EBITDA* пожиже, рентабельность пониже. «Северсталь» подвела финансовые итоги первого полугодия

Накануне компания Алексея Мордашова опубликовала финансовые результаты работы за 2 квартал и первое полугодие 2020 года. Гендиректор «Северстали» Александр Шевелёв заранее назвал их «феноменальными», несмотря на снижение всех основных показателей. Включая и дивиденды, которые уменьшатся почти вдвое.

Фото: facebook.com

Рентабельность по COVID-19

Оправданием оптимизма Шевелёва может служить осознание того факта, что в условиях актуального металлургического рынка всё могло быть ещё хуже.

Как мы и предсказывали, мировой коронакризис догнал «Северсталь» именно во втором квартале. Об этом можно судить прежде всего по падению выручки группы, которая сократилась на 10.5% к предыдущему кварталу и составила $1,590 млн (в 1 квартале было $1,777 млн) из-за снижения цен реализации стальной продукции и сокращения объемов продаж. Падение выручки привело к тому, что на 9,7% до $501 млн (почти на $50 млн меньше, чем в первые три месяца года) снизился групповой показатель EBITDA.

А вот свободный денежный поток неожиданно увеличился более чем в 3 раза — до $190 млн. (1 квартал — $54 млн), что, как заявляют в компании «главным образом отражает положительные изменения в оборотном капитале».

Ещё больше выросла чистая прибыль, составив $391 млн (в 5,4 раза больше, чем в1 квартале — $72 млн), после включения прибыли от курсовых разниц в размере $168 млн.

Денежные потоки на капитальные инвестиции практически не изменились: $331 млн против $344 млн в 1 квартале.

Почти на полмиллиарда долларов вырос чистый долг «Северстали» — до $2,006 млн на конец 2 квартала.

Основываясь на «устойчивом финансовом положении» компании (при коэффициенте чистый долг/EBITDA на уровне 0.8x на конец 2 квартала 2020 года) Совет директоров рекомендовал выплатить квартальные дивиденды в размере 15.44 рублей на акцию. Это почти в два раза меньше выплат 1 квартала (27,35 руб. на акцию).

По итогам полугодия выручка сократилась ещё больше — на 20% до $3,367 млн (в первом полугодии 2019 года было $4,208 млн). EBITDA снизился на 25.4% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года и составил $1,056 млн или почти на $400 млн меньше, чем за тот же период прошлого года.

Тем не менее, показатель рентабельности по EBITDA «Северсталь» сохранила на высоком уровне 31.4% (год назад было 33.7%).

Эти результаты генеральный директор АО «Северсталь Менеджмент» Александр Шевелёв назвал «сильными», несмотря на потрясения на рынке, вызванные пандемией COVID-19. Шевелёв отметил, что компании удалось сохранить почти 100% загрузку сталеплавильных мощностей. Гибкость каналов сбыта позволила «Северстали» «сохранить высокую долю экспорта и сохранить объемы продаж». Что особенно наглядно проявилось на результатах добывающих активов, где объём продаж концентрата коксующегося угля, например, вырос на 34%, увеличились продажи железорудного сырья. Гендиректор обратил внимание на уже проявляющиеся результаты инвестиций в реконструкцию мощностей первого металлургического передела, которые позволили удержать средние цены реализации всех категорий стальной продукции. Они, по словам Шевелёва, сократились только на 4% к предыдущему кварталу.

Компания по-прежнему сохраняет наиболее высокий в металлургической отрасли показатель рентабельности по EBITDA — 31.5%.

Адаптироваться к падению

Во 2 квартале мировой рынок стали оказался под воздействием ограничительных мер в связи с распространением коронавируса (COVID-19). Карантинные меры в ЕС и России негативно повлияли на спрос на сталь. По оценка отраслевых экспертов, мировой рынок стали в 2020 году сократится на 6% по сравнению с прошлым годом. А прогноз падения потребления стали по ключевым отраслям (строительство, энергетика, машиностроение) составляет уже 9%. К таким вещам адаптироваться непросто, но приходится. Возможно, именно поэтому уже на следующий день после обнародования финансовых результатов «Северсталь» провела конференции для своих менеджеров Severstal Leadership Lab, которая впервые прошла в онлайн-режиме с использованием специально оборудованной площадки Skolkovo Glass Room. По словам Александра Шевелёва, 250 руководителей компании два дня анализировали результаты первого полугодия и планы достижения целей 2023 года. «Ответов много, но в фокусе, конечно ориентация на запросы клиентов и рынка», — написал Шевелёв в своём facebook-аккаунте.

