Самостоятельные боевые единицы. Кто будет выводить российские города из кризиса

При всей сложности нынешней ситуации — это лучшее время для появления в управлении регионами и муниципалитетами новых людей и их проверки «на прочность».

Фото: СамолётЪ

Сегодня идёт, по сути, стихийный кастинг кадров, которые способны быстро принимать решения там, где решения необходимы. Где-то, как в Вологде (чуть раньше) и в Череповце, этот кастинг начался ещё «до коронавируса».

СамолётЪ уже обращал внимание на то, что с приходом нового мэра Вадима Германова в управлении Череповцом постепенно начали появляться новые люди. И то, что они приходят главным образом с «Северстали», где Германов ещё недавно был генеральным директором, наверное, — и естественно, и объяснимо. Во-первых, этих людей мэр знает лучше всего. А, во-вторых... Как-то, отвечая на полувопрос-полуупрёк в том, что, он зовёт в мэрию только «своих» металлургов, Германов простодушно ответил: «А где же ещё мне их брать?»

Здесь Вадим Евгеньевич прав — ни в городе, ни в регионе даже, с его губернаторской программой кадрового резерва, больше нет такой школы управления, что создана на «Северстали» за почти четверть века.

Её идея родилась у Алексея Мордашова где-то в середине 90-х вместе с замыслом создать для своей компании собственную бизнес-систему, которая была бы не хуже, чем знаменитая система Тойоты: давала бы эффективную настройку всех бизнес-процессов, а главное создавала бы постоянный приток новых кадров — умелых, смекалистых, мотивированных, не боящихся решать самые сложные задачи.

За двадцать с лишним лет настойчивой работы такая система в общих чертах была создана. В разное время через эту школу прошли и губернатор Кувшинников, и губернатор Травников, и председатель ЗСО Луценко, и мэр Германов...

И, например, новый начальник нового для череповецкой мэрии управления перспективного строительства Сергей Зайцев, который вот так объяснил мне, что объединяет всех выпускников «северсталевской» школы:

— Всех работников компании отличает чёткая постановка целей, при этом каждый понимает общую глобальную цель. Не так, как в мэрии, где пришлось столкнуться с тем, что каждый сидит в своём отдельчике, знает только свою маленькую цель и пытается её достичь, не понимая, как это повлияет на общий результат. Например, как составленная тобой сегодня смета повлияет на новую школу, которую построят (или не построят) через три года. А на «Северстали» человек понимает: он видит всю систему, видит, как его работа влияет на достижения компании.

К тому, что затеянные в мэрии и в городе изменения могут вызвать определённый скепсис и неприятие, Зайцев готов — 20 лет назад примерно такую же реакцию вызывали перемены на «Северстали». Знает, только результат заставит скептиков поверить, а противников — замолчать. Поэтому надо работать. И заметно, как собеседник увлечён возможностями новой работы.

Наверное, потому что на «Северстали» он, ещё совсем молодой старший менеджер, успел достичь определённого карьерного потолка, отвечая за ремонты зданий и сооружений всего комбината. Это, по его словам, ещё не была стадия «скучно», но уже приходило понимание, что развиваться особо некуда. Так что предложение Германова попробовать себя в муниципальном управлении подоспело вовремя: мэр ошеломил бывшего подчинённого перспективой заняться планированием развития города с горизонтом в 20 лет и дал два дня на размышление...

Реальность оказалась даже более захватывающей, чем обещания Германова: управление перспективного строительства, состоящее из четырёх человек, включая начальника, стало в определённой степени мозговым центром, формирующим программу городского развития. Включая и поиск источников финансирования, которые, по большей части, спрятаны в федеральных и региональных программах.

Кроме того, за подразделением Зайцева закреплён контроль текущего строительства, включая жилищное.

— У мэра есть цель — ввод жилья на уровне 150 тыс. кв. м в год, — рассказывает Зайцев. — Сегодня мы вводим около 100 тыс. Получается, что примерно 50 тыс. город не достраивает. И наша служба должна разбираться в этих проблемах. Мы встречаемся с застройщиками, пытаемся узнать, в чём их проблемы, чем помочь, чтобы они больше строили. Они говорят: у нас мало покупают. Почему? Зарплаты маленькие, или город не столь привлекательный, чтобы сюда стремились приехать.

Ещё одно направление — сопровождение развития инженерной инфраструктуры: водопроводов, теплофикации, электроснабжения. Главная задача — состыковать развитие инфраструктуры со стройкой так, чтобы не получить новые дома без коммуникаций и наоборот коммуникации, выведенные в чистое поле, где никто ничего строить не будет.

Управление Зайцева, пожалуй, первым стало реализовывать принципиально важный для Вадима Германова программный метод работы с городскими проблемами, позволяющий решать их кардинально. Первая ласточка — программа развития парков и скверов.

— Концепцию расписываем на несколько лет по всем зонам притяжения горожан: Макаринская роща, Пуловский лес, Соляной парк.., — говорит Сергей. — Сейчас пытаемся проработать источники финансирования. Даётся это тяжело в существующих условиях. Поэтому мы и не выносим готовые концепции на обсуждение — зачем показывать и обещать, если мы не понимаем, откуда брать финансирование. Допустим, Пуловским лесом мы сейчас занимаемся поэтапно. Пока там работают две бригады, которые убирают аварийные и упавшие деревья. За три-четыре месяца мы постараемся хотя бы вычистить это место, чтобы там можно было безопасно гулять. Потом сделаем освещение — подсветим и благоустроим дорожки. Хотим заказать проект устройства дренажной системы, чтобы осушить Пуловский лес, который из-за постоянной сырости практически не эксплуатируется летом...

На прощание я спросил Зайцева, часто ли он общается с мэром? «Не скажу, что очень часто, — ответил Сергей. — Нужно быть самостоятельными боевыми единицами».

Этот разговор состоялся в самом начале нынешнего «антикоронавирусного» карантина. Чрезвычайная ситуация меняет или даже сметает старую повестку дня. А прежний плановый кастинг кадров неизбежно ускоряется под новую повестку, которая проверяет, насколько новый состав управленцев на всех уровнях способен (или неспособен) оценивать положение и принимать решение. Эти люди проходят настоящее испытание кризисом, у них появляются новые навыки, новый опыт. У них появляется авторитет.

Справятся ли они в нынешних условиях неопределённости, когда, по сути, вся ответственность с федерального уровня переложена на региональный и местный? Думаю, да. Даже в тоталитарном Советском Союзе, к примеру, при блокаде Ленинграда никто не спрашивал, где Сталин. Бремя решений легло на домовые комитеты и райсоветы, и те справлялись.

Хотелось бы, чтобы именно они, кто справится, и поведут наши изменившиеся города дальше. Это будет нормальное состояние власти, получившей антикризисный иммунитет.

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.