«Путеводная» зарплата. Она точно указывает магистральное направление развития страны и миграции населения

Кажется, россияне окончательно выбрали дорогу из глубинки — в большие города. Отдельные успехи провинциальных «малышей» только подтверждают правило — они в большинстве случаев связаны со спросом мегаполисов.

Фото: s3.nat-geo.ru

РИА Новости обнародовало очередное исследование, проведённое по его заказу РИА Рейтинг. На этот раз эксперты рассчитали соотношение средних зарплат и стоимости стандартного потребительского набора в 100 крупнейших городах России и подготовили их рейтинг по уровню зарплат.

Оставим местным жителям полисов, попавших в рейтинг радоваться или печалиться получившимся цифрам, сравнивая себя с соседями. Гораздо интереснее посмотреть основные пропорции, которые следуют из рейтинговой статистики. А они однозначно свидетельствуют, что самые высокие зарплаты — в самых больших городских агломерациях — Московской, Санкт-Петербургской и Краснодарской, а также в северных городах, являющихся якорными для добычи полезных ископаемых — нефти и газа прежде всего.

Отдельную группу составляют так называемые города-«мастерские» или «рабочие посёлки», в которых присутствует обрабатывающие производства (часто первого передела, например, металлургия) или логистические узлы, обслуживающие интересы и потребителей мегаполисов.

Хороший пример — город Череповец Вологодской области с его крупнейшими металлургическими, химическими и деревообрабатывающими предприятиями, ориентированными на экспорт и крупнейшие агломерации страны, куда вывозятся либо продукция, либо выручка от продажи произведённого. Именно поэтому по уровню зарплаты сравнительно небольшой Череповец находится в группе лидеров, а, например, соседняя Вологда — центр региона — только на 63 месте рейтинга, уступая своему подчинённому городу почти четверть средней заработной платы.

Вывод, который напрашивается из этих бухгалтерских подсчётов, давно сделали специалисты-демографы — россияне во всё больших масштабах перебираются в крупные города, укрепляя их могущество и притягательность и одновременно отнимая перспективы у своих прежних мест обитания. Кстати, и в Череповце проблема отрицательной миграции стоит остро — люди уезжают и из относительно благополучной провинции просто потому, что столько их здесь уже не нужно.

Тенденцию подтверждает ведущий российский эксперт по территориальному развитию Наталья Зубаревич: миграционный отток идет сейчас не столько из «деревни в город», сколько из малых и средних городов в более крупные. А опустение провинции (или, как любят говорить в столицах, «периферии») лишает бизнес мотивации инвестировать в депрессивные регионы.

Наглядный результат миграционных потоков можно увидеть на карте ночной освещенности России, которая почти идентична аналогичной карте Африки. В обоих случаях огни столиц и побережий резко выделяются на фоне непроглядной тьмы глубинки, которую не разогнать никакими «Светлыми улицами Вологодчины» (они на поверку оказываются не такими уж и светлыми). Исключениями служат разве что нефтяные и газовые поля в Тюмени и на Ямале, в Нигерии и Анголе.

Уже сегодня 47% российского жилья строится в трёх агломерациях — Московской, Петербургской и Краснодарской, в то время как официально живут в этих «метрополиях» 33–34 млн человек, то есть чуть меньше 25% всего населения страны. Поток переселенцев — штука инерционная. Если человеческая река потекла в столицы, развернуть её вспять невозможно.

Вероятно, поток иссякнет лишь тогда, когда в мегаполисы переберётся порядка 80% населения страны. Утешать может то, что это общемировая тенденция, ведущая к тому, что на смену двум сотням мировых государств придут шесть сотен глобальных и суперэффективных городов. А более-менее благополучная жизнь остального, чрезвычайно разреженного по части населения пространства будет зависеть от того, насколько оно будет интересно глобальным горожанам.

Очевидно, новая городская реальность потребует и новых форм управления социумом, состоящим не из вчерашних крестьян, как в современном Китае, к примеру, или в ещё вчерашнем СССР, а из миллионов потомственных горожан, которым уже некуда ехать дальше.

Силовая и авторитарная манера в сочетании с манипулятивным популизмом уже сейчас плохо подходит для управления той же Москвой (хотя всё ещё годится для значительной части провинции). Но в управлении будущей городской Россией издержки этого «метода» могут оказаться чрезмерными. Это-то и вселяет хоть какую-то надежду...

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.