«Ты ж олигарх, Лёша, а это значит…» Зачем Алексей Мордашов звонил губернаторам

Выявленная коронавирусом слабость российских государственных институтов, вынуждает российских миллиардеров подставлять им плечо. Хотя бы из чувства самосохранения…

Фото: rbc.ru

Обнаруженная отечественными медиа заметка в The New York Times вызвала неожиданное оживление в информационном пространстве. Только ленивый не перепостил «новость» о том, как гендиректор «Северстали» Александр Шевелёв рассказал американцам, что его патрон, владелец той же «Северстали» Алексей Мордашов звонил губернаторам четырёх регионов (Вологодской и Мурманской областей, республик Карелии и Коми), просил их ввести карантин против коронавируса и предлагал свою помощь. Во всех этих регионах есть предприятия, входящие в группу «Северсталь» (Череповецкий меткомбинат на Вологодчине, компания «Воркутауголь» в Коми, «Олкон» на Кольском полуострове и «Карельский окатыш», понятно где).

Не очень понятно, что именно возбудило медийное сообщество. То, что олигарх звонит губернаторам с советами? Но это совершенный секрет Полишинеля. Олигархи звонят губернаторам и по менее значимым поводам, чем эпидемия. Тем более, что многие из глав регионов часто своим назначением/избранием просто обязаны этим самым олигархам и их деньгам. Вот в Вологодской области пресс-служба губернатора Олега Кувшинникова, у которого в прошлом году неожиданным образом вспух областной бюджет от двух «дополнительных» поступлений «Северстали», оперативно опровергла известие о звонках Мордашова. И правильно! Зачем Мордашову звонить, если он постоянный участник всех оперативных совещаний регионального коронавирусного штаба на правах его члена.

Точно так же, как, к примеру, Андрей Гурьев из ФосАгро входит в такой же штаб в Мурманской области и в РСПП.

Как можно понять из откликов, некоторых авторов возбудили просьбы «Мордашова и Ко» ввести на территориях присутствия их компаний карантинных ограничений. Причём эти авторы ещё и путают нынешний (давно, кстати, введённый) карантин с режимом ЧС.

«Интересно, что мешает ему самому взять и свернуть производство? — пишет один из телеграмм-каналов. — Мы знаем ответ — дотации. Пока в регионе нет жёстких ограничений, официального повода выставить себя жертвой коронавируса нет, а как только работы придется остановить из-за указа местных властей, можно смело заявлять о том, что холдингу требуется поддержка. При этом самому Мордашову денег хватит даже на то, чтобы выплатить своим сотрудникам компенсации из личного кармана, но быть поддержанным всегда приятнее, согласитесь».

О необходимости введения режима ЧС, как это и положено по Конституции (той, которая ещё до новых поправок), давно говорят либеральные экономисты, намекая на миллиарды Фонда национального благосостояния. Но государство российское эти советы игнорирует, очевидно зная то, чего точно не знаем мы — что настоящий ЧС с полноценными компенсациями всем оно не потянет. Раз так, то и останавливать всю экономику, фактически зарезая на смерть всех «кур» крупного бизнеса, несущих позолоченные яйца, не хочет. Но и помочь особо тоже не может — у самого внезапно обнаружилась куча проблем.

И тогда происходит то, о чём упомянутая The New York Times сообщает в заголовке своей заметки, на который наши доморощенные комментаторы почему-то не обратили внимание: «As Local Health Systems Buckle, Russia’s Oligarchs Take Charge» («По мере того как местные системы здравоохранения слабеют, российские олигархи берут на себя ответственность»).

А есть ещё и подзаголовок, в котором автор издания высказывается ещё более определённо: «Растущая роль бизнес-магнатов в борьбе с коронавирусом подчеркивает слабые стороны государственного аппарата, построенного президентом Владимиром Владимировичем Путиным».

Этим, собственно говоря, всё сказано. В условиях явного самоустранения федеральной власти основная тяжесть противодействия выпущенному на оперативный простор вирусу ложится на региональные власти и крупный бизнес, имеющий в этих регионах свои активы.

Олигархи просто вынуждены в условиях острого кризиса тратить средства на защиту от вируса своих работников и одновременно финансировать аналогичные мероприятия на территориях, стремительно теряющих свои доходы и проедающие прежние бюджетные накопления (у кого они были).

Именно поэтому Мордашов кормит безработных парикмахеров в Череповце, а Гурьев — медиков, сражающихся с вирусом. Они покупают экспресс-тесты, аппараты ИВЛ, привозят на места лучших экспертов.

Всё это тот самый «разумный эгоизм», описанный ещё в позапрошлом веке Николаем Гавриловичем Чернышевским, который должен был стать основой отношений людей в социалистическом обществе, приснившемся в знаменитом сне Вере Павловне. А стал мотивом, побуждающим к благотворительности новых российских капиталистов.

Кстати, они уже успели обобщить свой антивирусный опыт и свести его в рамках РСПП в сборник своих лучших практик. Российский бизнес готовится к новым вирусам и новым кризисам.

Хотелось бы пожелать того же и российскому государству.

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.