Обнуление мусора не получается. Рабочая группа под руководством замгубернатора готовит Вологодчине новую территориальную схему обращения с отходами

Руководство региона после коронавирусной паузы снова взялось за мусорную реформу. Главный её тормоз остаётся прежним: несопоставимость затрат, необходимых для полноценного «обращения» с отходами вплоть до полной утилизации, с финансовыми возможностями населения (а теперь ещё и государства).

Фото: pixabay.com

Этот гэп усугубляется ещё и откровенными просчётами государства, допущенными на стадии подготовки к реформе, когда рисовалась существующая территориальная схема, которая оказывается, мягко говоря, не совсем соответствующей реальности, и определялись нормативы с тарифами.

«Болевые точки» «мусорной» реформы

Внимательные читатели Самолёта, наверное, помнят лихорадочные эксперименты областного ДТЭК прошлого года: сначала в декабре были предложены новые тарифы, которые рассчитали на среднестатистического жителя региона, сминусовав наиболее одиозные статьи затрат регоператоров, которые они включали в своих расходы. А летом 2019-го уже вице-премьер Алексей Гордеев на совещании у президента Владимира Путина анонсировал новый подход, согласно которому за основу взимания платы за вывоз мусора с населения должен приниматься реальный физический объём вывозимых отходов.

Параллельно органам власти свои выводы из хода мусорной реформы делали и операторы обращения с отходами. Не все из них готовы откровенно и публично говорить о «болевых точках» реформы. Но некоторых из них реальные результаты работы всё же подталкивают к откровенности. Нам, например, попала отчётность группы компаний «Управления отходами». В ней содержатся весьма полезные сведения для тех, кто не до конца понимает, что происходит на российском мусорном рынке и можно ли считать его участников успешными бизнесменами. Подводя итоги года, группа, давно работающая в сфере обращения с отходами и сознательно влезшая не только в строительство инфраструктуры, но и в транспортировку, очень точно определяет «болевые точки» проведенной в стране мусорной реформы.

Что же беспокоит «Управление отходами» как регоператора? Неэффективный тариф, отсутствие механизмов компенсации расходов, невозможность полноценного формирования доходной базы и низкая собираемость платежей. Утвержденные в терсхемах объемы ТКО не соответствуют реально образуемому количеству мусора, поясняет группа, нет работающей модели, полноценно учитывающей специфику отрасли, нет регулярно обновляемой базы потребителей, нет приемлемых механизмов контроля объема оказанных услуг при обслуживании юридических лиц по фактическому потреблению, да и вообще нормативы для корпоративного сектора, в зависимости от вида их бизнеса, не корректны.

Все эти проблемы, конечно, давно известны, а неплатежи еще в первой половине прошлого года стали визитной карточкой реформы, но вот про неэффективные тариф и регулирование в целом так прямо и достаточно жестко никто из регоператоров не высказывался. Хотя, пожалуй, под выводами регоператора Мурманской, Саратовской, Нижегородской и Волгоградской областей. могли бы с чистым сердцем подписаться и вологодские коллеги.

Путешествие Виктора Рябишина

Видимо, вал накопленных проблем оказался настолько велик, что возникла необходимость хоть как-то с ним разобраться. И как только первая волна коронавируса, атаковавшая страну, немного поутихла, в Вологодской области снова вернулись к теме учёта и контроля мусорных потоков.

Для начала в регионе занялись поиском новой «исходной точки» для работы с мусором — в двух крупнейших городах и четырёх районах области специалисты ДТЭК провели инструментальные замеры количества отходов по сезону «лето». В департаменте инициаторами замеров называли жителей области, а к самой процедуре привлекли официальную общественность в лице членов областной Общественной палаты.

Следующим этапом «разбора полётов» («по личному поручению» Олега Кувшинникова) стали выездные проверки работы регоператоров и состояния полигонов рабочей группой под руководством заместителя губернатора Виктора Рябишина.

Группа уже успела посетить несколько районов области. И почти везде г-н Рябишин говорил что-то интересное.

Например, в Нюксенице, где на местном пункте утилизации отходов уже действует весовой контроль, замгубернатора заявил, что до конца года такой контроль будет введен на всех полигонах ТКО области, а все расчёты будут производиться, исходя из массы отходов, а не их объёма.

