Соцпакет на 500 миллиардов. Чей рейтинг собирается поддерживать руководство страны?

Есть вероятность того, что гасить потенциальные протесты деньгами власть будет совсем не для поддержки рейтинга действующего президента, а для создания нового рейтинга, неизвестного пака нам лица…

Фото: rsloboda-rt.ru

Январские протесты в России, связанные с возвращением в страну Алексея Навального, сравнительно быстро сошли на нет. Власти удалось обезглавить несистемную оппозицию, не имеющую широкой социальной базы за пределами узкой прослойки представителей городского среднего класса. Слова сторонников Навального, в частности Леонида Волкова, о том, что протест надо остановить «на высокой ноте» и беречь силы до осенних выборов, в какой-то мере попытка сохранить хорошую мину при неудавшейся «игре». Но только в какой-то мере.

Запоздавший протест

Если оставить за скобками самого Навального, из которого власть почему-то сама делает фигуру едва ли не «равную государю императору», то можно сказать, что не только у отшумевшего, но и у грядущего протеста есть иные, куда более серьёзные основания. Вот только проявления их постоянно запаздывают. Именно поэтому январские ситуативные протесты были лишь «фальстартом», предвестником чего-то, возможно, более грозного и масштабного.

Так, например, считает директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при правительстве РФ Алексей Зубец. Исследования института показывают, что протест резко набирает рост не на фоне падения уровня жизни как такового, а при невозможности обеспечить себе стабильный (а лучше, конечно, растущий) доход. Иными словами, неопределенность относительно будущего материального положения семьи служит для людей более серьезным раздражителем, чем текущие трудности. Готовность людей выходить на улицы отстает на несколько месяцев от ухудшения положения дел в экономике и, следовательно, в семейном бюджете. Людям требуется время для того, чтобы осознать факт снижения благополучия, попытаться найти выход из этой ситуации, не обнаружить его, — и уже далее продемонстрировать свое раздражение публично.

«Важный показатель растущего недовольства и возможных протестов — это доля граждан, которые считают свой уровень жизни неприемлемо плохим», — отмечает Зубец, указывая, что наибольшее значение имеют ответы представителей социально активных групп в возрасте до 20 до 50 лет. В этом смысле его институтом накоплена показательная статистика. Так, по состоянию на январь в России доля полностью или в основном довольных жизнью снизилась до 77% против 86% в декабре, а доля уверенных в собственном будущем — до 50% против 63% в конце прошлого года. Но главное — заметно выросла доля тех, кто считает свой уровень жизни неприемлемо плохим: сейчас она составляет 18% от всего населения и 29% — в возрастной группе от 40 до 50 лет.

Если вспомнить протестную волну, прокатившуюся по России в 2011–2013, то летом 2011 года исследования учреждения, которое возглавляет г-н Зубец, показали рост доли тех, кто считал свой уровень жизни неприемлемо плохим, до 17%. А уже в начале зимы того же года по улицам российских городов прошли крупные марши и митинги, которые положили начало серии протестных акций, продолжавшихся до лета 2013 года.

Исследователь настаивает на наличии признаков того, что летом 2021 года мы можем увидеть череду массовых протестных акций на улицах. «Их может возглавить кто угодно, они могут идти под любыми лозунгами, но основа у них будет одна — недовольство обеднением и безнадежностью», — говорит Алексей Зубец.

500 миллиардов

И власть, видимо, чувствует эту угрозу. Свидетельством тому — оживившиеся государственные пропагандисты, пытающиеся пока ретроспективно доказать населению, что руководство страны заботится о качестве жизни народа и преодолении бедности.

Самый яркий из последних примеров (и, наверное, самый неудачный) — выступление главы МИА «Россия Сегодня» Маргариты Симоньян по поводу размера пенсий. Выступление, смысл которого свёлся по сути к довольно агрессивному заявлению, обращённому к пенсионерам, которые, жалуясь на низкий размер пенсий, не ценят того, что имеют. «Пенсии маленькие, конечно. Но они гораздо больше, на порядок больше, чем они были. И растут, и будут расти. Дайте только нашей стране несколько лет нормального развития без потрясений», — заявила Симоньян, невольно процитировав царского министра Столыпина, который, к слову, мечтать не мог о таком количестве спокойных лет, которые были отведены режиму Владимира Путина. Если кто и делал их тогда «беспокойными», то сама власть.

Не будем сейчас углубляться в сравнения уровня пенсий в начале путинского правления и сегодняшнего дня, для этого надо подробно говорить и об гиперинфляции, и об особенностях индексирования выплат, и о динамике курсе доллара, который с тех пор вырос по отношению к рублю в 3,5 раза...

Достаточно привести такое сопоставление: имея от 15 до 16 тыс. «средней по больнице» пенсии, российские пенсионеры для достойной жизни хотели бы иметь (последний опрос Сбербанка) средний доход в месяц от 45,6 тысячи рублей. В Москве этот показатель составляет 65,1 тысячи рублей в месяц, а в Санкт-Петербурге — 55,4 тысячи рублей.

С таким запросом надо не спорить, ему нужно как-то соответствовать. При том, что осознанной стратегией власти последнего времени было нечто прямо противоположное: постепенный отказ от пенсионного обеспечения, от социальных гарантий, и давление на потребительский рынок — действия, направленные на то, чтобы люди возвращали заработанное своим нанимателям, в ужасе перед собственным будущим.

Такую «коммуникацию» требуется срочно менять. И вот уже появляется инсайд в Reuters о том, что правительство готовит соцпакет на 500 миллиардов, чтобы снизить число недовольных перед выборами. По словам источников агентства, Владимир Путин может рассказать о новом пакете поддержки населения в послании Федеральному собранию.

Господдержка должна дать людям понять, что власти знают об ухудшении их финансового положения и делают что-то, чтобы помочь, сказал один из собеседников агентства. Указывая при этом на взаимосвязь между рейтингом Путина и падением на треть реальных располагаемых доходов россиян по итогам 2020 года.

Деньги на «пожарный» соцпакет у правительства страны есть — это лишь чуть больше половины среднегодовой экономии, заложенной в бюджете на 2021–2023 годы, и около 2,5% всей его годовой доходной части. В конце концов можно немного схитрить, назвав дополнительным соцпакетом меры, которые и так были целиком или частично заложены в бюджет?

Красный день календаря

Но любопытно даже не это, и не то, кому могут достаться эти деньги. Любопытно, чей рейтинг на самом собирается спасать новыми выплатами власть? Далеко не для всех очевидно, что это будет рейтинг Владимира Путина.

Рассуждая на этот счёт, питерский политтехнолог Андрей Таннер задаётся рядом вопросов. Например, почему именно сейчас власти потребовалось нейтрализовать Навального? Или почему Навальный принял решение вернуться в Россию именно сейчас? И, зачем тогда в суде «ломали комедию», засчитывая Навальному сроки домашнего ареста, уменьшая сроки заключения, если можно было дать 3,5 года и решить вопрос его неучастия и неприсутствия на президентских выборах—2024?

Рационального ответа Таннер не находит, но делает предположение, которое мы с вами можем принять, а можем проигнорировать. Суть его в том, что «самое важное для российской власти (и граждан соответственно) событие должно произойти не в сентябре нынешнего года и тем более не в 2024-м, а гораздо раньше». Ближайшая календарная дата — вторая половина февраля. Именно на это время запланировано послание президента Федеральному собранию. Слишком многое указывает на то, полагает Таннер, что нас ожидают самые серьёзные перемены...

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.