«Эко-Вологда». Почему столица Вологодской области решила, что «так жить больше нельзя»

«Город экономики замкнутого цикла и экологичное место для жизни с принципами устойчивого развития» — так формулируется в новой стратегии развития Вологды залог её безоблачного будущего.

Фото: СамолётЪ

В последнее время демографические проблемы (старение население и особенно отток молодёжи в столицы) в сочетании с проблемами экономическими (кризис традиционных производств и «центростремительная» налоговая политика) заставляет российские города срочно заниматься своей идентичностью из соображений выживания.

Потому что относительно спокойно в России могут чувствовать себя города-миллионники и близкие к ним по численности населения. А всем остальным нужно искать какие-то особенные (желательно нетривиальные) аргументы, чтобы удержаться на плаву и удержать своих жителей.

Вологда сосредотачивается

Так что активные поиски Вологдой основы своей новой стратегии не выглядят неожиданностью, невзирая на пандемию ковида. Скорее наоборот, именно пандемия в определённой степени способствует большему сосредоточению мыслей.

Сегодня уже можно говорить о первых результатах вологодских поисков — у руководства города появился довольно внятный стратегический документ, в котором будущее города тесно связано с реализацией экологической повестки. Знакомство со стратегией убеждает, что её «экологичность» — не просто дань мировой моде (хотя и это важно), а та самая системообразующая идея, которая связывает между собой разные пласты и стороны городской жизни, а также механизмы взаимодействия города с «окружающей средой».

Кстати, забегая вперёд, отметим, эта самая «среда» уже послала Вологде сигналы одобрения на состоявшемся весной Международном экологическом форуме.

«Экоразвитие — важнейшее направление в мировой повестке, и то, что Вологда берет на себя роль первопроходца, говорит о многом», — отметила в своём выступлении на форуме член-корреспондент Российской экологической академии, вице-президент и управляющий партнер Национального фонда правовой защиты организаций и граждан Марина Некрасова. Например, о том, что первую попытку создания концепции экоразвития сделали в Тарусе, и уже четыре года мучаются со стратегией «Экогород Таруса». Вологда умудрилась уложиться в полгода.

В переводе на обычный, «не форумный», язык высказывание Некрасовой можно интерпретировать так: Вологда со своей актуальной эко-стратегией появилась в федеральной повестке вовремя. Что позволяет в отечественных реалиях рассчитывать не только на моральную поддержку федерального центра, но и на ощутимые материальные стимулы.

В замкнутом круге

На этом разговор, наверное, можно было бы и закончить, если бы речь шла просто о привлечении дополнительного федерального финансирования. Но руководство города, кажется, хочет большего. И не зря.

Потому что трезвый анализ существующего положения дел в Вологде должен приводить её руководителей к неутешительным выводам. Главный: низкое общее качество жизни вологжан и отсутствие у них перспектив. Из-за того хотя бы, что в составе экономически активного населения преобладают бюджетники (более 50%), а остальные жители в большинстве своём работают в малоденежных и не перспективных «отраслях из прошлого технологического уклада». На воспроизводство кадров для этих же отраслей заточены и высшие учебные заведения города. Что касается предприятий нового уклада, то хотя они в городе и создаются (всё-таки общий образовательный уровень в Вологде достаточно высок), но довольно быстро мигрируют за его пределы. Итогом всего вышеперечисленного становится пресловутый «замкнутый круг», типичных для многих городов, подобных Вологде: снижется численность населения, а, соответственно, и налоговые отчисления вместе с бюджетным (как правило, «подушевым») финансированием. Следствием становится не только ухудшение состояния инфраструктуры (транспортной, социальной, культурной и т.д.), но качества жизни на территории в целом.

В поисках устойчивого развития

Это, что касается проблем. Теперь о сильных сторонах города, которых авторы городской стратегии насчитали аж восемь. Во-первых, они говорят о «хорошей экологии» (настолько хорошей, какой она может быть в городе без металлургических и химических производств), позволившей Вологде войти в десятку экологически чистых городов России. Теперь цель — войти в тройку. Во-вторых, о промпредприятиях, работающих на местном, экологически чистом сырье — сельхозпродукции и древесине, чтобы, в-третьих, выпускать экологически чистые же продукты пищепрома и деревообработки. Но, как говорится, этим удивить трудно — такого добра — в каждом селе, несмотря на соответствие мировым трендам: как рост спроса на экологически чистую продукцию, распространение ЗОЖ, экологичного поведения и ответственного потребления.

Городу нужны дополнительные «козыри» в виде «зелёной» экономики нового типа. От производства продуктов на основе инноваций, а не традиционных сельскохозяйственных подходов (то, что сегодня принято обозначать термином «фудтех»), до высокотехнологичных компаний, работающих на принципах ESG (экологическое, социальное и корпоративное управление, обеспечивающее устойчивое развитие и бизнесу, и территориям его присутствия).

Для активизации этих направлений Вологда собирается в том числе по максимуму использовать свой статус региональной «столицы», который уже сделал город площадкой российских и международных форумов в сфере IT и биотехнологий, сельского хозяйства и лесной отрасли. А также свой солидный научно-образовательный задел: 3 вуза, 2 филиала высших учебных заведений, научный центр РАН и 4 филиала научно-исследовательских институтов.

Что касается инструментария для реализации проекта, то город планирует использовать уже положительно зарекомендовавший себя метод проектного офиса, объединяющего власть, бизнес, науку и общественность. У каждой из составляющих, пожалуй, есть собственный мотив для участия в городских переменах, но вместе все они работают на общий результат.

