Электрические сны Сергея Воропанова. Мэр Вологды сформулировал предложения по развитию электротранспорта в стране

В своём городе Воропанов уже добился прогресса: за год количество электромобилей в Вологде выросло с одного до 30-ти, появился кикшеринг электросамокатов, а главное — муниципалитет вернул себе контроль над троллейбусной инфраструктурой. А вот предложения вологодского мэра на федеральном уровне могут оказаться гласом вопиющего в пустыне — пока правительство страны делает фактически противоположное тому, что предлагает Сергей Воропанов.

Фото: СамолётЪ

Накануне, как сообщила пресс-служба городской администрации Вологды, Сергей Воропанов принял участие в обсуждении концепции развития электротранспорта в РФ, разработанной Минэкономразвития. На круглом столе, проходившем в онлайн-формате, организованном Общественной палатой России, с участием представителей регионов страны, Минэкономразвития, Ассоциации развития электромобильного, беспилотного и подключенного транспорта, мэр Вологды рассказал о своих достижениях в сфере транспортной электрификации и предложениях по интенсификации этого процесса на общенациональном уровне.

Интерес к мнению мэра провинциальной «столицы» не случаен — после того, как Вологда заявила на всю страну, что станет самым экологически чистым городом в России, к ней стали относиться гораздо серьёзнее, выделяя из числа других, менее амбициозных городов. Как говорится, вот, что «пиар животворящий» делает.

Между тем реальных достижений по части транспортной электрификации у Вологды всего три. Как сообщил Сергей Воропанов, за год количество электромобилей в городе выросло в 30 раз: в 2020 году был один аппарат, в 2021-м стало 30-ть, что позволило муниципалитету даже провести межрегиональный форум «Электрофест Вологда» с выставкой современных моделей. Число зарядных станций тоже увеличилось кратно: с 1 до 8-ми. Но главное — муниципалитет благодаря «сознательности» местного бизнеса вернул себе контроль над общественным электротранспортом: в городскую собственность вернулась электрическая контактная сеть, приватизированная в 90-е годы. И сейчас речь идет уже о закупке (при поддержке главы региона) 30 с лишним троллейбусов и запуске в Вологде трех троллейбусных маршрутов. По словам мэра, первые три машины выйдут на линию уже в августе.

В масштабах Вологды подобная «электрическая революция» выглядит весьма впечатляюще. Даже несмотря на то, что выросшее число электромобилей составляет лишь 0,02% от легкового вологодского автопарка. Но вот дальнейший прогресс в развитии электротранспорта, особенно частного, скорее всего невозможен без системных шагов, которые должны быть приняты на государственном уровне. Главное, чего не хватает сегодня не только Вологде — всей России — рынка, электротранспорта, спроса на него и стимулов, рождающих то и другое.

Вологодский кикшеринг из 100 самокатов и установленная ЗакСом льгота по транспортному налогу для владельцев электромобилей — это, конечно, хорошо, но для настоящего прогресса явно недостаточно.

А вот снижение высокой стоимости электромобилей и дефицита необходимой инфраструктуры (зарядных станций, прежде всего) могли бы существенно его продвинуть. И в своём выступлении Сергей Воропанов озвучил то, о чём давно говорят федеральные эксперт: это и отмена для транспортного налога на электромобили на 3-5 лет, и введение инвестиционного налогового вычета при установлении зарядной инфраструктуры, и продление льготы на ввоз электромобилей из-за рубежа, пока в России не налажено собственное массовое производство таких машин, которое должно сопровождаться отсрочкой на увеличение утилизационного сбора до 2024 года.

Все эти слова, как принято говорить, «да Богу в уши». Услышит ли их руководство страны, прежде всего профильный Минпромторг? Пока в резолюции круглого стола Общественной палаты сказано, что «предложения как финансового, так и организационного характера приняты к рассмотрению». Не очень понятно, что это означает. Особенно, если учесть, что правительство страны делает ровно противоположное тому, о чём говорил Сергей Воропанов.

Его, правительства, планы по электромобилям представляют собой скорее кнут без пряника. Во главу угла ставится ускоренное производство с локализацией основных компонентов — двигателей и батарей — уже с 2025 года. Но участвуют в этой пока виртуальной гонке помимо КамАЗа только мифические электромобили «Моторинвеста» (прежде собирал китайские машины) и «Автотора». Денис Мантуров также упоминал Zetta, сроки запуска серийной сборки которой постоянно откладываются.

Иностранные концерны не хотят выпускать электромобили в России, где для них нет ни компонентной базы, ни рынка. Локализация становится обоснованной при выпуске не менее 10 тыс. машин в год. А в РФ продажи новых и подержанных электромобилей в 2020 году составили 6 тыс. штук (с учётом 30-ти вологодских).

В Европе власти дают льготы покупателям автомобилей и одновременно вводят ограничения на машины с двигателем внутреннего сгорания. Иными словами, постепенно формируют спрос. В России почему-то решили начать с предложения без особого спроса, собирая для этого средства с импорта автомобилей в виде утильсбора и пошлин. Чтобы потом частично возвращать их отдельным игрокам отрасли. Такой вот странный «суверенный» путь промышленной политики в автопроме. С пока неочевидным конечным результатом...

Марина Мельникова
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.