На пути к деградации. Что происходит с российской системой образования

Большинство горожан интуитивно чувствуют, как снижается уровень образования: сравнительно высокий в начальной школе, где учатся их дети, затем он становится явно недостаточным…

Что чувствуют родители?

Накануне, 1 сентября, ВЦИОМ и «Левада-центр» провели опрос родителей детей школьного возраста, проживающих в городах. Большинство опрошенных ВЦИОМ (было 1200 человек) довольны школами, где учатся их дети: 67% «скорее устраивает» качество обучения, 65% — материально-техническая база и 58% — качество учебников, «скорее не устраивает» — 26, 28 и 34% соответственно, остальные не определились с ответом.

Школьное образование в стране в целом оценивается более скептически. 45% опрошенных считают, что в их школьные годы педагоги учили лучше, и лишь 14% — что хуже. Мнения о месте отечественного школьного образования в мире разделились: 36% респондентов полагают, что оно соответствует мировым стандартам, 33% думают, что оно им уступает, 22% затруднились ответить, а 9% уверены, что российское образование остается лучшим в мире. Любопытно при этом, что родители гимназистов и лицеистов чаще думают, что в отечественных школах учат на уровне выше мировых стандартов — 12%. А вот состоятельные родители, чьи дети учатся в частных школах, более пессимистичны: 44% уверены, что российское образование уступает мировым стандартам, 33% — что оно им соответствует, о превосходстве не сказал никто.

В ответах нет противоречия, заявил в комментарии «Ведомостям» гендиректор фонда ВЦИОМа Константин Абрамов: нынешние родители школьников, как правило, сохраняют хорошие воспоминания о детстве и юности, ностальгия приукрашивает не только образ жизни и отношения с одноклассниками, но и качество образования. Что касается мировых стандартов, то едва ли многие с ними знакомы, отмечает эксперт. Кроме того, изменения в системе общего образования позволили родителям выбирать для детей школу, более соответствующую их уровню знаний и увлечениям, они уверены, что отдали своих детей в лучшие школы.

Традиционно респонденты «Левада-центра» более пессимистичны: в последние годы относительное большинство опрошенных (от 38 до 49%) были не удовлетворены работой системы образования в целом, доля удовлетворенных колебалась от 18 до 26%, дали неопределенный ответ или затруднились с ним от 26 до 39%. А по данным ФОМа, 34% опрошенных полагают, что поставленную майским указом Владимира Путина задачу войти к 2024 г. в число 10 ведущих государств мира по качеству высшего образования выполнят частично, 30% — что не выполнят, 21% надеются на ее полное выполнение. Среди респондентов с высшим образованием больше пессимистов: 32, 41 и 17% соответственно...

Что думают эксперты?

Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан, который уже не раз высказывал озабоченность состоянием российского образования, особенно высшего, полагает, что подозрения россиян небеспочвенны. По мнению профессора, корень всех проблем нашего образования лежит в самой его экономической модели, которая нуждается в замене.

Эту мысль Аузан высказал тоже накануне Дня знаний в беседе с главным редактором Русфонда Валерием Панюшкиным...

В подтверждение статистики опроса родителей российских школьников Александр Аузан приводит другую статистику. Так, например, российские ученики начальной школы регулярно, по международным рейтингам, входят в первую пятерку. По результатам учащихся средней школы Россия уже на 26–32-м месте. А общий уровень студентов высшей школы едва дотягивается до Испании и Южной Кореи. Несмотря на то, что российские студенческие команды побеждают на олимпиадах.

«Это означает, — уверен Аузан, — что реализовать свой потенциал мы не можем и, более того, его растрачиваем. В советское время говорили: образование — борьба системы с одаренностью. Наша система выиграла борьбу, мы имеем модельный кризис».

Беда в том, полагает эксперт, что в 1990-е годы в России была выбрана модель развития образования, согласно которой образование — это такая же сфера рыночной деятельности, как и многие другие, которая сегодня демонстрирует свой «ошеломляющий» результат.

Модель начала работать в обратную сторону — не развития, а деградации школьника/студента потому, что на самом деле образование — не услуга, убеждён декан экономфака МГУ. А если и услуга, то только инвестиционная. Продукт образования — не балл ЕГЭ и не цвет университетского диплома, а успешное будущее выпускника. Успешный же выпускник определяется не количеством тестовых баллов, а успехом, достигнутым в реальной жизни. Это, говоря экономическим языком, «человеческий капитал», считает Аузан: «Этот капитал не может проявиться в процессе обучения или даже через два года после выпуска. Вы не можете с саженца яблони сразу потребовать антоновки для пирога. Если результат образования — человек, и в процессе он деградирует, тут и надо разбираться, почему модель не работает».

Деградация проявляется не только в том, что Россия сегодня оказалась за пределами первой сотни стран, которые привлекают профессионалов. Но и в том, что отечественное образование воспроизводит весьма своеобразные ценности и поведенческие установки. Аузан приводит пример исследования, проведённого по 27 университетам, которое позволило выяснить: за время обучения в вузах студенты перестают доверять людям и начинают думать, что допустимо не платить налоги. А вузовские преподаватели на «голубом глазу» уверяют, что такая трансформация и есть подготовка к жизни в нашей стране.

«Хотелось бы, чтобы новое поколение двигало нас вперед, а не деградировало в угоду реальности, — говорит Александр Аузан. — Но наши ученики уезжают на Запад и делают там карьеру. Значит, мы не до конца уничтожаем их природную одаренность и можем давать хорошее образование — нужно только сменить модель».

Как её менять? Здесь Аузан не даёт развёрнутой программы, но даёт несколько подсказок, в каком направлении нужно разворачивать образовательную систему. Например, в сторону развития университетов liberal arts, где учат всему, от истории до математики, потому что неизвестно, что в жизни понадобится.

«Без системного мышления трудно жить — не важно, наукой вы занимаетесь или строите управленческую систему. И для формирования системного мышления главную роль играют как раз liberal arts — именно эти университеты позволяют увидеть многомерность мира. Без многомодельности мы не справимся», — убеждён профессор Аузан.

Но главное, считает он, надо отнестись к образованию не как к рыночной конкуренции, а как к сложному и длинному инвестиционному процессу. Строительство этой модели надо начинать с успешного выпускника — когда университеты, оценивая своих студентов, дают гранты школьным учителям, а выпускники университетов, достигшие определенных высот, решают, что делать с системой стимулов для преподавателей alma mater.

«Длина взгляда — это и есть основа инвестиционной модели. Если мы признаем, что яблоня вырастает не за год, где-то здесь и найдется выход из кризиса», — делает вывод Александр Аузан. И с этим сложно не согласиться.

Подготовил Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.