Почему в России жить страшно? Записки оптимиста

Избавление от фобий происходит ровно в тот момент, когда человек берёт на себя ответственность.

Фото: faucethub.io

Пожалуй, россияне будут продолжать шарахаться от каждого куста, пока не почувствуют, что их жизнь в большей степени зависит от них самих, а не от государства, которое в виде злонамеренных чиновников лезет в эту жизнь с ногами.

Намедни,копаясь в Интернете, набрёл я на любопытный ресурс под названием «Национальный индекс тревожностей», а в нём — на рейтинг фобий, ежеквартально испытываемых россиянами. Если верить составителям, больше всего жители России боятся строительства мусорных полигонов, роста этнической преступности, полицейского произвола и утечки персональных данных. Есть страхи поменьше, вроде угрозы укуса клеща, беспризорной собаки или обострения международной напряжённости.

Я стал думать о том, что из набора страхов, мучающих моих соплеменников, может так же сильно напугать меня?

И предположил, что, наверное, мне немного полегче, чем многим, потому что мне уже не далеко не двадцать, так что до многих ужасных ужасов я просто не доживу, мне есть где жить, и мы с женой имеем возможность жить на природе, а наши дочери уже взрослые, умные и самостоятельные люди.

Так что мусорные полигоны пугают меня в меру —моей семье они непосредственно не угрожают. Как пока и утечка персональных данных — это, конечно, беда, но я сам с ней ничего поделать не могу, так что и бояться её нет смысла: что мог — я сделал, а там будь что будет. Полицейский произвол — штука неприятная и достаточно распространенная, но скорее эта вещь неприятна в принципе, чем пугает. Этническая преступность — это то, с чем я тоже практически не сталкиваюсь, ксенофобией мы не страдаем, чужая речь на наших улицах нас не раздражает и не пугает.

Что там ещё в списке?

«Гибель в авиакатастрофе»? Прекрасная, быстрая смерть. «ДТП и дорожные конфликты»? Да, хорошего мало, но не вижу смысла думать об этом, раз нет способа этого гарантированно избежать.

«Страх остаться один на один с пожаром»? Да, страшно. Знаю историю человека, у которого в мороз сгорел дом под Суздалем, и жена с маленьким ребенком чуть не голая бежала к соседям, чтоб не замерзнуть. Но опять же: электрика у меня, надеюсь, пожаробезопасная, пользование газом стараюсь сократить до минимума, а от всех бед не убережешься. Хотя сделал у загородного дома заземление и громоотвод, чтобы, если ударит молния, оборудования не вышло из строя.

«Международная напряженность». Кто точно виноват в том, что она обострилась в последнее время, сказать сложно. Все «мировые державы» вносят в общий котёл свои «двадцать копеек», в том числе, думаю, и нынешние российские власти.Я могу это констатировать, но ничего поделать не могу. Впрочем, американской или немецкой агрессии я не боюсь.

«Активность РПЦ» — та ещё фобия! Нет, активной РПЦ я не боюсь.

«Укус клеща» — к счастью, для меня и моих близких это всё ещё теория — реального такого опыта пока нет. Хотя, да, в наших лесах клещи встречаются.

«Беспризорные собаки» — ну, тут я больше за переживаю не за себя, а за полугодовалого щенка Мотю. Стараемся гулять с оглядкой.

«Запрет на ввоз санкционных продуктов». Как-то обходимся без иноземных сыров, без ветчин и прочего. Не жили хорошо, как говорится, нечего и начинать. Хватает того, что есть в магазине. Случается, какие-то деликатесы из-за рубежей привозят друзья, угощают. Чаще всего — ничего особенного. Оценить трудно — привычки-то нет. Так и живём. Обходимся, в общем.

«Сума, тюрьма»? Во-первых, зарекаться никогда нельзя. А по опыту знаю уже: если всё время бояться, что останешься без денег, на самом деле начнутся финансовые проблемы. Чаще бывает по-другому: чем легче расстаёшься с деньгами, тем больше их остаётся — такой вот парадокс.

Скорее больше всего я боюсь болезней и смерти близких. С этим тоже ничего не поделать, стараюсь об этом не думать. Своих болезней боюсь, в первую очередь каких-нибудь таких, на лечение которых не хватит денег, и таких, после которых можно остаться беспомощным — не мёртвым и не живым. Но онкологии у меня в роду вроде не было, а необходимые распоряжения на случай беспомощности надо бы сделать.

О своей смерти думаю теперь чаще, чем в молодости. И не то, чтобы боюсь, просто жаль умирать: жить интересно по-прежнему.

Рейтинг фобий любопытен тем, что позволяет понять, каким событиям современные российские СМИ придают статус опасностей. И, чаще дело не в реальной опасности, а в незнании, непонимании или неправильной оценке действительности: видим угрозу там, где её нет, но не боимся того, что действительно опасно, боимся следствий, не понимая, что бояться надо причин, и так далее. Я вообще против «разжигания» тревожности. Нормальные люди просто хотят жить счастливо, им следует помочь в этом, а телевизор и прочие СМИ, к сожалению, на каждом шагу пугают фобиями и учат ненавидеть.

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.