Институт Зелёной химии. Кирилл Поздеев: «Как „поженить“ науку и практику»

Накануне столетнего юбилея Научно-исследовательский институт по удобрениям и инсектофунгицидам имени профессора Я. В. Самойлова (НИУИФ) СамолётЪ побеседовал с его генеральным директором Кириллом Поздеевым.

Фото: СамолётЪ

Поздеев Кирилл Николаевич, 39 лет. Окончил Петрозаводский государственный университет по специальности «Открытые горные работы».

Работу в компании начал в 2000 году машинистом буровой установки Восточного рудника ОАО «Апатит». В 2004 году назначен инженером 1 категории производственно-технического бюро Центрального рудника ОАО «Апатит». В 2007 г. — заместитель главного инженера-начальник производственно-технического бюро, далее — начальник технического отдела, главный инженер, начальник проектно-конструкторского отдела. С 2015 по 2016 гг.— директор Обособленного подразделения ООО «ГорноХимический Инжиниринг», а затем АО «НИУИФ им. профессора Я.В. Самойлова» в г. Кировске Мурманской области.

В ноябре 2018 года назначен генеральным директором АО «Научно-исследовательский институт по удобрениям и инсектофунгицидам имени профессора Я.В. Самойлова».

— СамолётЪ уже рассказывал о произошедшем в 2016 году по инициативе ФосАгро объединении института с проектной организацией ООО «Горно-Химический инжиниринг» под общим брендом АО «НИУИФ». Почему объединённую структуру возглавил руководитель «ГорноХимического Инжиниринга»? Это как-то связано с актуальными задачами и направлением развития института?

— Решение об объединении двух структур было принято для того, чтобы получить полный комплекс услуг: от научных исследований до инженерных изысканий и проектирования. А чтобы ответить на ваш вопрос, нужно вспомнить, чем я занимался раньше. Я 18 лет отработал в АО «Апатит» в городе Кировске, поэтому изнутри представляю, как происходят все процессы. Прошёл все этапы производства «ногами». Для меня, кстати, было неожиданностью после производства попасть в проектную организацию, где я отработал 3 года. К слиянию я подошёл в качестве руководителя структурного подразделения проектной организации, руководил дополняющими друг друга подразделениями в Кировске и Санкт-Петербурге.

— Вы долго раздумывали, прежде чем решиться возглавить институт, с чем были связаны сомнения и колебания, если они были?

— Новое всегда очень интересно. Если говорить о сомнениях, то было немного не по себе в том смысле, что мне были понятны производство и проектировщики, а с научными работниками я никогда не работал. С другой стороны, я уже начинал писать кандидатскую, что-то было наработано, представлял себе, что это такое, было интересно встретиться с новыми людьми, посмотреть, чем они занимаются, как живут, какие у них интересы, планы, как это всё это будет уживаться с проектированием.

— Сложно ли руководить учёными? Традиционно принято считать, что это слишком свободолюбивые и трудноуправляемые люди. Это так?

— Могу сказать, что это сверхувлечённые люди. Люди, у которых наука на первом месте, которые немного по-другому видят всё м относятся к жизни. Поэтому, наверное, они и учёные. Совершенно отдельный класс людей, увлеченных своим делом настолько, что они готовы не есть и не спать, что-то новое придумывать, иногда не замечая даже того, что творится вокруг.

— Вы считаете, удалось сделать так, чтобы наука мирно ужилась с проектированием?

— Думаю, да. Представители двух составных частей одной структуры НИУИФ начали друг друга понимать, поворачиваться лицом друг к другу. Сначала, естественно, было противостояние: проектирование — это одно, наука — другое. Но сейчас у нас ходит уже такая шутка, что надо «поженить» одно с другим, чтобы что-то получилось. И, знаете, в этом году у нас уже есть реальные супружеские браки между сотрудниками. Так что объединение прошло, люди друг друга понимают, советуются, участвуют в совместных совещаниях, где в нормальном рабочем порядке идёт общение: задают друг другу вопросы, помогают найти ответы.

— Появились крупные общие проекты?

— Конечно. Сейчас все проекты уже объединились. Если раньше по роду деятельности я науки не касался совсем, и проектирование было совершенно отдельным делом, то сейчас практически все проекты ведутся совместно. Начинаются они с того, что научные работники просчитывают схемы, балансы, выдают исходные данные тех аппаратов, узлов, агрегатов, которые нужно построить или реконструировать, и передают эти данные проектировщикам. И всё заканчивается тем, что на выходе мы получаем готовый завод. Но начинается всё с науки.

