Из жизни денег. Почему Путин и Песков не обращают внимание на курс рубля?

Для них это «элементарные вещи»: «Легче производить за дешевый рубль, а продавать за дорогой доллар». Ну, а то, что девальвация рубля стабильно облегчает карманы граждан, так, видимо, это — сокращение корпоративных издержек.

Фото: sportingnews.com

Утром 2 ноября курс доллара превысил 80 руб. впервые с марта. В свою очередь, курс евро вырос на 1,2% (до 93,7 руб.) и обновил максимум с декабря 2014 года. Это происходит, как отмечает РБК, на фоне оттока инвесторов из рисковых активов на мировых рынках. Спрос на рисковые активы, в свою очередь, снизился из-за ситуации с распространением коронавируса COVID-19 в мире.

Но нас интересует даже не эти антирекорды, а реакция на них руководства страны. В октябре мы уже удивлялись публичной радости главы Минпромторга Дениса Мантурова по поводу печалящего многих его соотечественников падения курса рубля относительно основных мировых валют. В итоге выяснилось, что та радость была радостью бюрократического толка — министру было приятно, что ставший благодаря девальвации более дешёвым труд помог российской промышленности формально повысить производительность труда и заодно — повысил выполнение KPI министерству.

У президента с пресс-секретарём, очевидно, радость другого сорта.

В понедельник пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя рост курса доллара, который превысил 80 руб., заявил, что на макроуровне ситуация является «абсолютно стабильной». И это был сдержанный парафраз заявления президента Владимира Путина о том, что не надо обращать внимания на курс рубля.

Собственно, Песков и отослал жаждущих комментария журналистов к словам Путина, произнесённым во время проходившего ⁠на неделе инвестиционного форума «ВТБ Капитал» «Россия зовет!» «Тут, конечно, исходить надо из слов президента. В нашей стране все-таки абсолютное, подавляющее число наших сограждан получают свои доходы в рублях. По мере того, как мы сокращаем зависимость от импорта, эта волатильность все меньше влияет на цены», — сказал Песков.

Напомним, на форуме у Костина президент поделился своим мнением относительно одного из центральных пунктов общественного беспокойства. По мнению В.В.Путина, беспокоиться не о чем.

«Мы сохраняем устойчивость с точки зрения колебаний нашей национальной валюты, — сказал президент. — Центральный банк аккуратно, но принимает меры для сохранения устойчивости курса национальной валюты. Здесь, на мой взгляд, важно даже не курс, а предсказуемость и стабильность этого курса. И Центральному банку вместе с правительством в целом тоже удается это сделать, это чрезвычайно важно».

Путин хвалит Центробанк за поддержку национальной валюты, подешевевшей за последние шесть лет в 2,5 раза, в том числе, за последние 8 месяцев — на 25%. Нонсенс? Нет. Автор цитаты и четыре года назад говорил в общем то же самое:

«Если я говорил о том, что рубль слишком окреп, — объяснял Путин летом 2016 года Bloomberg, — то я не говорил, что позиция Центрального банка неправильная. Я говорил о том, что это накладывает дополнительную нагрузку на экспортно ориентированные отрасли экономики.

А то, что это так, мы с вами хорошо понимаем, когда рубль послабее, легче продавать, здесь производить за дешевый рубль, а продавать за дорогой доллар и получать большую выручку в долларах, а потом менять на рубли и потом получать больший доход. Поэтому это элементарные вещи».

Когда президент отказывается видеть в хронической слабости рубля проблему, это говорит нам о том, что глава государства не видит эту проблему политически значимой. Наоборот, это повод для гордости: он вместе с министрами и советниками, похоже, убеждён, что страна благополучно прошла через кризис коронокарантина благодаря тому, что государство «зажало» потребление людей. В том числе и рублёвой инфляцией, обесценившей сбережения и зарплаты.

Информационно-аналитический комментарий «Экономика», опубликованный ЦБ РФ, констатирует, что «в сентябре восстановление деловой активности в российской экономике приостановилось. Это произошло за счет как стабилизации потребительского спроса, так и снижения производственной активности, в первую очередь в обрабатывающих производствах». А потребительский спрос стабилизировался, потому что «в частном секторе реальная зарплата снова снизилась в годовом выражении». Конкретно — уровень реальных зарплат упал примерно на 2,5%, чего статистика не фиксировала с 2016 года.

А реальные доходы россиян во втором квартале снизились на рекордные с конца 1990-х 8,4%. И хотя в третьем квартале спад замедлился до 4,8%, но «масштаб сокращения доходов остается существенным, что в среднесрочной перспективе может сдерживать восстановление спроса», — пишет ЦБ.

Собственно говоря, это продолжение той же корпоративной логики, в которой об экономике страны, видимо, с подачи своего бывшего советника, а ныне — вице-премьера Белоусова, рассуждает президент.

Слабый рубль не только помогает выгодно продавать в долларах на экспорт, но и дёшево производить в России, в том числе, и из-за снижающейся реальной зарплаты. Но то, что для нас — снижение доходов, для них — государства и олигархов, получающих сверхприбыли от эксплуатации ресурсов — сокращение корпоративных издержек.

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.