Датчик: Андрей и Грета. Исполнилось 30 лет со дня смерти академика Сахарова

Сравнивать влияние личности и идей советского диссидента и учёного-мыслителя практически не с чем. Разве что с суперзнаменитой сегодня Гретой Тунберг и то лишь по степени популярности.

Фото: СамолётЪ

Храбро режущую политикам в глаза правду-матку об угрозе экологической катастрофы Грету американский журнал Time назвал человеком года. Она стала самой молодой, кто получил это звание за 92-летнюю историю. Российский президент назвал «доброй, но плохо информированной девочкой». И в чём-то он прав.

За последние годы в мире было немало «правдорубов». Но по степени влияния на умы сегодняшнюю Грету способен превзойти, пожалуй, лишь человек, который умер 30 лет назад, 14 декабря 1989 года. Звали его Андрей Сахаров. Советский физик-теоретик, академик АН СССР, один из создателей первой советской водородной бомбы. Общественный деятель, диссидент и правозащитник; народный депутат СССР, автор проекта конституции Союза Советских Республик Европы и Азии. Лауреат Нобелевской премии мира за 1975 год.

Такое ощущение, что он прожил не одну жизнь, а несколько, пережив несколько эпох в жизни СССР и оставив огромное идейное наследие, которое далеко не исчерпывается научными работами в области физики. И даже ролью Сахарова в правозащитном движении, за которую он был поражён в правах и отправлен в горьковскую ссылку.

Сахаров долго и напряжённо размышлял над будущим мироустройством, необходимые и неизбежные изменения в котором должны привести к решению многих, кажущихся нерешаемыми, глобальных проблем. В том, числе, как ни парадоксально, экологической, той, о которую сегодня бьётся, подобно ночному мотыльку о стекло, «человек года» Грета Тунберг.

Отстранённость Сахарова как философа, способного смотреть на земные проблемы отстранённо как бы из космоса и прогнозировать социальные эффекты от развития технологий, делают поставленные им вопросы актуальными прямо сейчас, на рубеже 2020-х годов.

Это, например, его главная идея о будущем единстве мира, который ради блага всех людей сольётся в единую глобальную конфедерацию. Сахаров полагал, что мотором этого процесса станет конкуренция коммунизма и капитализма, переходящая в конвергенцию, отсекающую всё худшее и оставляющую всё лучшее из этих систем.

К сожалению, поражение коммунизма (возможно, временное) затормозило, но не остановило этот процесс. Некоторая часть мира — посткоммунистическая — рухнула в полузабытую архаику, к национальным инстинктам, к кнопке «патриотизм», нажатие на которую вызывает вину, страх, гордость и зависть...

Сегодня споры на переднем крае политической мысли ведутся именно об устройстве мирового государства. Территориально очерченный суверенитет более не рассматривается политическими философами как священная корова, тем более, что мнимая святость суверенитета делает его инструментом манипуляций гражданами. Один из евангелистов федерализма, Дэвид Хелд, считал, что в мире, где отправная точка миропорядка — это автономия личности, каждому нужна еще и политическая автономия и она скорее реализуется в глобальной конфедерации, чем в какой-то иной модели. При этом суверенитет как сущность не исчезает, а распределяется между локальным, региональным, национальным и мировым уровнями, как в сахаровском проекте конституции Европейско-Азиатского союза, с которым академик выступил на Первом съезде народных депутатов, а Михаил Горбачев выключил Сахарову микрофон.

Сегодня философ Марта Нуссбаум объясняет, что в такой, «сахаровской» модели снимается с повестки конфликт культурной идентичности и космополитизма. Отождествляя себя со всем миром, люди соотносят себя с другими и глубже разбираются, как сконструирована и в чем заключается их собственная идентичность.

Ещё более злободневно сейчас звучит другая догадка Сахарова — о том, что в будущем едва ли не более опасным оружием, чем ядерные ракеты, станет постправда — мнимая множественность правд, ведущая к отказу от поиска истины и выбора между добром и злом. Следствием становится атомизация и апатия граждан, которую мы наблюдаем воочию в собственной стране. Предсказав в своей книге «Мире через полвека», что после 2024 года интернет, который Сахаров называет «всемирной информационной системой, окончательно снимет все «барьеры обмена информацией между странами и людьми», Сахаров указал на опасность роста популизма: «Человечеству угрожает упадок личной и государственной морали <...> при котором личная мораль и ответственность вытесняются и подавляются абстрактным и бесчеловечным по своей сущности, отчужденным от личности авторитетом».

А нынче популизм рассматривается как главная угроза электоральной демократии...

История, как известно, не терпит сослагательного наклонения. Но всё-таки можно было бы предположить, что проживи Андрей Сахаров чуть дольше своих 68 лет, одной геополитической катастрофой было бы меньше. К сожалению, до распада СССР он не дожил...

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.