В прямом эфире. Безграничное горе за наши деньги

В погоне за популярностью телеканалы демонстрируют все больше цинизма и насилия.

Фото: vokrug.tv

Нашумевший случай: на днях в Москве на банной вечеринке, посвященной празднованию 29-летия блогерши-миллионника Екатерины Диденко, погибли три человека. Один из погибших — супруг героини, придумавший смертельный трюк с килограммами сухого льда, который он высыпал в бассейн. Всё — и вечеринку, и костюмированную затею, и конвульсии, панику и гибель людей — друзья блогера, и она сама снимали на телефоны. А затем выложили в сети. А потом эти кадры показало ТВ. Почти одновременно два центральных телеканала — «Прямой эфир с Андреем Малаховым» и «Пусть говорят» с Дмитрием Борисовым — в прайм-тайм крутили страшные кадры.

Неделей раньше в скандально-известной программе «Док-Ток» ведущий Александр Гордон два вечера подряд разбирался в проблеме — раскаялся или не раскаялся 63-летний доцент-историк Олег Соколов в убийстве аспирантки СпбГУ Анастасии Ещенко. Редакция программы сняла почти документальный фильм с участием актёров.

Сам ведущий программы заявил с экрана: «Я абсолютно убежден, что Олег Соколов — чудовище, нераскаявшееся чудовище. И мы будем это доказывать в этой студии». «И показывать это чудовище и его чудовищное преступление», — добавила бы я. Авторы программы действительно постарались и с почти документальной точностью воссоздали сцены убийства. Все получилось очень достоверно. Смотреть на это было почти невозможно, по крайней мере, я отворачивалась.

Еще чуть раньше Ксения Собчак предложила нам «поучаствовать» в инсценировке обстоятельств дела сестер Хачатурян. Три девочки зарезали отца. Программа, как писали авторы в анонсе, «реконструировала ключевые события жизни этой семьи, чтобы понять причины случившейся трагедии...» Но именно «ключевые события» и были показаны со всеми подробностями, жёстко и кроваво, что невольно наводило на мысль: именно они, а не поиск причин больше всего интересуют авторов.

Программа задавала вопрос: «Поможет ли изменить ситуацию принятие закона о домашнем насилии?» Не поможет, думаю. Потому что насилие, господа, бывает разным. Есть насилие физическое, а есть — моральное. Со всей ответственностью могу заявить: практически ежевечернее потчевание зрителя рассказами о преступлениях, убийствах, эпидемиях, террористах, катастрофах и пр. ужасах — и есть то самое моральное (и отчасти — «домашнее») насилие, которое в нормальном обществе недопустимо и должно быть прекращено и наказано.

Не могу сказать, что общество всегда стояло в стороне от этой проблемы. В лохматом 2004 году Госдума рассматривала и даже приняла в первом чтении законопроект, вводивший «запрет на распространение в телевидеокинохроникальных программах и демонстрацию в теле- и кинофильмах трупов людей, сцен убийства, нанесения побоев, причинения тяжкого, средней тяжести и легкого вреда здоровью, изнасилования и иных насильственных действий сексуального характера в период с 7 до 22 часов». Документ тогда был одобрен подавляющим большинством депутатов — в 420 голосов.

Первый вице-спикер тогдашнего парламента Любовь Слиска на протяжении часа убеждала представителя правительства в Думе Андрея Логинова в необходимости законодательно решить проблему распространения в электронных и печатных СМИ сцен жестокости и насилия. Но господин Логинов возражал, отвечал, что эти вопросы уже регулируются действующими законами, в том числе и законом «О СМИ».

Дальнейшее продвижение поправок в закон остановилось после того, как заключение на законопроект с рекомендацией снять его с рассмотрения в Думу направил президент, сообщал КоммерсантЪ. «Как следует из пояснительной записки, причиной разработки законопроекта явилось стремление обеспечить нормальное нравственное и духовное развитие детей,— отметил господин Путин.— Однако текст законопроекта нельзя признать соответствующим изложенным целям». Главу государства смутило, что «безоговорочные формулировки» закона ставят под запрет киноленты «о подвигах и мужестве наших соотечественников», которые воспитывают патриотические чувства. Кроме того, принятие законопроекта могло бы существенно затруднить работу СМИ по информированию граждан о «терактах и проводимых контртеррористических операциях, катастрофах, стихийных бедствиях, народных волнениях, военных действиях, эпидемиях и пр.».

С тех пор эта аргументация охраняет поток насилия, физического и нравственного разврата и пошлости, льющиеся на россиян с экранов и мониторов.

Международные нормы нашим законодателям не указ: все эти ставящие барьер насилию статьи Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Конвенции по трансграничному весь положительный опыт Европейского Союза теперь, после того, как будут приняты новые поправки в российскую Конституцию, можно будет игнорировать на законных основаниях.

Таким образом, Россия может снискать себе славу самой «свободной» в мире страны в одном отношении: вседозволенности и аморальности на телевидении.

И, на мой взгляд, вместе с этой «свободой» далеко не в лучшую сторону меняется, теряя понятия «о добре и зле» огромная часть публики: и те, кто смотрит «злободневные» передачи, и те, кто в них участвует.

По последней информации, заплаканная блогерша Екатерина Диденко за участие в программе получила около 1,5 миллионов рублей — за рассказ о вечеринке в бане, где погибли ее муж и друзья...

Елена Прекрасная
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.