Датчик. Ленинский юбилей и несостоявшийся день «путинской» Конституции

Мы всё никак не можем записать в Основной закон то, что давно было реализовано первым в мире «государством рабочих и крестьян», основанном Владимиром Ильичём Лениным. Сегодня страна (да, пожалуй, и весь мир) отмечает 150-й день рождения одного из самых крупных мыслителей и государственных деятелей XX века.

Фото: brodude.ru

И сегодня, 22 апреля, если кто не помнит, россияне должны были прийти на избирательные участки и проголосовать за инициированные действующим президентом поправки в российскую конституцию: от «обнуления» персонального срока конкретного президента В.В. Путина до декларации социальных гарантий.

И удивительно, но всё это именно сегодня, 22 апреля, находится в странной оппозиции тому, что делал и о чем думал человек, родившийся в этот день 150 лет назад. Речь, конечно же, о Владимире Ленине, одном из самых крупных мыслителей, социальных экспериментаторов и государственных деятелей XX века, основателе первого в мире государства «рабочих и крестьян».

Государства, где были реализованы те самые социальные гарантии, которые мы в своём новом российском государстве, отличающемся вопиющим социальным неравенством, пытаемся даже не реализовать, а продекларировать в Конституции. Повторяя, между прочим, ленинскую ошибку первых лет советской власти в России, когда Совнарком представлял собой (как и нынешний наш парламент) настоящий взбесившийся принтер, издававший бесконечные декреты, которые в значительной части не выполнялись. Ленин не сразу понял, что объявление о чём-либо ещё не является перформативом — речевым актом, равноценным поступку. Но всё-таки он понял. Современные руководители то ли не понимают этого, то ли делают вид, что не понимают.

То же и с «обнулением», которое предположительно должно сделать вечным существующий в России режим сословного государственного капитализма. Стремление, в корне противоречащее ленинскому отношению к государству. Известна старая история о том , как Ленин в 1921 году пришёл на какой-то митинг и обнаружил плакат, на котором было написано: «царству рабочих и крестьян не будет конца». Говорят, его невероятно это разозлило, ведь революция делается не для того, чтобы обеспечить эту вечную диктатуру одного класса над другим, а чтобы не было классов вообще, чтоб уничтожить различия и чтобы не существовало машины насилия одного сословия над другим — вот таким представлялось Ленину будущее. Идеальное государство в представлении Ленина — нечто синонимичное современному понятию «платформа» — это основание для развития многообразия народного самоуправления и народной же самодеятельности по улучшению окружающей действительности.

Мы уже не говорим о Ленине, как о создателе массовых социальных лифтов, которыми активно пользовались наши с вами бабушки и дедушки, в массе своей родившиеся в медвежьих углах необъятной некогда Российской Империи. Лифтов, окончательно заглохших в нынешнем сословном государстве, где солдат никогда не сможет стать генералом, потому что у генерала есть свой сын.

В государстве, которое сегодня вместе с остальным миром подтверждает ленинскую правоту: прямо на наших глазах капитализм терпит чудовищный крах, а о социальной справедливости не говорит только ленивый, количество очень бедных людей увеличивается прямо сейчас с невероятной скоростью, а большой бизнес будет либо национализироваться, либо спасаться государственными сверхсубсидиями...

В государстве, которое видит в человеке проблему, и решать проблему пытается прежде всего полицейскими средствами. В государстве, которое, как только отступит коронавирус и подрастёт цена на нефть, попытается отыграть всё, что потеряло, и всё, что бросило нам с барского плеча. Попытается отыграть на собственном населении: налогами и новыми репрессивными инициативами.

Государство Ленина, изначально построенное на принципах социального равенства (или по крайней мере, равенства социальных доходов), просуществовало без малого 75 лет. И рухнуло в результате того, что его последний руководитель — Михаил Сергеевич Горбачев — больше интересовался сводками разведки о собственном имидже в немецкой и американской печати, а не докладами экспертов о состоянии дел в стране, настроениях граждан и пренебрегал говорить с ними на человечьем языке. А потом нам всем «объяснили», что «мы были частью 70-летнего эксперимента, подготовленного и успешно реализованного немецким генеральным штабом».

Но ирония судьбы в том, что мы всё ещё живём взаймы у ленинского государства: на созданной в нём дорожной, медицинской, научной, энергетической и космической инфраструктуре. А новый кризис показывает, что государство, в котором сегодня живём мы, способно существовать только в тепличных условиях. И при первом же серьезном шторме оно думает не о людях, а о капиталах. Как будто без людей эти капиталы что-то значат?

При всей нелюбви к Ленину нам, пожалуй, ещё предстоит убедиться в его правоте. А настоящее ленинское государство — это всё-таки не СССР, это государство не прошлого, а будущего. У него ещё нет названия.

И ещё. В условиях невозможности провести полноценный референдум по поправкам к конституции государство пытается пока обходиться эрзацами. Например, интернет-опросами. Сегодня результаты такого мероприятия обнародовало принадлежащее правительству Вологодской области Агентство мониторинга и социологических исследований. В частности, агентство создало обобщённый портрет пользователя, поддерживающего конституционные инициативы Президента РФ — это «женщина от 45 лет, работающая в бюджетной сфере или находящаяся на пенсии, проживающая в муниципалитете». Похоже, это та самая «кухарка», которую Ленин хотел научить управлять государством. Но не успел.

Её антипод, по версии АМСИ, — «мужчина Вологды или Череповца, 18-34 лет, работающий в коммерческом секторе, самозанятый или индивидуальный предприниматель. То есть человек, больше всего пострадавший от нынешнего «коронакризиса».

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.