Надёжный индикатор. То, как начальство расходует деньги, точнее всего показывает, что на самом деле для начальства важно

На этой неделе депутаты голосуют за бюджеты — региональные и федеральный. Знакомство с этими документами позволяет уловить разделяющую их «большую разницу».

Фото: Госдума РФ

Подробно об особенностях бюджета Вологодской области этого года и планах на ближайшие три года, за которые в среду проголосовали депутаты Заксобрания, мы уже писали здесь и здесь. В общем и целом, бюджет подаётся жителям региона как «социально направленный»: «Более 60% расходов бюджета будет направлено на социальную сферу, решение вопросов повышения благосостояния и улучшения качества жизни вологжан. Также это инструмент дальнейшего инфраструктурного развития — на капитальные вложения предусмотрено более 54 млрд рублей», — утверждает и.о. начальника департамента финансов области Татьяна Голыгина.

О том же заявляют и авторы федерального бюджета на 2022 год, проголосованного накануне депутатами Госдумы во втором, основном чтении. Но более близкое знакомство с цифрами этого документа наводит на мысль, что российскому правительству важнее превышение доходов над расходами, и рост самих доходов. За год сборы налогов должны вырасти на 1,382 трлн рублей (до 25,019 трлн), а расходы — на 263 млрд (до 23,694 трлн). Профицит — 1,327 трлн рублей. Еще 2 трлн возьмут в долг.

Вот, к примеру, экономисту Дмитрию Прокофьеву, кажется, что больше всего этот бюджет похож на бюджет сырьевой корпорации, которая в условиях сложной конъюнктуры своих рынков, стремится: 1)увеличить доходы, 2) профинансировать все, что помогает увеличению доходов, 3) сократить расходы на всем, что увеличению доходов не помогает.

Похоже, именно поэтому расходы на «медицину» сокращаются — с 1,362 трлн руб. в 2021 г до 1,245 трлн в следующем. Депутат от КПРФ Алексей Куринный, выступивший было за увеличение финансирования здравоохранения на 250 млрд руб. (сославшись на экспертов, которые и вовсе рекомендуют добавить по этой статье 500 млрд), получил жёсткий «отлуп» от председателя бюджетного комитета Госдумы единоросса Андрея Макарова, который фактически заявил о неприкосновенности Резервного фонда правительства, из которого предлагал взять деньги депутат-коммунист.

Расходы на «социальную политику» в следующем году сокращаются с 6,208 трлн руб. до 5,837 трлн (т.е. на 371 млрд рублей — это предвыборные выплаты «взяли» из расходов следующего года).

Расходы на «поддержку национальной экономики» тоже будут меньше на 4,2%: — с 3,613 трлн сократятся до 3,461 трлн руб.

Это не значит, что власти не будут поддерживать свой бизнес. Наоборот. Резко — на 26%, или 100 млрд рублей — растут расходы по статье «охрана окружающей среды», в т.ч. финансирование мусорных полигонов и мусоросжигательных заводов.

«И это правильно, — говорит Прокофьев. — „зеленая повестка“ сама себя не оплатит».

Зато вдвое (на 4,6 млрд рублей) сокращена программа развития фармацевтической промышленности — просто потому, наверное, что эту программу финансируют люди — когда сами себе оплачивают лекарства.

Вероятно, отечественные руководители окончательно лишились иллюзий по поводу «самодеятельных креативности и инновационности» (перед глазами — печальный пример «Роснано»). Поэтому и госпрограмма «экономическое развитие и инновационная экономика» — сокращается почти в 6 раз, с 694,3 до 123,5 млрд рублей.

А вот расходы по госпрограмме «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» станут больше на 87 млрд рублей, а по программе научно-технологического развития — на 235 млрд рублей.

Последние «успехи» отечественной авиации, кажется убедили начальство в том, что программу развития авиапрома следует уменьшить почти в 3 раза — с 113,2 до 42,3 млрд рублей. Несколько меньшее сокращение ожидает программу развития атомной энергетики (на 32 млрд рублей) и финансирование космоса — на 40 млрд.

