Смена приоритетов. Мордашов продаёт металлургический завод и расчищает рынок для своих «Силовых машин»

Любопытно, что и продажа убыточного сортового завода в Балаково, и попытка загрузить заказами «Силмаш» так или иначе связаны с путинской «Крымской весной».

Фото: ТАСС

В понедельник, 6 мая, «Северсталь» объявила о подписании обязывающего соглашения о продаже АО «Северсталь — Сортовой завод Балаково» компании ООО «Абинский электрометаллургический завод». Сумма сделки составляет $215 млн. Ожидается, что сделка будет закрыта в первом полугодии 2019 года после получения соответствующих разрешений со стороны регулирующих ведомств, а также выполнения ряда прочих условий.

Борьба с перепроизводством начинается с себя

Когда в феврале гендиректор «Северстали» Александр Шевелёв, подводя итоги 2018 года, сетовал на то, что в условиях перепроизводства на внутреннем и мировом рынке металла спрос на него не растёт, никто не предполагал, что череповецкая компания одной из первых начнёт сокращать избыточные мощности.

Однако уже в марте появились сообщения о том, что представители Алексея Мордашова ведут переговоры с компанией депутата от «Единой России» Иван Демченко о продаже завода «Северстали» в Балаково. Завод в Балаково, способный производить порядка 1 млн т строительного проката (арматуры и фасонного проката) в год, стал первым производителем сортового проката в Приволжском федеральном округе. «Северсталь» инвестировала в этот актив $700 млн — в три с лишним раза больше, чем намерена выручить от продажи.

Впрочем, здесь нужно учитывать то обстоятельство, что предприятие обременено убытками и долгом, совокупно составляющими порядка 15 млрд руб. (около $230). Кроме того, не надо забывать о стагнации на рынке сортового проката и дефиците лома — основного сырья для балаковского предприятия. Поэтому аналитики считали за благо для Мордашова продать завод в Балаково хотя бы по цене, несколько превышающей долг. Очевидно, объявленная сегодня цена продажи — это всё, чего удалось добиться в результате полуторамесячных переговоров представителей Мордашова с представителями Демченко.

«После продажи мини-завода в Балаково мы сконцентрируемся на производстве стали на основном активе компании — Череповецком металлургическом комбинате, — приводит „Северсталь“ в релизе слова своего гендиректора, — Это позволит нам максимально эффективно выстроить процессы внутри компании для реализации приоритетов нашей обновленной стратегии. В частности, сегодня мы нацелены на предоставление клиентам комплексных решений и увеличении доли продукции с высокой добавленной стоимостью. При этом мы сохраним свое присутствие на рынке сорта за счет мощностей Череповецкого меткомбината».

Судя по финансовым результатам 1 квартала 2019 года, обнародованным накануне майских праздников, показавшим падение практически большинства показателей за исключением свободного денежного потока, полученного «благодаря положительной динамике оборотного капитала» и обещанному росту EBITDA на $106 млн, компания не может позволить себе содержать убыточное активы.

Что же касается Абинского электрометаллургического завода (АЭМЗ), основанного на базе ломозаготовительного бизнеса Ивана Демченко, то, по словам источника, близкого к предприятию, компания планирует увеличить доли на рынке строительного проката и рассчитывает, что эта продукция потребуется на развитие Крыма.

Как снизить обороты иностранным турбинам

Сегодня же стало известно, что подсанкционные «Силовые машины» Алексея Мордашова при поддержке Минпромторга начали новый этап борьбы за рынок сбыта, выступив с инициативой обязать «Газпром энергохолдинг» и «Интер РАО» увеличить свои доли в совместных предприятиях с Siemens и GE до 75% плюс 1 акции. Таким образом, резко высказавшись на совещании у вице-премьера Дмитрия Козака, Мордашов сознательно идёт на обострение конфликта с генкомпаниями, не желающими закупать российское оборудование. При этом «Силовые машины» по-прежнему отказываются брать на себя риски поломки оборудования или задержек с их пуском.

Как уже рассказывал СамолётЪ, крупные генкомпании — «Интер РАО» и «Газпром энергохолдинг» (ГЭХ) — не верят в способность российских машиностроителей создать ГТБМ и самостоятельно договариваются с американской GE и немецким Siemens о локализации производства турбин в России в рамках СП, которые предполагают паритетное участие.

Минпромторг и «Силовые машины» выступают за создание полного цикла производства ГТБМ в РФ, главный аргумент — скандал 2017 года с поставками турбин Siemens в подсанкционный Крым и обеспечение энергобезопасности.

Основная проблема «Силмаша» — слишком маленький рынок сбыта ГТБМ в России: в программе модернизации преимущественно будут обновлять паросиловое оборудование, а наиболее крупные потенциальные заказчики турбин — «Интер РАО» и ГЭХ — предпочтут покупать их у своих СП с GE и Siemens.

Сейчас в правительстве прорабатывается альтернативный вариант для «Силмаша» — строительство новой газовой ТЭС на 1,4 ГВт. «Силмаш» предлагал построить ТЭС для замещения убыточной угольной Новочеркасской ГРЭС ГЭХ.

Не все эксперты разделяют позицию владельца «Северстали» и «Силовых машин». Так, например, старший аналитик по электроэнергетике Центра энергетики МШУ «Сколково» Юрий Мельников отмечает, что создание ГТБМ с нуля — очень сложный путь с неочевидным результатом, предыдущий такой проект с турбинами ГТД-110 Объединенной двигателестроительной корпорации (ОДК «Ростеха») окончился неудачей, поэтому сомнения генкомпаний понятны.

Вместе с тем направлять совместную работу с иностранными машиностроителями в русло локализации — правильная идея, которая может позволить со временем создать в России: конструкторскую школу, поставщиков качественных компонентов, глубокий инжиниринг и сервис.

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.