Опять «четвёрка»! Почему четырёхдневная рабочая неделя — это неделя без выходных

Похоже, введения четырёхдневной рабочей недели в России хочет только один человек. Но, поскольку этот человек — Дмитрий Медведев, тема до сих пор не исчезает из новостных лент.

Фото: Фото: ТАСС

Последний по времени её вариант — тестовое введение четырёхдневки на предприятиях, входящих в нацпроект по повышению производительности. О нем в интервью «Известиям» рассказал заместитель министра экономического развития Петр Засельский, сообщив, что уже на этой неделе соответствующее совещание пройдёт в Министерстве труда.

Речь идёт о 266 предприятиях малого и среднего бизнеса из 30 российских регионов, которые согласились выступить в качестве «подопытных кроликов», готовых за определённые государственные преференции испытывать на себе последствия «внедрения передовых управленческих, организационных и технологических решений для повышения производительности труда и модернизации основных фондов».

Эти предприятия государству, видимо, не жалко и, похоже, у господина Засельского о них не самое высокое мнение. Во всяком случае он заявил изданию, что сотрудники предприятий 30–40% рабочего времени ничего не делают. Задуманный эксперимент, по мнению чиновника, должен не столько сократить рабочий день, сколько «сделать его полезным».

Это кардинально противоречит мнению 200 руководителей не «экспериментальных», а реальных компаний, опрошенных исследовательской службой HeadHunter: они, в отличие от Засельского, считают, что дополнительный выходной, полученный благодаря переходу на четырёхдневку, как раз «усилит лень и халатность сотрудников».

Только каждый пятый из опрошенных работодателей (19%) считает переход на четырехдневную рабочую неделю безоговорочно целесообразным для компании. Из них 70% считают, что это позволит избежать выгорания сотрудников, 67% ждут от такого графика более эффективного использования рабочего времени, 44% — улучшения состояния здоровья сотрудников.

Подавляющее большинство компаний (76%) считают, что четырёхдневка для бизнеса и людей вредна. Из них половина опасается, что это приведет к снижению производительности труда и зарплат, 42% — к переработкам и выгоранию.

А вот, что думает о реальных последствиях перехода на четырёхдневную неделю специалист по трудовому праву, управляющий партнёр BLS Елена Кожемякина. По словам эксперта, в очевидном выигрыше от такого перехода окажутся чиновники и государственные служащие, которые при том же доходе станут работать на один день меньше. Можно также искренне порадоваться за врачей и учителей, которые наконец смогут больше отдыхать. Правда, при этом сразу увеличится количество рабочих мест — ведь работу, которую люди выполняют за пять дней, надо будет кому-то делать.

Это приведёт к росту фонда оплаты труда, который придётся увеличивать примерно на 20%, считает Кожемякина. И изыскать на такой рост средства сможет редкая компания.

Правда, полагает эксперт, нет ни технических, ни законодательных ограничений для того, чтобы не платить при четырёхдневке прежнюю зарплату, рассчитанную для пятидневной рабочей недели. Самый простой способ — просто недоплачивать премии сотрудникам. Есть и более радикальные варианты — сократить штат, принять на работу сотрудников на меньшую зарплату, ликвидировать компанию.

Последнее прямо предусмотрено статьёй 34 Конституции, которая гарантирует свободу предпринимательства, напоминает партнёр BLS. А, например, статья 22 Трудового кодекса даёт работодателям право заключать, изменять и расторгать договоры.

«Компания просто расстанется с теми, кто получает прежнюю зарплату, и примет в штат тех, кто готов получать зарплату на 20% меньше, — говорит Елена Кожемякина. — Другой мерой может стать ввод денежных надбавок, зависящих от объема работы. Всё это в итоге позволит снизить фонд оплаты труда на 20%».

Хотя, если нет цели снижать объемы производства, создавать новые рабочие места всё же придётся, инвестируя средства в их обслуживание.

Эксперт полагает, что лишь немногие сотрудники сочтут за благо получить дополнительный день отдыха в ущерб зарплате. Большинство же немедленно начнут искать дополнительные заработки, чтобы компенсировать потерю доходов, тем более что появятся длинные выходные. Схема простая: четыре дня работы на одном месте, затем три дня — на другом. Фактически это означает труд без выходных, что непременно скажется на продуктивности работников. Что сразу ставит под сомнение идею инициаторов перехода, связанную с ростом производительности труда.

«А вот кто точно не останется в накладе — юристы, — заключает Кожемякина. — Любое изменение законодательства — повод для обращения к ним, чтобы избежать нарушений изменившихся законов».

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.