Возбуждённые вирусом-2. Как Череповцу не дали стать второй столицей вебкам-индустрии

История про то, как оперативники Следственного комитета за одну ночь накрыли в «городе металлургов и химиков» (а теперь, получается — ещё и вебкама) сразу 30 точек, откуда по всему миру местные модели общались с клиентами.

Фото: alterainvest.ru/webgirls-studio.com

«Вкусная» информация, добросовестно подготовленная доблестными следователями (они даже видео сняли), минимум на сутки прославила Череповец, сделав его едва ли не второй российской столицей вебкама. Первой, как известно, является Санкт-Петербург, где, по некоторым оценкам, работает более 200 студий, подобных череповецким, а каждый десятый житель Петербурга работал или работает в этой индустрии.

В Череповце, похоже, бизнес только начинал развиваться, но уже стал приносить неплохой доход: если верить СК, следователи изъяли при обысках больше 18 миллионов рублей в рублях и валюте.

О чём вообще идёт речь?

СМИ поспешили сообщить, что в Череповце накрыта сеть «порностудий» и «порнопритонов». Это не совсем так. Вебкам-моделинг (от англ. Webcam — веб-камера) — сфера бизнеса, построенная на общении веб-модели и наблюдателя (далее мембер) в онлайн видео-чате. Общение обычно происходит на платной основе, что является основным заработком модели и студии. Зародившийся в 1999 году, когда некоторые модели освоили возможности интернета и показывали приватные шоу через камеру, вебкам продолжает развиваться, принося моделям и вебкам-сервисам хороший доход. Во многих странах ежегодно открывается большое количество студий, представители которых находятся в России, Америке, Японии, Южной Корее и других странах.

Среди современных вебкам-сервисов существует постоянная конкуренция, которая ведёт к росту качества транслируемого видео, профессионализму и количеству моделей и т. д.

Основные цели вебкам-бизнеса: дать людям возможность свободно общаться с симпатичными им моделями посредством видеочата, где они могут пофлиртовать, побеседовать и приятно провести время друг с другом; обеспечить моделей прибыльной и интересной работой, которая более безопасна и этична по сравнению с реальной проституцией и эскорт услугами.

Вебкам-моделей обслуживает команда сотрудников, обеспечивающих эффективное общение с клиентами-мемберами: это операторы, администраторы, техподдержка.

А работают вебкам-модели в тех самых вебкам-студиях — специальных помещениях, в которых и провели обыски сотрудники Следственного комитета.

Просто бизнес

После блистательной операции, проведённой оперативникам в ночном Череповце, было задержано 70 человек. Но обвинение предъявлено лишь троим, остальных пришлось отпустить. Обвинения связаны с признакам преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 242 УК РФ (незаконное изготовление и оборот порнографических материалов) и п.п. «б», «г» ч. 2 ст. 242.2 УК РФ (использование несовершеннолетнего в целях изготовления порнографических материалов).

По поводу «незаконного» оборота порно: ввиду отсутствия способов «законного» распространения таких материалов и предметов, фактически изготовление и распространение порнографии полностью запрещены. Но к вебкаму, похоже, это относится весьма косвенно.

«Вебкам с точки зрения закона сейчас в России в серой зоне: он и не законен, и не незаконен, — рассказывает сооснователь одной из питерских сетей веб-студий. — Бывает, что к нам приходит полиция и обвиняет в том, что у нас притон. Но у нас нет ни видеозаписей, ни клиентской базы, ни посторонних людей. Стрим происходит в сети и сразу исчезает, люди просто общаются, а сиськи показать каждый имеет право. Единственное, до чего можно докопаться — это несовершеннолетние и наркотики, и мы пристально следим, чтобы не было ни того, ни другого. Так что с точки зрения закона все чисто, кроме того, что мы не платим налоги. Но это уже не наша проблема: вебкам привлекает в Россию огромное количество зарубежных денег, и если бы его легализовали, как во многих европейских странах, то часть этих средств могла бы идти в бюджет. Так что могли бы приносить пользу.

Но в правительстве сидят дядьки из 1990-х, которые делают вид, что дрочить — это аморально и неправильно».

Кстати, именно то, что в информации СК фигурируют несовершеннолетняя и наркотики, наводит на некоторые размышления. Как видно из предыдущей цитаты, профессионалы вебкам-бизнеса, стараются обезопасить себя от возможных претензий правоохранителей: никаких видеозаписей, детей и наркоты. Появление хотя бы одной составляющей из этой криминальной «триады» может навести на мысль о непрофессионализме самих вебкамщиков, либо о провокации (либо со стороны конкурентов, либо самого СК).

Почему именно сейчас?

Всплеск любой дистанционной секс-активности, который сейчас переживает весь мир, специалисты объясняют побочным действием пандемии СOVID-19, вызвавшей в людях, во-первых, страх перед прямыми контактами с другими людьми, во-вторых, стрессом и психологическим дискомфортом, требующими ментальной и физической разрядки.

Скука и стресс на карантине делают своё дело, ещё весной писало издание Fast Company, отмечая, что крупнейший порносервис Pornhub, который в конце марта открыл бесплатный доступ к премиум-аккаунтам для всех стран, сообщил об увеличении трафика на 18% по сравнению с обычным уровнем.

«Люди часто обращаются к порнографии, когда им плохо, потому что порнография (и мастурбация), вероятно, предлагают временное облегчение от этих чувств», — отмечает американский профессор Джошуа Граббс.

Одновременно падает интенсивность прямых интимных контактов между людьми, о чём тоже свидетельствует резкое падение продаж презервативов. По мнению генерального директора материнской компании Durex Reckitt Benckiser Лаксмана Нарасимхан, из-за того, что людям пришлось изолироваться друг от друга, интимных контактов стало меньше, спрос на контрацептивы рухнул. Даже у постоянных партнеров из-за стресса и беспокойства, вызванного коронавирусом, ухудшились сексуальные отношения, рассказал Нарасимхан The Guardian.

Упомянутый совладелец питерской сети вебкам-студий полагает, что скорее всего череповецкую историю с захватом вебкам-студий спровоцировали конкуренты по этому бизнесу.

«Я веду бизнес так, как бы мне нравилось, будь я моделью, — рассказывает он. — Если все в индустрии станут такими, как я, будет круто, хотя я не верю, что в нашей стране все могут искренне относиться к людям по-человечески. Пока все плохо вокруг тебя, вряд ли ты станешь максимально хорошим — окружающая действительность отзывается эхом в поступках людей. Поэтому люди шантажируют других моделей с целью наживы, из той же оперы идти раскидывать наркотики по подъездам — всем же хочется нормально жить. Меня просто хорошо воспитали, заложили зернышко доброты. А кого-то били в детстве, и он вырос жестоким».

Марина Мельникова
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.