Но, полагает Прокофьев, не надо думать, что у космоса и АЭС есть какие-то проблемы: «Ни в коем случае. Просто сейчас успехи планируются где-то в другом месте, точнее — пришла очередь других людей пополнить списки миллиардеров».

Практически ничего не меняется там, где для власти всё прозрачно и понятно, что процесс налажен. Речь, например, о культуре и пропаганде, где финансирование практически не изменилось: государственные СМИ получат 115 млрд руб. (вместо 110 млрд в 2021 году), на культуру потратят те же 154,9 млрд руб. в год, что и сейчас. На прежнем уровне останется и финансирование аппарата высших чиновников и органов власти.

На 6,5 млрд руб. (и эксперт считает, вполне заслуженно, с учётом олимпийских результатов и выступления сборной по футболу) уменьшаются расходы «на спорт». Очевидно, для того, чтобы регионы учились поднимать деньги «с земли», им запланировано сократить трансферты для «поддержки штанов» на 68 млрд руб.

Существенно (на 90 млрд рублей, до 1,237 трлн) растут расходы на систему высшего образования, где сейчас необычайно много уголовных дел, свидетельствующих, пожалуй, о борьбе за финансовые ресурсы.

Интересно складывается ситуация с пенсиями. С одной стороны, с 3,314 до 3,162 трлн руб. (или на 152 млрд) будут сокращены расходы по госпрограмме «Развитие пенсионной системы». Но, с другой, на 427 млрд руб. вырастут ассигнования на пенсии военным.

При экономии в общей сложности 640 млрд рублей на медицине, соцподдержке и экономике расходы на финансирование «силовых структур» вырастут с 2,384 до 2,799. Расходы на «оборону» увеличатся на 129 млрд рублей (до 3,51 трлн).

Но, подчёркивает эксперт, рекомендуя смотреть на долю этих расходов в ВВП — здесь много интересного: доля «армии» — 2,6% ВВП (было 2,7%), «силовиков» — 2,1% ВВП (было 1,9%).

«Это бюджет корпорации, у которой есть акционеры, активы, контур охраны, — подводит экономист итог своему анализу. — Есть сверхдоходы. За них идет борьба. А всё остальное — власти интересует во вторую очередь».

Неравенство «излишне глубокое и в высшей степени несправедливое»

В том числе, добавим от себя, и недовольство населения уровнем неравенства, которое, как отмечают аналитики ОЭСР, в целом коррелирует с его реальным уровнем. Даже несмотря на то, что граждане в целом имеют весьма приблизительное представление о реальных уровнях доходного и имущественного расслоения и их динамике.

Авторы исследования «Какую роль играет неравенство» пришли к выводу, что среднестатистический гражданин ОЭСР считает: чуть более 50% национального дохода достается 10% самых богатых домохозяйств и что только четверо из десяти детей, рожденных в бедных семьях, способны вырваться из бедности.

Хотя Россия не входила в число стран, которые были исследованы в работе аналитиков ОЭСР, доступные данные об отношении россиян к неравенству демонстрируют, что они мало отличаются от динамики общественного мнения, зафиксированной за рубежом. Как следует из работы главы Центра стратификационных исследований Высшей школы экономики Светланы Мареевой, более 90% представителей всех социальных групп в РФ, включая средний класс, оценивают существующее в стране неравенство как «излишне глубокое и в высшей степени несправедливое».

При этом роль ключевого актора в борьбе с неравенством население РФ также отводит государству, но оценка его реальных действий в этом отношении очень критична, даже в ядре среднего класса доля респондентов с такими взглядами составляет почти три четверти. При этом сейчас Россия, по данным Всемирного банка, по сравнению с европейскими странами характеризуется более высоким уровнем неравенства, в то время как по сравнению со странами БРИКС или США — более низким.

Подготовил Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.