Полный «электрофест»

Нетрудно, однако, предположить, что реализация сверхамбициозной экологической стратегии Вологды не обещает быть простой и безоблачной. Об этом, в общем, говорит и неоднозначность предварительных итогов 2021 года, объявленного в областной столице Годом экологии. Пока в том, что сделано, ожидаемо больше деклараций, чем реальных, ощутимых результатов. Что, пожалуй, вполне закономерно для начала любого большого и долгосрочного проекта.

Отчитываясь за Год экологии на состоявшейся в начале декабря пресс-конференции мэр Вологды Сергей Воропанов упомянул в одном ряду два форума, которые прошли в городе в этом году (международный «Экологическая политика городов» и межрегиональный «Электрофест −2021»), через запятую вместе с соглашениями об экологическом сотрудничестве, заключёнными с Российским экологическим обществом и Общественной палатой России, а также с информацией о перевыполнении плана по зелёным насаждениям — за год в Вологде высажено более 9 000 деревьев и кустарников.

Пожалуй, сейчас самый «продвинутый» в плане результативности городской эко-проект — это развитие электротранспорта. И то благодаря тому, что городским властям удалось вернуть в муниципальную собственность электрическую контактную троллейбусную сеть. А губернатор Олег Кувшинников поддержал решение вологодских властей приобрести в лизинг более чем 30 троллейбусов в течение 2021 и 2022 годов. И уже минувшим летом первые три машины были проверены на тестовых маршрутах. При поддержке главы региона подтверждён федеральный инфраструктурный бюджетный кредит на приобретение автобусов с двигателями на газомоторном топливе. В результате, как отметил Сергей Воропанов, процент экологичного общественного транспорта в городе составит порядка 43%.

Приятным дополнением к этому безусловному прорыву стало появление в городе шеринга электросамокатов, приблизившего Вологду к модным трендам Москвы и Санкт-Петербурга, где этот вид транспорта развивается бурно, хотя и не без проблем. Кстати, вологодская статистика довольно вдохновляющая. С 26 июня по 13 октября городские пользователи новой услуги стали 23,5 тыс. человек, совершивших 61 тыс. поездок. Среднее время одной поездки — 23 минуты, за это время можно проехать в среднем от 3 до 6 км. За четыре месяца вологодские электросамокаты проехали более 180 тыс. км.

А вот с развитием рынка электромобилей в Вологде, как и в целом в стране, всё не так оптимистично. Двадцатикратный рост электрокаров в областной столице (с 3-х в 2020-м до 61 в 2021 году) выглядит пока что не очень впечатляюще — такими темпами личный электротранспорт будет развиваться очень долго, даже при опережающем строительстве зарядных станций. Увы, но здесь мало что зависит от властей Вологды и даже региона, отменившего транспортный налог на электромобили. Всё упирается в общефедеральную, весьма невнятную концепцию развития электротранспорта в стране.

От Playrix к АФК «Система»

Не зависящие от городского и регионального руководства федеральные и даже геополитические проблемы могут препятствовать укоренению в Вологде высокотехнологичного международного бизнеса. В городе любят вспоминать действительно впечатляющий кейс братьев Бухман, построивших на вологодской «почве» мирового лидера компьютерной индустрии мобильных игр — компанию Playrix.

Но фактом остаётся и то, что сегодня штаб-квартира Playrix находится не в Вологде, а в Дублине. И по части экологичности этот ирландский город, пожалуй, ничем не лучше родного города отцов-основателей Playrix. Зато обладает рядом других преимуществ, которых нет и, вероятно, не будет у Вологды в обозримой перспективе: более дружелюбная система корпоративного права и налогообложения, англоязычная среда и хорошие соседи (здесь расположены европейские штаб-квартиры Google, Facebook и других известных компаний). А ещё (что, может быть, и было главным) — отсутствие геополитических рисков.

Впрочем, в Вологде согласны и на технологическое «импортозамещение». Например, здесь всерьёз рассчитывают на большой синергетический эффект, который может дать новая особая экономическая зона (ОЭЗ) промышленно-производственного типа с центром в Вологде.

Как сообщил на заключительном в нынешнем году инвестиционном совете губернатор Вологодской области Олег Кувшинников, решение о создании ОЭЗ уже поддержано вице-премьером Татьяной Голиковой. А Министерство экономического развития утвердило «дорожную карту», конечным пунктом которой станет передача пакета документов по ОЭЗ в правительство страны в апреле будущего года.

«Якорными» резидентами ОЭЗ станут проекты инвестиционно-сверхактивной сегодня АФК «Система» Вадима Евтушенкова. Речь идёт, в частности, о проектах, связанных с производством экологичного текстиля и деревообрабатывающего оборудования, способных дать городу 1500 рабочих мест.

Выбор цели

И это только то, что касается экономики. А ведь есть и другие направления стратегической программы, связанные с модернизацией городской инфраструктуры (вода, воздух, стоки, общественные пространства, дороги) и социальной сферы (с воспитанием экологической культуры и сохранением культурного наследия)...

Смелостью стратегии «Эко-Вологды» можно впечатляться, можно иронизировать по поводу её пафоса, можно критиковать её недостатки. Так или иначе, но огромным достижением для города и региона является само существование этого концептуального документа. Чётко фиксирующего: у города есть желание не «окукливаться» в статусе регионального административного и культурного центра. Вместо этого внятно декларируются и желание развиваться, и цель, к которой можно двигаться и вести за собой. По нынешним времена это — уже много.

К слову, у соседнего Череповца такой связной концепции, такого видения своего будущего пока что нет. И это уже сегодня большая проблема для развития «промышленной столицы» региона, продолжающего эксплуатировать свой статус «моногорода»...

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.