«Потемкинские» моногорода. Череповец как символ кризиса госпрограммы поддержки городов с моноструктурной экономикой

Крупнейший промышленный центр Вологодской области снова вошёл в десятку наиболее динамично развивающихся моногородов России. Обозреватель Самолёта о том, почему это плохо.

Фото: СамолётЪ

Нет, жителям Череповца особенно волноваться не стоит — с его экономикой и социальной сферой, кажется, всё обстоит благополучно. Что, собственно, и подтвердил очередной рейтинг за 2019 год, составленный Фондом развития моногородов (ФРМ). Город металлургов занял почётное место в ТОП-10 рейтинга вместе с двумя провинциальными «автомобильными столицами» — Набережными Челнами и Тольятти, а также такими городами, как Первомайский Тульской и Губкин Белгородской областей, Кумертау Республики Башкортостан, Костомукша Республики Карелия, Невинномысск Ставропольского края, Нижнекамск Республики Татарстан и ярославский Тутаев.

Беда в том, что Череповец, которым так гордится ФРМ, на практике давно уже не моногород. Конечно, проблемы чрезвычайно сильного влияния на его управление, экономику, экологию и социальную сферу компании «Северсталь» остаются. Но это уже далеко не тот «рабочий посёлок», каким Череповец был ещё несколько лет назад.

Очевидно, что и в других городах-лауреатах свежего рейтинга ФРМ, складывается похожая ситуация с развитием экономики, предпринимательства и инфраструктуры. Это хорошо.

Плохо, что в лидерах рейтинга из года в год оказываются одни и те же города, включая и те, что переросли свой «моно»-статус. Но если их исключить из перечня, то, скорее всего, станет очевидным отсутствие явного прогресса всей госпрограммы поддержки такого рода проблемных поселений. А сказанные на церемонии награждения лауреатов слова главы Минэкономразвития Максима Решетникова о важности того, «чтобы положительная динамика социально-экономического развития моногородов не ограничивалась узким перечнем» — окажутся не более, чем благими пожеланиями. Похоже, «положительная динамика» как раз и ограничивается «узким перечнем». Она имеет очень мало общего с по-настоящему депрессивными поселениями, которые приходится спасать за счёт своеобразного «уплотнения» — для снижения расходов бюджета жителей там даже собираются переселять из опустевших домов на окраинах в центр либо в соседние населённые пункты.

И, скорее всего, эта проблема торможения динамики развития моногородов будет только усугубляться в связи с неизбежной оптимизацией бюджетных расходов на фоне борьбы с COVID-19, которая заставляет правительство урезать отдельные меры господдержки.

Фонд моногородов уже столкнулся с сокращением финансирования — субсидии ФРМ в 2021–2023 годах будут сокращены на 10%. Вместо предоставления фонду 4,7 млрд руб. ежегодно в следующую трехлетку ему будет выделяться лишь по 4,2 млрд руб. Минэкономики предлагает сократить и направления финансовой поддержки, оказываемой фондом. Пожертвовать планируется софинансированием расходов регионов и муниципалитетов на строительство и реконструкцию социальной инфраструктуры.

На фоне происходящих изменений ФРМ приступил к разработке новой стратегии развития моногородов до 2025 года. По словам Ирины Макиевой, ее планируется представить на набсовете фонда до конца года. В Минэкономике полагают, что сейчас требуется «максимально сконцентрировать средства федерального бюджета на поддержку проектов, предусматривающих создание новых рабочих мест и привлечение инвестиций».

Кстати, Череповец достаточно активно пользовался возможностями ФРМ (как, впрочем, и других федеральных программ) для развития своей инфраструктуры.

Комментируя место Череповца в числе лидеров рейтинга Фонда развития моногородов, заместитель губернатора Вологодской области Виталий Тушинов напомнил, что в городе действует особый налоговый режим — статус территории опережающего экономического развития, позволяющий бизнесу быстрее реализовывать новые инвестиционные проекты: «Сейчас в границах города 17 компаний-резидентов ТОСЭР „Череповец“, работающих в сферах машиностроения, судостроения, пищевого производства, деревопереработки и других. Общий объем инвестиций от действующих резидентов к 2027 году составит более 6 миллиардов рублей, а количество новых рабочих мест — более 1400».

Что касается ФРМ, то основным инструментом фонда в направлении привлечения инвестиций является льготное кредитование — беспроцентные займы на суммы до 250 млн руб.— и более крупные кредиты под 5% годовых. За январь-сентябрь фонд заключил соглашений о предоставлении займов на общую сумму более 1 млрд руб. в рамках десяти инвестпроектов — ожидается, что их реализация приведет к созданию 550 рабочих мест и привлечению в моногорода 3,3 млрд руб. инвестиций.

В Череповце таким займом, например, воспользовалась группа компаний ЧФМК — для строительства нового производства фибролитовых плит в индустриальном парке «Череповец». Но, по словам руководителя Агентства городского развития Оксаны Андреевой, среди потенциальных инвесторов не наблюдается большого количества желающих воспользоваться подобными финансовыми инструментами ФРМ. Мешают требования о предоставлении избыточного количества документов и всё-таки высокие процентные ставки, которые, по словам Андреевой, «не позволяют производственникам развиваться так, как им хотелось бы».

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.