«Самозахватчики». Отчего жители городского двора согласились со сносом детской площадки?

Государственная власть может быть ужасна во гневе, но ей всегда есть до вас дело. Микровласть гражданской самоорганизации страшна своим цепким равнодушием.

Фото: cyrillitsa.ru

Как известно, профессор Преображенский не любил пролетариат. И, пожалуй, был прав, предчувствуя последствия прихода к власти самоорганизованных местных сообществ.

Это иллюзия, что власть была «у народа» в Советском Союзе — первое, что предприняло первое в мире государство рабочих и крестьян — отобрало у рабочих и крестьян почти любые властные рычаги, кроме декоративных походов «на выборы».

Нет, это сейчас российскую политику постепенно окутывает ползучая, разрастающаяся, как вьюнок, микровласть.

Конечно, речь идёт не только о России — микровласть уже достаточно давно кристаллизуется во многих развитых странах. Сам термин придуман автором бестселлера «Конец власти», венесуэльским политиком и журналистом, экономистом, обозревателем ElPais Мозесом Наимом, который написал в своей книге, что сегодня мы находимся в условиях, когда у тех, кто традиционно обладает властью, оказывается всё меньше способов её применить, поскольку государства выглядят как «Гулливеры, окутанные тысячами малых микродержав».

По мнению Наима, именно так проявляет себя микровласть — не масштабная, сокрушительная, зачастую подавляющая «большая власть» государства, но «сила противодействия, проистекающая из способности противостоять большим игрокам и ограничивать их возможности».

Способность эта обусловлена технологическими нововведениями, инициативностью людей, а также «расширенным спектром таких методов воздействия, как вето, проволочки, диверсии и помехи».

Всё это мы, например, наблюдали недавно в Екатеринбурге в известном конфликте с храмом и сквером, конфликте, в который вынужден был вмешаться сам президент страны.

Но «проволочки и диверсии» микровласти происходят по всей стране. Просто никто не хочет их увязывать между собой в качестве составных частей одного явления. Может быть потому, что тогда пришлось бы признать, что этот процесс слабо управляется и регулируется традиционными инструментами вертикали власти, нашего российского «Гулливера».

Предпоследний пример, выросший на череповецкой «почве», — баталии активистов с местной властью по поводу судьбы «Питинского леса». Самое конкретное, что есть в требованиях протестантов — это утверждение идеи, что не «вы» (власть, чиновники), а «мы сами должны это решать», т.е. «мы здесь власть». А ещё нечто, похожее на слоган рекламы банка с участием Ольги Бузовой: «Не мне, как всем, а всем, как мне».

Последний повод для разговора о микровласти — совершенно вопиющий, на мой взгляд, случай, описанный буквально сегодня городским порталом. Это история о том, как некий предприниматель (все имена, адреса и названия — в самой новости) предложил населению одного из дворов с типовыми многоэтажками простодушный «подкуп» за право пристроить к одному из домов небольшой торговый центр —обещание построить во дворе детскую площадку.

Обещание предприниматель выполнил в полном объёме: построил и ТЦ, и площадку, вложив в последнюю немалые по тем временам (около пяти лет назад) средства.

Прошли годы. Площадка стала само собой разумеющимся, хотя и облюбованным детворой, примелькавшимся элементом дворового пейзажа. А вот торговое заведение стало раздражать — тем, что в него постоянно что-то привозят, а из него постоянно выгружают какие-то отходы. А тут вездесущие бомжи и собаки, которые всё это растаскивают по двору... Одним словом, шум, грязь, непорядок.

Новое товарищество собственников недвижимости про соглашение, которое было у предпринимателя с жильцами, когда дома во дворе управлялись ещё УК, видимо, ничего не слышало. Зато услышало жалобы своих членов и просигналило в муниципалитет. Тот логично начал проверку с установления, на чьей земле творятся безобразия.

Представители Росреестра выяснили, что и мусорный контейнер, и детская площадка установлены на чужой земле (общая собственность жителей домов), соответствующего разрешения у предпринимателя на их установку нет, следовательно он совершил акт самозахвата. Предпринимателю было предписано «очистить территорию». Что он и сделал, чтобы не платить ещё и солидный штраф. Теперь вместо детской площадки во дворе пустырь.

А представитель ТСН выражает общее мнение местных обывателей, в котором сквозит не только общее равнодушие и к «благодетелю», и к собственной территории: «Мы не за и не против этой детской площадки». Но за этими словами очевидно следует продолжение — то самое «мы здесь власть», просто выраженное другими словами: «Кстати, торговый центр продолжает использовать территорию нашего двора для своих целей: выгружает товар, под эти цели заасфальтировали нашу зеленую лужайку. Этот вопрос нам предстоит урегулировать» (цитата по cherinfo.ru).

Что с этим вялотекущим «праздником непослушания» будет дальше? Как утверждают эксперты, пока проявления микровласти остаются «мерцающими» и несвязанными. Энергия действий и самоорганизация гаснут, как только исчезает конкретный повод, их вызвавший. Отдельные случаи и группы микровласти не связываются между собой в сеть взаимодействия.

Но, полагает политолог Дмитрий Бадовский, со временем, по мере увеличения числа случаев и политизации практик локальной самоорганизации, микровласть может стать устойчивее: «Её интегрирующей политической программой станет тогда масштабная децентрализация и ставка на расширение пространства и прав местного самоуправления». Скорее всего, с «зелёной», т.е. экологической повесткой.

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.