Оградите врачей от народа! Что стоит за диким происшествием в обычной поликлинике провинциального города

Врач и ещё учитель в последнее время, похоже, стали той последней инстанцией, на которую среднестатистический российский гражданин выплёскивает все свои проблемы и обиды. Если при этом у него «сносит крышу», происходит трагедия, как в поликлинике Череповца, где пациент отправил в кому женщину — заместителя главного врача.

Фото: mednovelty.ru

История страшная, но короткая, с виду — типичная полицейская «бытовуха».

В первый день после новогодних каникул в одну из самых перегруженных поликлиник индустриального города — единственную, обслуживающую быстрорастущий Зашекснинский район Череповца, пришёл некий пациент. Мужчина, как потом выяснила полиция, хотел взять в регистратуре талон на приём к одному из узких специалистов для одного из троих детей, которых он воспитывает в одиночку.

«Ой, где был я вчера — не найду, хоть убей»

Что мужчине сказали в регистратуре, ни полиция, ни СМИ не сообщают. А только мужик этот «вспылил» и отправился на второй этаж, где в своём кабинете находилась ничего не подозревавшая заместитель заведующего поликлиникой Татьяна Тяпайкина.

Какой разговор случился у мужчины с женщиной-медиком, тоже никому не известно. Известно, что мужчина ударил женщину по голове (после чего Тяпайкину пришлось госпитализировать в нейрохирургию), сломал два телефона (мобильный и стационарный) и убежал в неизвестном направлении. Потом уже его разыскала полиция.

Примерно в таком вот изложении эта «новость» гуляет сейчас по информационным сайтам в интернете, забавляя обывательскую «ботву». «Ботва», похоже, любит такие истории — вырванные из контекста нашей общей жизни, они выглядят случайными эксцессами немотивированной, почти животной жестокости (типа «тигр случайно откусил голову дрессировщику»).

Не хочется оправдывать ни череповецкого мужика, убеждённого, очевидно, что «добро должно быть с кулаками», ни взятого для примера тигра. Но и у одного, и у другого должны же были быть какие-то мотивы для реакции, пускай и, безусловно, неадекватной. Это я к тому, что в таких тонкостях надо бы всё-таки разбираться, иначе случаи, когда наших братьев (и сестёр) будут продолжать бить по голове и даже эту голову откусывать, будут множиться.

«Я, как раненный зверь, напоследок чудил»

Бог с ним, с тигром, давайте про людей. Давайте посмотрим вокруг себя трезвым, надеюсь, после уже прошедших «каникул» и пропаганды из «зомбоящика», уверяющего, что жизнь где-то рядом «становится лучше и веселей», взглядом.

Оглянемся, например, и обнаружим, что зарплаты не растут, зато растёт инфляция, что всё больше денег уходит на еду, а проезд в транспорте дорожает. Что для всё большего числа сограждан автомобиль, подорожавший с нового года ещё на 3%, окончательно превращается в роскошь. Что банки продолжают повышать ставки некогда доступной ипотеки. И сегодня она размером в 10,3% годовых, вероятно, окончательно растаптывает мечту граждан и их надежды на личную жилплощадь при всё более обесценивающемся доходе.

Что вокруг сплошной коронавирус, из-за которого ты можешь лишиться работы, если не вакцинируешься. А вакцинироваться страшно, потому что вон даже Сбер страхует на полмиллиона от «возможных последствий вакцинации». Другие страховые компании могут повысить стоимость своих услуг для невакцинированных россиян, что снова скажется на ставках банков, — бедность загоняет население из «долговой» в «цифровую яму»: крупный бизнес дополнительно зарабатывает на нищете, а власть использует её в политических целях, приводя к упадку социальных настроений и закладывая фундамент для разрастания кризиса...

И на таком вот фоне, в такой стране, где главный общественный тренд — «историческое дистанцирование от современной истории страны, которое укрепляется государственной политикой советизации национальной идентичности» (цитата из исследования Института социологии РАН, посвящённого коллективной памяти в России), живёт не самый богатый провинциальный мужик, который в одиночку воспитывает троих детей, которых надо кормить, одевать, и которые болеют.

Он приходит, например, в поликлинику. Отстаивает очередь в регистратуру за талончиком к специалисту. Да, что я рассказываю, — сами там бывали не раз, если нет денег на платный медцентр. А в регистратуре ему такая же, как он, встрёпанная женщина сообщает, пожалуй, что или талонов нет, или специалист занят, и когда освободится — неизвестно. Да, ещё, пожалуй, сообщает так, чтобы заодно и самой снять накопившееся за день раздражение... Повторяю, никто толком не знает, что нашему «антигерою» сказали в регистратуре, кроме той, кто сказал. Но, видимо, сказано было то, и так, что, предположим, вывело человека из себя.

Если кто не помнит определения выражения «выйти из себя», это значит «очень сердиться, приходить в состояние крайнего раздражения, негодования, возбуждения от чьего-либо поведения, поступка и т. д.; терять самообладание, хладнокровие». Похоже, именно это с многодетным посетителем череповецкой поликлиники и произошло...

«Остаётся одно: только лечь, помереть»

Однако и это всё — не оправдание для насилия, тем более насилия мужчины над женщиной. Если вспомнить куда более тяжёлые для страны времена, да вот хотя бы военные годы Великой Отечественной, которая до сих пор остаётся главной «скрепой» российского общества, то и тогда, несмотря на вполне объяснимое ожесточение, поднять руку на слабого не считалось доблестью.

А вот сейчас, видимо, считается. С каких-то пор. С каких? Да, вот, пожалуй, с тех самых, когда в экономике, а потом и в политике, стали задавать тон «короли подворотни». Когда сначала глава заговорил о том, что кого-то надо «мочить в сортире», а потом и другие чиновники стали осваивать «феню». Теперь на ней, похоже, разговаривает весь МИД. Когда в стране укрепились «традиционные ценности», примерно равными блатным понятиям, вместе с уверенностью, что уважение — это страх, что нет ничего важнее грубой силы, и что право сильного — единственное настоящее право, и что «по-настоящему авторитетный человек — тот, кто „держит райончик“, третируя всех, кто слабее».

Уже не первый год нападение на медиков является серьёзной российской проблемой. По данным опроса, который в прошлом году провёл «Справочник врача», оскорбления в свой адрес от пациентов или их родственников выслушивали более половины опрошенных врачей, каждый пятый хоть раз становился объектом нападения пациентов.

Вместе с тем в правоохранительные органы обращались только 33% врачей, подвергшихся нападению. Из них 47% уверены, что обращаться к правоохранительным органам бессмысленно — дело спустят на тормозах, 20% не доверяют органам правопорядка в принципе, 34% считают, что «на больных не обижаются».

Наверное, последние понимают, что у становящихся всё более обездоленными россиян остаётся не так много, положенного им по праву. В числе этого немногого (кроме права дышать) — условно-бесплатные медицина и среднее образование. К врачу и учителю человек еще может прийти и потребовать своего, стукнув кулаком по столу... или по голове. А к начальнику не может. Хотя бы потому, что нынешний начальник сегодня сидит в безопасности за турникетом с охраной. А врачи и учителя не сидят.

Расследованием череповецкого инцидента занялся Следственный комитет. Папашу, распоясавшегося в поликлинике, скорее всего примерно накажут, детей отдадут в приют. Но вряд ли это кардинально решит проблему насилия в обществе.

А поскольку решать эту проблему безопасности врачей (а потом, возможно, и учителей) как-то надо, есть предложение к руководству страны: может, оградить этих людей от народа? Если ничего другого предложить не можете. Ни тем, ни другим...

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.