Коси и забивай… или потеряешь! В правительстве РФ предложили отбирать у россиян землю за нескошенную траву

Минэкономразвития разработал механизм изъятия участков за нарушение правил пожарной безопасности, в частности за нескошенную траву и мусор. Эксперты опасаются, что новая норма уязвима для рейдерства и коррупции.

Фото: wikimedia.org

Законопроект касается всех категорий частных владельцев участков: собственников, арендаторов, а также тех, у кого участок находится в бессрочном, безвозмездном пользовании или принадлежит на праве пожизненного наследуемого владения.

Нельзя!

Нельзя будет забирать землю только в двух случаях: изъять участок не смогут, если он является предметом ипотеки и если его собственник проходит процедуру банкротства.

За что будут изымать землю, Минэкономразвития в законопроекте не уточнило. Планируется, что перечень нарушений будет определен в специальном акте. В сводном отчете к предложенным поправкам перечисляются следующие нарушения: «сжигание пожнивных остатков, зарастание земельного участка сорной растительностью, накопление бытовых отходов» и т.п.

К нарушениям могут отнести и сжигание любых горючих материалов в непосредственной близости от леса, лесных насаждений или чужих земельных участков с жилыми домами, выполнение работ с открытым огнем на торфяниках и заправку двигателей горючим на лесной территории, предполагают юристы.

Изымать участки будут не сразу, сначала органы государственного пожарного надзора должны будут найти нарушения и выдать владельцу участка предписание, чтобы их исправить в течение шести месяцев. Если за полгода ситуация не изменится, то участок изымут через суд.

Иски об изъятии будут подавать органы местного самоуправления. Планируется, что в течение полугода после изъятия участок будет продан на публичных торгах. При этом новый собственник должен будет привести землю в порядок, чтобы она соответствовала требованиям пожарной безопасности.

Если торги не состоялись в первый раз, их устроят еще раз, снизив цену на 20%. Средства, вырученные от продажи участка, за вычетом расходов на кадастровые работы, оценку участка и торги получит бывший собственник земли.

Что будет с участком, если покупатель на него вообще не найдется — не уточняется.

Специалисты опасаются, что в некоторых случаях составление акта органа государственного пожарного надзора может стать узаконенной формой рейдерства. Законопроект может породить множество новых злоупотреблений должностных лиц органов государственной или муниципальной власти, сопряженных с коррупцией и новым видом давления на предпринимателей.

Впрочем, юристы обращают внимание на то, что в текстах поправок уже заложены возможности обойти закон. Ни инициирование процедуры банкротства, ни передача участка в ипотеку не требует особых усилий для компаний и граждан, отмечает Хасанов. В документах не конкретизировано, в какой момент может быть зарегистрирована ипотека или какая должна быть процедура, для того чтобы участок был освобожден от изъятия.

Исключение для ипотеки сделано по аналогии с положениями закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», уточнил представитель Минэкономразвития. Такой подход учитывает законные интересы залогодержателя земельного участка и защищает предмет залога от отчуждения на публичных торгах.

Можно!

Интересно, что во вторник, 18 июня, одновременно с новостью об изъятии земельных участков российский Forbes опубликовал рейтинг самых дорогих землевладений России. Этим участкам, пожалуй, изъятие не грозит — предприниматели из списка Forbes в новом рейтинге самых дорогих землевладений используют свои сельскохозяйственные земли по назначению. Сельское хозяйство, в развитие которого государство ежегодно вливало сотни миллиардов рублей, стало высокорентабельным бизнесом, отмечает издание. В растениеводстве, например, рентабельность подсолнечника превышает 33%, по сахарной свекле и зерну этот показатель приближается к 30%, а в южных регионах рентабельность пшеницы может достигать и 50%. Неудивительно, что в АПК пришли люди с серьезными деньгами. По словам генерального директора Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрия Рылько, перераспределение земли от мелких собственников к крупным происходило в первой половине 2000-х. «Процесс ускорился в 2008–2009 годах, после резкого взлета мировых цен на сельхозпродукцию, — говорит Рылько. — Еще одна волна слияний и поглощений прошла в 2014–2016 годах, после девальвации и начала импортозамещения».

В двадцатку крупнейших латифундистов России вошли Андрей Гурьев, Олег Дерипаска, Вадим Мошкович, Владимир Евтушенков, братья Александр и Виктор Линники, Игорь Худокормов. Самым дорогим земельным наделом владеет семья бывшего министра сельского хозяйства Александра Ткачева: семейная фирма «Агрокомплекс» им. Н. И. Ткачёва распоряжается 649 000 га стоимостью 68,5 млрд рублей. На втором месте агрохолдинг «Степь» Владимира Евтушенкова с 412 000 га (45,6 млрд рублей).

Самый большой по площади земельный банк удалось собрать «Мираторгу» братьев Линников — у компании 1 млн га, расположенные в основном в Центральном федеральном округе, где цена сельскохозяйственного гектара почти в три раза ниже, чем в Краснодарском крае.

Ранее тот же Forbes провёл расследование, в котором постарался показать, каким способом крупнейший производитель мяса в стране «собирал земли», выкупая участки, находившиеся в долевой собственности у крестьян Брянской и Курской областей по цене менее 4000 рублей за гектар (хотя, судя по данным Росреестра, кадастровая цена гектара составляет около 22 500 рублей). На вопрос, «почему продавали?», Елена Козлова, глава Крыжинской администрации Брянской области, которая и сама продала свой пай, ответила: «Землей мы не пользовались, а налог платили, да и деньги были нужны, — объясняет она. — А кроме того, пошли слухи, что сильно поднимут налоги, а неиспользованную землю отберут».

Так что разработанный Минэкономразвития механизм изъятия участков за нарушение правил пожарной безопасности написан, видимо, не для отечественных сельскохозяйственных латифундистов. Но как раз они и могут воспользоваться документом, чтобы преумножить свои земельные банки за счёт чужой собственности.

Правда, у фигурантов нового рейтинга Forbes есть своя ахиллесова пята — «Уже сейчас фактически аграрная политика формируется лоббистами крупных агрохолдингов, — рассказывает Игорь Абакумов, доцент Российского государственного аграрного университета им. К. А. Тимирязева. Он считает, что став участниками процесса формирования аграрной политики государства, агрохолдинги сами себя загнали в западню: «В большинстве своём, — отмечает эксперт, — агрохолдинги закредитованы в государственных банках, и фактически в любой момент могут быть национализированы».

Подготовил Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.