Вместе под ёлкой. Что хотел сказать Владимир Путин, обращаясь к нам с новогодним посланием

Выяснилось вдруг, что у государства нет других оправданий своей внутренней и внешней политики, кроме защиты итогов Великой Отечественной войны. Населению при этом рекомендуется сосредоточиться на семье и семейных ценностях.

Фото: kremlin.ru

Как справедливо отметил в своём праздничном обращении российский президент, нынешний Новый год открыл третье десятилетие XXI века. Международные аналитики ждут от новой десятилетки многого.

«Мы вступаем в новое десятилетие с самыми низкими процентными ставками за 5000 лет, крупнейшим пузырем на рынке активов в истории, нагревающейся планетой и дефляционными силами в области долга, технологических перемен и демографии. В конце 2020-х гг. в мире будет почти на 1 млрд человек больше, быстро стареющее население, 800 млн будет грозить потеря работы из-за автоматизации, окружающая среда окажется на грани катастрофических изменений», — пишут аналитики Bank of America (BofA).

А ещё в 2020-е должны пройти свой пик сразу шесть главных глобальных тенденций последнего времени. Речь идёт об остановке процесса глобализации: конце неограниченного перемещения товаров, капиталов и труда по миру. Будет пройден неравенства — с переходом к формированию морального капитализма; борьбой с уходом от налогов и масштабными фискальными мерами. Изменится демографический ландшафт: количество пожилых (65 лет и старше) впервые превысило число детей в возрасте до 5 лет, население Земли постареет. Наберёт силу переход от ископаемого топлива к возобновляемой энергетике и электромобилям — впервые мировой спрос на нефть перестаёт расти. Будет пройден и пик потребления: демонстративное потребление в развитых странах остановится, усилится начавшийся переход от собственности к безотходной экономике и экономике совместного пользования. Обе эти тенденции будут способствовать падению авторынка: на дорогах начнёт снижаться общее число машин с двигателем внутреннего сгорания.

Так или иначе всё это коснётся и нашей страны. Но, скорее всего, как всегда наше руководство будет лишь запоздало реагировать на возникающие новые вызовы: собственной позитивной программы (не считая, разве что нацпроектов с их весьма ограниченным влиянием) у него нет. А что есть?

И вот здесь любопытно проанализировать новогоднее президентского обращение, в котором буквально в двух тезисах содержится идеологическая программа для страны на ближайшее будущее. Не густо, конечно. Но хоть что-то. Вон Ким Чен Ын и вовсе не поздравил жителей своей Северной Кореи страны с Новым годом.

Наш глава и гарант начал свою речь с того, что волнует его сейчас — больше всего: итогов Великой Отечественной войны. Событие, имевшее место 75 лет назад, до сих пор остаётся едва ли не единственным идеологических оправданий для внутренней и внешней политики страны, считающей себя современным государством. Столь далёкая дистанция имеет свои преимущества: чем меньше остаётся людей, видевших ту войну воочию, тем проще рассказывать о том, как тогда все было «на самом деле». Чем увлечённо и занимается нынче Владимир Владимирович. Пытаясь, с одной стороны, показать преемственность и незыблемость власти, а, с другой, — утвердить свою собственную особую роль ревностного хранителя правды о Великой войне и борца с теми, кто смеет её отрицать. В этом качестве он, кажется, хочет стать фигурой «равной Черчиллю» — если ли не прямо равновеликую героям и победителям 1945 года, то максимально близкую к ним.

Своё право на Победу власть отстаивала и в брежневские времена. Но без нынешней экзальтации — у СССР (с его краеугольной и актуальной сегодня идеей социальной справедливости) худо-бедно ещё оставались иные идеологические козыри, которые можно было предъявить противнику за железным занавесом. У руководства современной России почти нет иных способов подтверждения своей легитимности — внутренней и внешней, кроме утверждения себя в качестве стража и гаранта послевоенной «ялтинской системы». Утверждения весьма агрессивного, пугающего весь мир и вызывающего негативную ответную реакцию, воспринимаемую в России в качестве угрозы.

Для части наших провластных патриотов это достаточный повод говорить о начале новой «войны с Западом», в которой вокруг Путина должен сплотиться весь народ.

И это вторая, лирическая часть новогоднего путинского обращения: призывая сограждан обратить внимание на свои семьи, на семейные ценности, президент одновременно указывает на них, как на приемлемую для власти альтернативу политической активности и, пожалуй, напоминая, какую высокую цену могут заплатить несогласные не только «сплачиваться», но хотя бы и промолчать по поводу всех государственных гадостей. Действительно, что может быть хуже потери близких?

Словом, ничего хорошего президент нам не пообещал — его краткая речь по смыслу походила на заунывную кинопесню про то, что «суровые годы проходят», но за ними приходят другие, которые будут «тоже трудны». При этом никакой ответной реакции в Кремле не ждут и не хотят — показательным в стало отключение дизлайков на интернет-трансляции президентского поздравления.

Впрочем, президентское послание как повод ничего хорошего не ждать на самом деле не такая уж плохая вещь. Многовековой практикой доказано преимущество заниженных ожиданий перед завышенными. Тем приятнее будет удивиться, если вдруг всё изменится к лучшему.

С Новым годом!

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.