Александр Шевелёв: «Бизнесу в одиночку с „углеродной нейтральностью“ не справиться».

Генеральный директор «Северстали» рассказал Самолёту о ценовых прогнозах на металл в 2021 году и взаимодействии с правительством РФ в вопросе декарбонизации промышленности.

Фото: пресс-служба «Северсталь»

Напомним, резкий скачок цен на сталь в прошлом году уже стал поводом для представителей других отраслей (в первую очередь, стройки и автопрома), чтобы обвинить металлургов в своих проблемах.

С другой стороны, российские металлурги одними из первых осознали: активизация усилий многих стран по повышению климатических амбиций и достижению углеродной нейтральности может привести к тому, что в мире сформируется определённый «климатический клуб», в который не войдут страны с углеродоемкой экономикой. А России будет отведена роль «углеродного офшора» с последующими отраслевыми санкциями, под которые может попасть и металлургия. Осознав это, металлурги вслед за Анатолием Чубайсом, предъявили свои претензии руководству страны, которое долгое время фактически игнорировало климатическую повестку.

В частности, «Северсталь» на прошлой неделе опубликовала свою «позицию» по вопросам изменения климата, подписанную генеральным директором АО «Северсталь Менеджмент» Александром Шевелевым.

В минувшую пятницу Александр Шевелёв дал большой онлайн-брифинг для СМИ в ходе которого главный редактор Самолёта Юрий Антушевич попросил гендиректора «Северстали» прокомментировать вопросы, связанные с ценами на металл и «углеродным следом».

— Александр Анатольевич, в конце прошлого, начале этого года на цены металлургов в правительство страны жаловались строители и машиностроители. Что на самом деле стоит за ценами «Северстали» и других производителей, каков ценовой прогноз до конца этого года?

— Вокруг этого вопроса было поднято много шума, не всегда адекватного. Мы понимаем, что ситуация с ростом цен обусловлена несколькими факторами, проявившимися в конце 2020 года. Первый фактор — стимулирование государством жилищного строительства, льготная ипотечная ставка, которая помогла повысить спрос на жильё. Это хорошая мера со стороны государства. С другой стороны, в условиях пандемии и рыночной неопределённости очень многие металлотрейдеры опустошили свои склады и перестали покупать металлопрокат. Понятно почему — большой риск: непонятно, что будет со спросом, замораживать оборотный капитал страшно. В результате возникла классическая ситуация: спрос большой — предложение минимальное. И дополнительно к этому мы увидели очень высокий спрос на экспортных рынках, которые стали восстанавливаться быстрее, чем рынок РФ. Поэтому высокая экспортная цена, плюс ослабление курса рубля создали очень интересную экспортную альтернативу и металлотрейдерам, и металлургам. На самом деле ситуация, когда, действительно, цена росла очень серьёзными темпами, возникла в моменте в конце декабря, начале января. И этой ситуацией начали пользоваться не всегда, на мой взгляд, добросовестно. Например, стали представлять рост цен на металл как ключевой фактор роста стоимости жилья. Хотя, как мы знаем, арматура в себестоимости жилья занимает всего около 5%. А если без инфраструктуры и сетей, то даже меньше 5%.

При этом стоимость жилья выросла на 30-50%. Хотя, как вы понимаете, даже если цена металла вырастет в два раза, это будет лишь 1% от роста стоимости жилья. На сегодняшний день, на мой взгляд, ситуация с ценами стабилизировалась, цены даже несколько пошли вниз. Мы видим, что стоимость арматуры контрактуется сейчас на март-апрель ниже, чем это было в декабре-январе. Поэтому нам кажется, что будет определённый ценовой отскок, который, собственно, уже происходит. Но при этом мы рассчитываем, что цены на металл будут всё-таки выше, чем в 2020 году. Кстати, в 2020 году цены вели себя очень интересно. К середине года цена на горячекатаный металл снизилась практически до $350. Это беспрецедентно низкая цена. А к концу января она вышла на уровень $730. То есть был взлёт. Сейчас, безусловно, будет отскок. Но мы уверены, что цены останутся на хороших уровнях, что даёт возможность компании зарабатывать прибыль и выплачивать дивиденды. Я рассчитываю, что не будет резкого падения цены, она останется на достойном уровне — порядка $500 на условиях CIF в портах Чёрного моря. Что является хорошим показателем для рентабельности компаний, особенно таких эффективных по снижению издержек, как компания «Северсталь».

— Хотелось бы услышать подробности о политике «Северстали» в сфере изменения климата и сокращения углеродного следа. Недавно компания фактически обратилась к государству с просьбой поддержать инициативу промышленников и принять участие в финансировании разработок новых подходов и технологий в этой сфере. Насколько этот призыв услышан государственными структурами и как правительство реагирует на эту инициативу?

— Интересный вопрос с большим количеством смыслов и содержаний. Действительно, письмо такое мы подписали. Это по сути политика компании в области климата. Мы считаем её очень важной и полностью разделяем. Это документ, который должен объяснить позицию компании в этом вопросе климата. Это первое. Второе — вы правильно подметили: мы обращаем внимание на то, что мы как компания приветствуем снижение воздействия на окружающую среду вообще и фокусируемся на этом. И, в частности, углеродной эмиссии. Мы инвестируем и будем инвестировать в этом направлении. Но обращаем внимание, что в европейских странах существуют большие, комплексные государственные программы, поддержки и совместного с бизнесом финансирования развития инфраструктуры, производства электроэнергии, необходимой для производства водорода, который считается сегодня экологически чистым источником энергии. У нас в стране таких, заявленных государством проектов нет. Но их необходимость обсуждаются. Мне кажется, государство на проблему реагирует адекватно. С одной стороны, оно слышит идеи, с другой, — со своей стороны рассматривает различные способы и меры. О каких-то практических решениях нам пока неизвестно. Но к этому нужно прийти. И мы в этом вопросе, я считаю, начали двигаться очень быстро. В то время, как западные, особенно европейские компании достаточно давно идут по этому пути. И особенно северные страны: Швеция, Норвегия. Именно там действуют большие государственно-частные проекты по взаимному инвестированию в экологичные технологии. Допускаю, что и мы придём к такому сотрудничеству, поскольку это очень важный вопрос государственного уровня. Насколько я знаю, сейчас в руководстве страны рассматриваются меры поддержки, регулирования, инвестирования. Бизнесу одному, конечно, с такой глобальной задачей, как углеродная нейтральность, не справиться.

СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.