Гендиректор особо отметил преимущества онлайн-формата общения с корпоративной аудиторией: «все находятся в равных онлайн-условиях». «Мы в „Северстали“ в целом очень быстро адаптировались к онлайну: в период пандемии „на удаленку“ перешло 7000 сотрудников, а производственный процесс не останавливался. Например, в сталеплавильном производстве ЧерМК программное обеспечение нового измерительного зонда для замера температуры расплава в конвертере настроили по видеосвязи, когда поставщик оборудования не мог приехать в Череповец из-за пандемии. Такие практики мы точно будем применять в будущем. Тем более, что сейчас металлургия (как и вся экономика в целом) проходит непростой этап», — написал Шевелёв.

Золото и энергетика

Тем временем приходят новости из других активов владельца «Северстали», которые демонстрируют, как любят выражаться аналитики, «разнонаправленную динамику».

Золотодобывающая компания Nordgold, несмотря на пандемию (или, вернее, благодаря ей, поднявшей цены на золото), поставила семью Мордашовых на третье место в рейтинге российских золотодобытчиков Forbes. Она идёт сразу за лидерами — владельцем компании «Полюс» сенатора от Дагестана Сулеймана Керимова и миллиардером Константином Струковым, которому принадлежит «Южуралзолото».

Что касается Nordgold, то, по оценкам Forbes, в 2019 году добыча золота на российских предприятиях компании выросла на 60% — благодаря запуску в 2018 году рудника Гросс в Якутии.

В 2019 году Мордашов передал часть акций Nordgold своим сыновьям — Кириллу и Никите. В итоге эффективная доля братьев в Nordgold составляет 64,961%, их отца — 34,979%. Остальные акции принадлежат менеджменту.

А вот энергетическое машиностроение по-прежнему огорчает Алексея Мордашова, которому принадлежит такой значимый российский актив, как питерские «Силовые машины», ставшие после введения антироссийских санкций и конфликта с Siemens настоящим «чемоданом без ручки».

Последняя неприятность — Минпромторг отклонил заявку российского СП «Силовых машин» Алексея Мордашова с Siemens — «Сименс технологии газовых турбин» (СТГТ), предложившего локализовать машину SGT5-2000E. Турбины именно этой серии были со скандалом поставлены в Крым. Министерство, как пишет «КоммерсантЪ», предпочло заявку «Интер РАО» на включение одной из газовых турбин, которые компания намерена локализовать по лицензии американской GE, в перечень современных технологий. Теперь «Интер РАО» сможет претендовать на специнвестконтракт (СПИК 2.0), дающий льготы.

По данным издания, основаниями для отказа стали срок актуальности технологии (в заявке десять лет), невозможность и нецелесообразность производства продукции, конкурентоспособной на мировом рынке (в мире продано более 450 машин SGT-2000E) и незначительное конкурентное преимущество в стоимости.

Обращает внимание также, что отклонение заявок совместного предприятия происходит на фоне внутрикорпоративного конфликта в СТГТ: «Силовые машины», владеющие 35% в СП, неоднократно просили правительство отказать Siemens в льготах по СПИКу. Компания стремится самостоятельно производить ГТБМ, но для этого ей нужно сначала выйти из партнёрства.

* Показатель EBITDA представляет собой сумму прибыли от операционной деятельности и расходов на амортизацию производственных активов (с учетом доли Группы в амортизации ассоциированных компаний и совместных предприятий), скорректированную на величину прибыли/(убытков) от реализации основных средств и нематериальных активов, а также на долю в неоперационных доходах/(расходах) ассоциированных компаний и совместных предприятий.

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.