«Не бей лежачего!» Почему невозможна обещанная российским премьером сокращённая рабочая неделя

Пока она, видимо, представляет собой угрозу экономике, страдающей от и без того низкой производительности труда, и самим работникам, у которых могут упасть и без того невысокие зарплаты.

Фото: Дмитрий Медведев - Александр Астафьев / ТАСС

Во вторник, выступая на 108-й Международной конференции труда в Женеве, Дмитрий Медведев заявил о необходимости переосмыслить подход к организации труда, поскольку технический прогресс неминуемо приведет к сокращению рабочей недели и появлению у людей большего свободного времени.

При этом, говоря о будущем, глава правительства почему-то вспомнил о прошлом — о том, как 100 лет назад американский предприниматель и основатель Ford Генри Форд сократил рабочую неделю на своих предприятиях с 48 до 40 часов и в итоге получил рост производительности труда.

У Форда были две веские причины снизить продолжительность рабочего дня с 10-12 до 8 часов и рабочую неделю с 6 до 5 дней соответственно. Во-первых, Форд полагал, что переутомление сотрудников вредно для их производительности, и предоставление им большего количества отдыха поможет повысить лояльность работников и приверженность компании Ford Motor. Во-вторых, он считал, что работникам нужно свободное время, чтобы на самом деле иметь возможность покупать и использовать потребительские товары, что увеличит бизнес, в том числе и бизнес самого Форда.

Но, что особенно важно, сокращение рабочей недели для работников с 48 до 40 часов Генри Форд начал с повышения их заработной платы с 2,34 до 5 долларов в час (более чем удваивая тем самым их текущую почасовую ставку). В противном случае произошло бы резкое ухудшение «материального благополучия» персонала.

Мало получаем — много работаем

О зарплате как первом условии сокращения рабочей недели в первую очередь заговорили эксперты и после заявления Дмитрия Медведева. Так о том, что переход на четырехдневную рабочую неделю в России, помимо изменений в трудовое законодательство, потребует решения вопроса о сохранении зарплат, заявила РИА Новости кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин РЭУ им. Г. В. Плеханова Наталья Свечникова. «В случае перехода россиян на четырехдневную рабочую неделю важно учитывать сохранение зарплат, это задача представляется более важной, чем увеличение выходных дней для отдыха работников», — подчеркнула собеседница агентства.

Это весьма актуальное замечание, учитывая «пятилетку» падения реальных доходов россиян, значительную часть которых явно не устраивает существующий уровень заработных плат — чтобы сохранить приемлемый уровень жизни, они всё глубже залезают в кредиты. Тем самым ещё больше усугубляя своё материальное положение. Об этом на последнем Петербургском экономическом форуме говорили первый вице-премьер Антон Силуанов и глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

То есть сокращение рабочей недели для людей, многим из которых, чтобы выжить, нужно работать не меньше, а больше, может быть катастрофическим. И очень часто именно низкий уровень оплаты труда является одним из основных сдерживающих факторов автоматизации и роботизации производства.

Наконец против сокращения рабочей недели (во всяком случае, прямо сейчас) выступает российская демография — страна вошла в очередную полосу дефицита трудовых ресурсов. Поэтому часто работать просто некому, куда уж там больше отдыхать...

Много работаем — мало получаем

Теперь о производительности труда. Доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты РФ «Развитие человеческого капитала» РЭУ им Г.В. Плеханова Людмила Иванова-Швец, как и Дмитрий Медведев, полагает, что сокращение рабочей недели приведёт к росту производительности. «Производительность труда при этом точно повысится значительно», — заявила эксперт, имея в виду при этом в основном организацию самого рабочего времени. По словам Ивановой-Швец, с точки зрения потерь на проезд на работу-обратно, на подготовительно-заключительное время четырехдневная неделя выгоднее и экономнее, но, действительно, потребует серьезного изменения законодательства. «В рабочем дне в большинстве случаев оперативное время (время непосредственного выполнения работы) составляет 60-65%. При сокращении рабочего дня даже на полчаса трудиться будут эффективнее», — уверена Людмила Иванова-Швец.

Увы, но только одной организацией факторы, влияющие на производительность, не исчерпываются. Намного более низкие, чем в большинстве стран ОЭСР, производительность и зарплата объясняются тем, что мы производим не очень технологичные, не очень наукоемкие товары, которые стоят недорого, при этом работаем долгие часы, чтобы произвести их побольше. Например, немецкая машина стоит дороже, чем российская, потому что она лучше. А работник, который ее разрабатывает или собирает, получает хорошую заработную плату. В экспорте России велика доля товаров с низкой добавленной стоимостью: мы продаем нефть, зерно, сталь, а не продукты их переработки.

Другое объяснение наших долгих рабочих часов лежит в области организации рынка труда. Термин flexicurity (словослияние flexibility — «гибкость» и security — «безопасность») означает сочетание гибкости рынка труда и безопасности работников. Гибкость — это создание рабочих мест с гибким графиком и условий, когда легко менять место работы. В России же работодатель часто относится к возможности гибкого или сокращенного рабочего графика как к краже работником из его кармана. Он изо всех сил старается выжать из уставшего сотрудника еще немного продукции.

Справедливости ради отметим, что желание сэкономить на персонале, выжав из него побольше, свойственно не только российским работодателям. Оценивая вероятность смены рабочей недели на четырёхдневную, проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов в беседе с ФБА «Экономика сегодня» обратил внимание на то, что в рамках глобализации экономики корпорации ищут страны, где можно сэкономить на персонале. И довольно часто переносят производство туда, где местное трудовое законодательство позволяет заставлять работников трудиться по 10-12 часов в день с одним выходным (как до реформы Форда).

«Не от того „наши домики покосились“, — заявила Самолёту председатель Профсоюза работников образования города Череповца Наталия Кукушкина, комментируя выступление российского премьера. — Может для начала следует навести порядок с соблюдением норм трудового законодательства в нашей стране и обеспечить нашим гражданам достойные заработные платы? Ведь Медведев обосновал свое предложение в том числе и тем, что „люди сгорают на работе“. Скажу о больном, о наших педагогах. При норме труда — 36 часов в неделю (18 часов уроков плюс 18 часов подготовки, проверки и т. п.) наши преподаватели работают по 60 и более часов в неделю. Это потогонный труд. Власти проблему знают, но упорно ее игнорируют. Примечательно, что свое заявление Дмитрий Медведев сделал, выступая на 108-й сессии Международной организации труда (МОТ). Напомню, что МОТ — это международная организация, которая борется за права трудящихся с 1919 года. Так вот, из почти 200 Конвенций МОТ Россией ратифицированы меньше половины — 77. И это тоже говорит о многом».

И, да, кстати, у россиян есть возможность попробовать на практике четырёхдневную неделю — она идёт прямо сейчас: благодаря Дню России (праздничному дню) на этой неделе как раз четыре рабочих дня. Проверьте — повысилась ли ваша производительность?

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.