Москву. Москва — сзади, отступать нам некуда“... Когда приблизилась вторая партия танков, Клочков выскочил из окопа с гранатами. Бойцы за ним...»

Конечно же, при обороне Москвы были другие примеры мужества и героизма среди частей Красной Армии. Но именно подвиг героев-панфиловцев стал легендарным и сыграл в годы войны исключительную мобилизующую роль.

Всем участникам боя у разъезда Дубосеково в 1942 году за беспредельное мужество, героизм, воинскую доблесть и отвагу советское правительство посмертно присвоило звания Героев Советского Союза. Это был единственный случай за всю войну, когда звания Героя удостоился не один человек, а сразу целый список бойцов.

Уже 18 ноября 1941 года 316-я дивизия была переименована в 8-ю гвардейскую и награждена орденом «Красного Знамени». В этот день погиб в бою у деревни Гусенево ее легендарный командир генерал-майор Иван Васильевич Панфилов. Постановлением ГКО от 23 ноября 1941 года дивизии было присвоено его имя. 8-я гвардейская Панфиловская дивизия.

Вот что писала к годовщине события «Красная звезда» в ноябре 1942 года в очерке «28 павших героев»:

«Опыт военной истории говорит нам, что героизм есть результат военного воспитания. И моральный дух, поднявший 28 гвардейцев на вершину героизма, был не мгновенным озарением, не молниеносной вспышкой отваги, а славным результатом умелого воспитания людей. Старый воин полковник Капров, пылкий и неустрашимый комиссар Логвиненко, всегда спокойный и решительный Мухомедьяров, отважный капитан Гундилович были нравственными учителями 28 гвардейцев и других героев дивизии. И все они учились героизму и умению воевать у своего командира генерала Панфилова, чье славное имя носит дивизия...»

Подвиг их бессмертен память о них вечна

Документы о подвиге 28 панфиловцев были изучены Главной военной прокуратурой СССР в 1948 году и признаны литературным вымыслом журналиста газеты «Красная Звезда». По версии прокуратуры, в бою принимал участие весь полк, погибло более 100 человек. Расследование получило гриф «Совершенно секретно».

В чем правда, брат?

Формирование 316-й стрелковой дивизии началось летом 1941 года в Алма-Ате.

В её состав вошло множество добровольцев, в том числе и тех, кто имел бронь от призыва. В основном это были люди немолодые, семейные, лет от 35-ти. И именно зрелостью и мотивированностью этих солдат был обусловлен высокий боевой дух дивизии.

Целью комдива было за несколько недель успеть сделать из дивизии боевой слаженный коллектив, который сможет достойно проявить себя на поле боя. Главное, чему генерал хотел научить своих солдат — не бояться вражеских танков. Эту задачу Панфилов решил, заменив танки обычными тракторами. Так что вскоре, за месяц подготовки, бойцы, забрасывавшие сельхозтехнику деревянными гранатами, отточили свои действия до автоматизма и морально были готовы встретиться с вражескими бронированными машинами.

18 августа дивизия была погружена в эшелоны и направлена на фронт.

Согласно боевым донесениям, массовый героизм красноармейцев и их командиров у разъезда Дубосеково и других населённых пунктов Волоколамского района имел место, говорят рассекреченные документы. После ожесточенных боев за Москву численность дивизии сократилась с 11 347 (в момент формирования) до 6–7 тыс. человек.

В дивизии осталось минимальное количество артиллерии. И в качестве основных средств борьбы против немецких танков были лишь противотанковые ружья, гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Это предполагало практически рукопашный бой, так как поразить с помощью бутылок вражеские бронемашины можно было только с минимальной дистанции.

О том, сколько на самом деле немецких танков было подбито у разъезда Дубосеково, точных данных нет. Командир полка полковник Капров в своём рапорте докладывает Панфилову о том, что «в бою полк (!) уничтожил 5–6 немецких танков...»

Батальонный комиссар Галушко доводит до начальника политотдела 16-й армии, что «по неуточненным данным в районе 1075 сп подбито не меньше 9 танков противника».

Документов, повествующих о том, что 28 бойцов 4-й роты 1075 сп (без поддержки артиллерии), отражая атаку 50-ти немецких танков, подбили 18 из них, в архиве 316-й сд нет. Зато есть цифры, отражающие реальные результаты боёв. Как утверждало в боевом донесении командование дивизии, в период с 16 по 18 ноября 1077-м сп было уничтожено 9, 1073-м сп — 5, 1075 сп — 4 немецких танка. Итого — 18.

Наступление немцев застопорилось.1073-й полк после прорыва немецких танков занял круговую оборону и держал её до последнего патрона. А рота 1075-го полка при помощи 6 танков выбила противника из деревни Шишкино и оборонялась там почти сутки. Группа сапёров из 1077-го полка погибла на окраине деревни Строково, прикрывая отход своей части на другой рубеж. Командование 1075-го сп 16 ноября оставило командный пункт только тогда, когда в его расположении появились немецкие танки...

Таким образом, получается, что выводы проверки главного военного прокурора СССР генерал-лейтенанта юстиции Афанасьева от 10 мая 1948 года о том, что «подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещённый в печати, является вымыслом...» не соответствует действительности.

Да, рвущиеся к Москве немецкие танки останавливали не только 28 бойцов, а роты и полки, стоявшие насмерть на своих позициях.

Генерал-полковник Эрих Гёпнер, командовавший 4-й танковой группой, писал в донесениях командующему ГА «Центр» генерал-фельдмаршалу Федору фон Боку о дикой дивизии, «воюющей в нарушение всех уставов и правил ведения боя, солдаты которой не сдаются в плен, чрезвычайно фанатичны и не боятся смерти»...

Национальной состав дивизии Ивана Панфилова — русские 67%, киргизы 11%, казахи 11%, украинцы 8%, остальные 3% — представители других национальностей, всего 28... Всем миром мы защитили свою землю...

Евгения Васильева
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.