— НИУИФ не так давно пережил не только объединение, но и переезд из столицы в провинциальный Череповец, что, наверное, должно было усилить тот эффект, который описывается поговоркой «переезд равен двум пожарам». Как всё это пережил институт, что потерял, что приобрёл в «сухом остатке»?

— «Пожар» в какой-то степени имел место, хотя бы потому что не все сотрудники были согласны переехать из столицы на периферию. Думаю, не переехали те, у кого были веские причины, например, семейные обстоятельства. Но те, кто смог — это люди увлеченные, преданные своему делу. Институт, к счастью, не потерял всех лучших и при этом приобрел дополнительную возможность находиться на производстве, ради которого он и работает. Институт трудится, чтобы заводы работали правильно, выпускали качественную продукцию, чтобы не было потерь. Переезд дал возможность присутствия на производственной площадке в непосредственном контакте с процессом производства удобрений. Это очень важно.

— Чтобы можно было быстро реагировать на изменение ситуации?

— Да. И это тоже. Когда запускается новый процесс или идут отклонения от процесса — наши работники тут же появляются на заводе, смотрят, что происходит, там же на заводе есть лаборатория — можно взять пробы, проанализировать, дать рекомендации производственникам, что надо поменять в процессе.

— Что для вас юбилей НИУИФ — просто красивая дата, придающая учреждению большей респектабельности, или нечто другое, большее? Чего из опыта прошлого института, его легенд, отцов-основателей недостаёт НИУИФ сегодня? Что хотелось бы восстановить, возобновить? А, что сохранилось и продолжает жить сегодня?

— История института — это для нас живой процесс накопления новых знаний опыта и передачи их по цепочке дальше — в будущее. А самое актуальное, наверное, из нашего исторического опыта — это желание достичь необходимого результата, сделать что-то новое, полезное, что будет дальше использоваться, о чём будут помнить, что передавать, писать в книгах и т.д. Это, наверное, то самое, что нам стоит взять у предшественников. Называется это «подход к делу».

— НИУИФ — стопроцентная «дочка» ФосАгро и одновременно — отраслевой институт, открытый к сотрудничеству с разными компаниями. Как удаётся сохранять такую «двойственность»? В чём её проблемы и синергия?

— Здесь нет противоречия. Да, институт работает в первую очередь на компанию ФосАгро, работает над новыми марками удобрений, над совершенствованием технологий, но, если не работать с коллегами во всём мире, можно упустить что-то важное. Такое сотрудничество дает дополнительную информацию, видно, куда идут другие институты, какие существуют приоритеты, что нового появилось, что можно взять на вооружение. Вот мы и смотрим, куда направляется рынок, анализируем работу коллег. Вся эта работа позволяет нам оставаться конкурентоспособными.

— В мире ещё есть структуры, подобные вашей?

— Такие институты есть. Есть технологии, они у каждого свои, они держатся в секрете, это лицензионные соглашения. Мы не единственные в мире, но хочется быть единственными в качестве передовых.

— А всё-таки вы в большей степени коллеги-партнеры или конкуренты?

— Конкуренция была и будет. Это здоровая конкуренция — идут обсуждения, но при этом, каждый из институтов, участвуя в семинарах, что-то пытается найти новое для себя. В любом случае это и конкуренция, и обмен опытом, но в разумных пределах, чтобы что-то оставить за собой.

— НИУИФ — 100 лет. Время не только для подведения итогов, но и для того, чтобы заглянуть в будущее. Не будем пытаться заглянуть на 100 лет вперёд, но что, на ваш взгляд, будет с институтом через 3-5-10 лет, учитывая тенденции, существующие в материнской компании, на рынке, в отрасли?

— Благодаря руководству компании сейчас у института есть практически безграничные возможности для освоения новых технологий, подходов с применением нового программного обеспечения и оборудования, ускорения работ, к которому сейчас стремится весь мир. Сейчас необходимо сокращать сроки и повышать эффективность, в буквальном смысле бежать вперед. Что касается научной части, то с этого года в институте обновилась лаборатория, появилось новое оборудование, которое позволяет , например, определять микроколичество элементов, в том числе токсичные элементы, что очень важно для производства экологически чистых удобрений.. Это новые технологии, новый шаг в развитии.

— Судя по выступлениям руководства ФосАгро, сегодня в работе компании на первый план выходят вопросы экологичности удобрений?

— Да, это тема, которая стоит во главе всех задач. Институт ко всем удобрениям дает рекомендации по применению, например, по количеству внесения удобрений. Кроме того, на экологию нацелен весь процесс получения новых видов удобрений.

— Получается, экологичность и безопасность, которые обеспечивает НИУИФ, становятся для ФосАгро важнейшими конкурентными преимуществами?

— Безусловно. Самое главное — не нанести вред ни природе, ни человеку.

Беседовал Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.