По словам Рябишина, это сделает систему обращения с отходами более прозрачной. Ссылаясь на мнение специалистов, чиновник заявил, что «состав отходов значительно изменился, и правильнее измерять вывозимый мусор в тоннах, применяя современные технологии контроля».

В Великом Устюге Виктор Рябишин анонсировал строительство «экотехнопарка», необходимого для нужд туриндустрии и конкретно — для вотчины Деда Мороза. На новом полигоне обещают и сортировку, и комплексную переработку, и захоронение отходов. Замгубернатора пообещал включить «экотехнопарк» в новую территориальную схему обращения с ТКО и уже в ближайшее время оценить необходимые финансовые вложения и сроки реализации проекта.

Правда, особо любопытные граждане успели прикинуть, новый «экотехнопарк» разместится всего в 200 км от того самого Шиеса, где населению обещали не строить свалку для московского мусора.

Накануне в Грязовецком районе Виктор Рябишин объявил, что работает над новой территориальной схемой обращения с отходами, которая «будет согласована со всеми районами, с главами поселений, перевозчиками, операторами полигонов».

И тут же дал примерное представление об эффективности будущей схемы, посетив местный мусоросортировочный комплекс. Здесь директор объекта Александр Киселев доложил вице-губернатору, что из отходов отбирается 67 наименований полезных фракций (различные пластмассы, пластик, картон), сортируемых «по видам и цветам». Всего под Грязовцем ежегодно сортируют порядка 9 тысяч тонн отходов, из них около 360 тонн доступно для вторичной переработки, остальное размещают на полигоне ТКО. Проектная мощность площадки позволяет использовать ее для захоронения отходов еще 10-15 лет.

Видимо, такой кпд в 4% считается максимумом эффективности для регионального «мусорного» проекта.

Почему у президента не получается «обнуление» мусора?

И это на самом деле не удивляет. Для того, чтобы резко поднять уровень переработки отходов, требуются многократно бОльшие инвестиции, взять которые можно из или кошельков граждан, или из бюджета страны. Кошельки стремительно пустеют, да и новая волна недовольства граждан на фоне событий в соседней Белоруссии никому не нужна. Над «златом» федерального бюджета и ФНБ наши власти «чахнут», почище сказочного Кощея. Частные инвесторы, наблюдая за тем, каким образом реализуется отечественная «мусорная» реформа, тоже не горят желанием бросать свои деньги в топку, где они гарантированно сгорят

Характерный эпизод имел место в соседней Ленинградской области при обсуждении местной схемы обращения с ТКО. Руководитель направления по взаимодействию с органами власти ассоциации «РазДельный Сбор» Анна Гаркуша обратила внимание региональных властей на то, что при смешанном способе доставки отходов на мусороперерабатывающий завод почти 25% материалов теряют потребительские свойства (например, из—за высокой влажности в кузове мусоровоза). Такую партию отправляют в так называемые неперерабатываемые мусорные «хвосты». Примерно то, что, видимо, происходит и на полигоне в Грязовце.

Наилучшим выходом из ситуации мог бы стать раздельный сбор мусора в двух регионах, убеждена Анна Гаркуша. По ее словам, это значительно снизило бы процент неперерабатываемых отходов и, соответственно, мусорных «хвостов». В администрации Ленобласти даме ответили: такое снижение могло бы составить всего около 10–15% — при кратном увеличении тарифов. Что, понятное дело, неприемлемо ни для жителей, ни для власти.

Сегодня многие вологодские телеграмм-каналы перепостили эмоциональную реплику вологодской блогерши Натальи Рюминой об удручающем бессилии властей решить проблему с мусором. Особенно наглядном при том всесилии, которое та же власть демонстрирует при кардинальной трансформации правового поля страны, проявившемся в переписывании Конституции.

Но для того, чтобы переписать основной закон, достаточно «мобилизовать электорат» и «поработать» на участках для голосования. А для решения проблемы с мусором требуется растянутая на десятки лет нудная ежедневная работа в условиях полной прозрачности, экономической стабильности и предсказуемости общего будущего страны. Эту работу нужно было начинать даже не вчера, а минимум двадцать лет назад.

Что же касается последнего обнуления президентских сроков, то это, думается, про будущее не страны, а небольшой группы людей в её руководстве, для которых даже срок работы маленького мусорного полигона в Грязовце находится где-то за горизонтом перспективного планирования...

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.